ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если у вас есть чем похвастаться, вы должны это подчеркивать. Если, например, грудь как у меня, выбирайте декольте, – томным голосом учила директор модельного агентства и демонстрировала им явно силиконовую грудь четвертого размера. – Если губы сексуальные, они должны быть яркими. Ни в коем случае не делайте яркими тонкие губы! Вы меня поняли? Боже упаси!

Главным достоинством Лизы Каменовской безоговорочно были признаны рыжие волосы. Потому что зеленые глаза, пусть и более мутных оттенков, были еще у трех участниц. А вот огненные кудри – только у Лизы.

Впрочем, главным основанием для ее уверенности в победе были, конечно, вовсе не роскошные волосы, а покровительство Андрея Павловича Черепова.

Вдруг что-то заметив в зеркале, Лиза схватила уже отложенную кисточку, слегка коснулась ею румян и вновь провела по скулам.

Теперь, наконец, она была вполне довольна своим отражением. Катька все еще копалась. Вытягивала свои длиннющие, прямые как палки волосы. И Лиза все-таки не выдержала:

– Ну, я думаю, ты понимаешь, что в данной ситуации шансов у тебя нет, – вся накопившаяся злость хлынула из нее яростным потоком. – Еще не поздно отказаться, кстати. Скажи, что тебя агентство срочно в Нью-Йорк вызывает. На съемки. Это лучше, чем проиграть.

Теперь Лизе мало было одной победы. Она жаждала отмщения. Хотела морально уничтожить соперницу, бывшую еще совсем недавно лучшей подругой.

Но Катя не сдалась. Не растерялась как прежде, во время их редких ссор. Три года в Париже изменили Снегиреву. От прежней скромницы осталась одна только ангельская внешность. За этой оболочкой теперь чувствовались характер и выдержка. Катя больше не пасовала. Что ж, если Лиза жаждет драки, она готова.

– Да с чего ты взяла, что я непременно проиграю? – повела пшеничной бровью Снегирева. В искусственном освещении она казалось невероятно худой. – Я профессиональная модель международного класса. У меня есть имя в этом бизнесе. Я останусь звездой вне зависимости от результатов конкурса. Если хочешь знать, Егорова уго-ва-ри-ва-ла меня участвовать, чтобы поднять уровень регионального мероприятия. Им просто повезло, что я семью повидать приехала. А ты… ты всего-навсего любовница генерального спонсора.

– Всего-навсего, ага, – усмехнулась Лиза, сверкнув зубами. – К тому же это конкурс красоты. А ты просто тощая вешалка для платьев. Ни груди, ни попы. Рост и худоба. Что в этом красивого?

– Зато у тебя с ростом проблемы, – парировала Катя. – Признайся, небось прибавила сантиметров пять. Иначе бы тебя не взяли! Да и формы твои – сомнительное преимущество. Думаю, через пару лет ты вообще расплывешься, если будешь столько жрать.

– Да наплевать, что будет через пару лет. Я тогда уже буду замужем. А прямо сейчас стану «Мисс». Ну, хочешь, поспорим? Любые ставки!

Катя вздрогнула и изменилась в лице.

– Что, боишься? – продолжала дожимать ее Лиза. Она уже просто не в силах была остановиться. Если Каменовская впадала в ярость, она не успокаивалась, пока не изольет злобу до конца и не выскажет собеседнику все, что о нем думает. И вот, судя по Катиным растерянным глазам, победа была близка. Но вдруг Лиза заметила, что Снегирева смотрит куда-то в сторону.

– Тебе не кажется…

В следующее мгновение они обе услышали, как в замке повернулся ключ. Кто-то запер дверь!

Девушки бросились к двери и стали колотить в нее, но все, что они услышали, – быстрые шаги по коридору.

– Семь минут до выхода! – завопила Лиза.

