ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но я же не сама это придумала… – Катя была в полной растерянности. Она никак не ожидала подобной реакции и не знала что сказать, чтобы успокоить подругу. – Да это ведь всего лишь конкурс. Я, наоборот, знаешь как обрадовалась, когда узнала, что ты тоже участвуешь. На репетиции можно вместе ходить…

– Мне не участие нужно, а победа. В одном этом дурацком конкурсе. Мне просто надо стать «мисс», понимаешь? И все. Потом я просто выйду замуж. Быстро и удачно. А ты будешь ходить по подиуму в Нью-Йорке столько, сколько захочешь. Заберешь маму. Девчонок. Все будут счастливы. Просто позвони Анне и скажи, что не будешь участвовать. В конце концов, ты что, не можешь просто заболеть?

– Но она столько всего для меня сделала…

– А я? Мы с мамой мало для тебя сделали? Прятали, когда пьяный отчим за тобой с ножами гонялся, операцию твоей матери оплатили, лекарства доставали.

Это был удар ниже пояса. Катя глубоко вздохнула.

– Это все так… И я всю жизнь буду за это вам благодарна. Поверь, мне даром не нужен этот конкурс. Если бы не Анна…

– Поговори с ней!

Катя, как всегда, отступила под напором рыжеволосой бестии.

– Я поговорю.

Вечером, возвращаясь от Лизы, Катя с ужасом думала, что же ей теперь делать. Поговорить-то она, конечно, поговорит, вот только Егорова ни за что не согласится. За несколько месяцев работы моделью Катя успела понять, что это жестокий бизнес. Бизнес, где нет места эмоциям.

– Привет, красавица! – у дверей автомастерской стоял высокий, красивый парень, широко улыбался и махал ей рукой.

– Мишаня!

Она бросилась ему на шею. Вот кто ей сейчас нужен. Лучший друг. С Мишей они выросли в одном бараке и были как брат и сестра.

Они забрались с ногами на большой старый ящик с инструментами, и Катя выложила все.

– И ты боишься, что Лизка никогда тебя не простит? – уточнил Миша.

– А думаешь, простит? – совсем по-детски спросила Катя.

– Простит, конечно. Ну, станет не королевой, а вице-мисс. Думаешь, олигарху не все равно? Есть корона и ладно.

– Так-так. И с каких пор ты начал в олигархах разбираться, Мишаня? – хмыкнула Катя, окинув теплым взглядом промасленный рабочий комбинезон друга.

– С тех пор, как один такой перец прибрал к рукам наш сервис.

– Что, прям настоящий олигарх? Лизка говорит, что в Магадане они не водятся.

– Местный воротила. Все как надо: «мерин», охрана, красный пиджак, златая цепь на дубе том. Кликуха, кстати, под стать. Черепом зовут.

– Страшный, наверное? – поежилась Катюша.

– Да не особо. Фамилия просто Черепов у него.

– И что, он вас притесняет?

– Да нет, ты знаешь, наоборот. Даже зарплату подняли. Скоро мой Данька мелкий подрастет, и я тоже его сюда пристрою. Заживем! А как твои сестренки? Часто вижу их, но поговорить как-то не удается.

– Тоже растут. Мечтаю забрать их в Нью-Йорк.

– В Нью-Йорк? Ты же в Париж укатила.

– А теперь качу в Нью-Йорк!

– Вот это жизнь, Катюха! Ты даже не представляешь, как я за тебя рад.

Глава 4

Как и следовало ожидать, Анна Егорова не позволила Кате отказаться от участия в конкурсе. Теперь она ежедневно ходила на репетиции, которые превратились в настоящую пытку – Лиза с ней не разговаривала. Более того, стоило подруге подойти ближе, чем на три метра, Каменовская демонстративно отворачивалась.

Миша во всем поддерживал Катю, уверял, что Лиза скоро отмякнет и все станет как прежде. Он даже пытался поговорить с ней, но девушка едва не выцарапала Мише глаза. Какими словами она его только не называла!

– Кать, я не понимаю, как вообще вышло, что вы подружились. Ты такая добрая, а эта рыжая… просто стерва! К тому же расчетливая дрянь.

– Не говори так. На самом деле Лиза хорошая. Просто амбиций у нее через край. Да, ищет она олигарха. Ну а что плохого? Так везде. Думаешь, в Париже по-другому? То же самое. Многие красивые девушки ищут богатого мужа, только не говорят об этом так открыто. Вот и вся разница. Ну, хочет человек выбиться в люди! Силы воли ей, кстати, не занимать.

– Да пусть выбивается! Но только не за чужой счет!

– Не пойму, с чего вы все решили, что я стану «мисс». Там, между прочим, будет жюри. И вполне возможно, что победу присудят Лизе или вообще какой-нибудь другой участнице.

– Кать, ты сама-то в это веришь? Ты – перспективная модель международного класса. А они кто? Обычные девчонки!

– Ты знаешь, Миш, а я ведь тоже обычная девчонка. То, что мне удалось попасть на подиум, – удача, фарт. По сути, это фантик, который в любой момент сорвут и выкинут. И что останется?

– Не выдумывай. Останется роскошная супермодель, как ни крути.

Но Катя так вовсе не думала.

Однажды Миша пришел встретить подругу с репетиции. Анна, едва увидев его, присвистнула.

– Молодой человек, а вы никогда себя в модельном бизнесе не пробовали? – с ходу поинтересовалась она.

– Н-нет, – опешил Михаил. Он заикался в детстве и теперь иногда, если волновался сильно. – Эт-то все для девчонок. Я вообще автомеханик. Вы эт… Если что с машиной н-не так, обращайтесь.

– И зубы ровные, – пробормотала себе под нос Анна.

– Чего-чего?

– Вы в курсе, что могли бы сделать неплохую карьеру в той же сфере, что и ваша подруга?

– Эт-то по подиуму что ли ходить? – усмехнулся Миша. – У меня, вы знаете, с ориентацией все нормально.

– Не сомневаюсь. Но это тут ни при чем. У вас отличные данные, вы могли бы уехать з границу и зарабатывать, как минимум, в десятки раз больше, чем сейчас.

– Да л-ладно вам эт… ерунду говорить! – отмахнулся Миша от назойливой дамы. – Катя, собирайся, пойдем.

Но Анна уже знала, что нашла еще один бриллиант, причем на той же самой улице.

«Нормальные герои всегда идут в обход», – любила повторять мама Лизы. В первый момент девушка почти отчаялась и даже хотела отказаться от участия в конкурсе. Зачем вступать в соревнование, которое заведомо проиграно? Но потом… Она успокоилась, взглянула на ситуацию со стороны и увидела другой путь. Объездную дорогу, которая приведет ее к победе.

Спонсором конкурса красоты должен был выступить не кто иной, как Андрей Павлович Черепов, больше известный в городе как Череп, официально – крупный магаданский бизнесмен, неофициально – глава преступной группировки. Он же будет председателем жюри. А ведь кто платит, тот, как известно, и выбирает королеву.

Узнать, где бывает Череп, для дочери прокурорского работника не составило труда. Авторитет ежедневно обедал в ресторане «Бельведер», который, собственно, ему и принадлежал.

В тот день она собиралась долго и тщательно, ведь это должен был быть выстрел на поражение. Зеленое платье подчеркивало редкий цвет огромных глаз и очень шло к волосам. Широкий пояс обнимал осиную, в пятьдесят пять сантиметров, талию. И да, сюда нужен мамин бобровый полушубок. Он ни в коем случае не должен решить, что Лиза нуждается в деньгах.

В половине второго (Череп обычно приезжал в «Бельведер» около двух) Лиза устроилась за столиком «Бельведера». Выбрав в меню самые дорогие и сложные в приготовлении блюда, она открыла томик, прихваченный из домашней библиотеки. «Три возраста Окини-сан» Пикуля. Андрей Павлович, к слову, происходил из интеллигентской семьи: его покойный отец был в городе крупной партийной шишкой, так что на простушку такой мужчина может и не клюнуть.

Он приехал в пять минут третьего. В окружении охранников и под руку с какой-то блондинкой. Девица выглядела вульгарно, но эффектно: метр восемьдесят (то есть на две головы выше самого Черепа), невероятно худая, даже костлявая, короткие желтоватые волосы, будто только вчера вытравленные перекисью и собранные в куцый хвостик. Лет на пятнадцать моложе Андрея Павловича, но при этом лет на семь старше Лизы, узкое личико не обезображено интеллектом. Лиза осталась довольна осмотром и решила, что верно выбрала тактику.

Череп заметил Лизу почти сразу. Любой бы заметил. Быстрый взгляд темных глаз скользнул по ее лицу и груди. Секунда. Стоило ей чуть повернуть голову, как он уткнулся в меню.

5
{"b":"586749","o":1}