– Да, похоже, ты здесь не самая наглая претендентка на корону, – хмыкнула Катя, но по дрожащему голосу ясно было, что она тоже в ужасе. – Вообще-то у меня есть идея, как отсюда по-быстрому выбраться, но тебе не скажу.

– С ума сошла, что ли? Рассказывай скорее!

– И не подумаю, – вдруг заявила Снегирева, пожав плечами. Она взяла себя в руки.

– Как это?! Мы же опоздаем.

– Опоздаем.

– Нас будут искать, и если не найдут, начнут без нас, – пыталась достучаться до Кати Лиза.

– Вполне возможно.

– Но тогда…

– Тогда корона достанется кому-то другому. Так тебе и надо.

– А тебе что, все равно?! – недоумевала Каменовская.

– Я же сказала – да, на моей карьере это никак не отразится.

Своим спокойствием Катя привела Лизу в еще большее бешенство, хотя казалось, что это просто невозможно. От злости стучали зубы и дрожали руки. Совсем как тогда, в первом классе. Эх, жаль, стопки учебников под рукой не было. Она начала закипать.

– А мне не все равно! Ты можешь мне хотя бы помочь?!

– С какой стати? Ты все время подготовки от меня нос воротила: стоило в раздевалку зайти, тут же задницей поворачивалась, хотя прекрасно знала, что от меня ничего не зависит! И сейчас мне полчаса хамила, пока мы гримировались. Враги так себя не ведут. А ты не враг мне и не чужой человек. Ты подруга. И поэтому знаешь, это предательство. Самое настоящее. Нет уж, дорогая. Корона тю-тю.

Лиза стянула с ноги туфлю-лодочку и со всей силы зашвырнула в Катю, но та ловко увернулась. Туфля разбила зеркало за спиной блондинки, и осколки со звоном посыпались на пол.

– Не напугаешь. Я и не с таким сталкивалась. Правда, чем выше уровень, тем меньше хабалок.

Лиза зарыдала в бессильной злобе.

– Но Катя… я же… Я же просто обиделась на тебя… Почему все тебе… Это слишком жестоко! У меня судьба сейчас решается, понимаешь? Ну… Катюха… Будь человеком, а? Скажи, что мне сделать? – наконец проговорила она совершенно другим тоном.

– Ну, для начала можно извиниться, – предложила Катя.

– Извини. Довольна?

– Вполне, – кивнула невредная Катя и потянулась к занавеске, отдернула ее жестом фокусника, и Лиза увидела допотопный телефонный аппарат.

– Уф-фф… Слава богу! Не могла сразу сказать! Звони скорее, пусть нас вытаскивают.

– Ой… слушай, он что-то не работает. Там гудков нет. Ой…

– Да он и в розетку не включен, – вздохнула Лиза, подобрав с пола шнур. – Его, видно, так просто за штору поставили, потому что выбросить лень. А потом просто забыли.

– Прямо как нас…

Теперь уже и Катя забеспокоилась. Конкурс и впрямь мало что значил в ее карьере, но подводить организаторов нельзя – это плохо скажется на профессиональной репутации. Да и чисто по-человечески перед Анной неудобно…

– Две минуты до начала, – взвыла Лиза. – Ты понимаешь, коза, что мы опоздали?!

– Еще нет. Давай шпильку, невидимку… хоть что-нибудь… Быстро!

Следующие пять минут Катя сосредоточенно ковырялась в замке. Вскрывать замки ее учил один из криминальных отчимов. Надо сказать, это умение в жизни пригодилось даже больше чем, например, синусы, косинусы и тангенсы. Вскрыть замок подручными средствами удавалось почти всегда, но этот был очень старым проржавевшим, и не поддавался.

– Нет. Так его не открыть, – наконец констатировала она.

Лиза плакала. И была в этот момент похожа на маленькую девочку. Очень красивую маленькую девочку. И Катя вдруг вспомнила их детство. Будто кто-то взял и включил старый позабытый фильм.

Поддавшись внезапному порыву, она обняла подругу и погладила по голове.

– Слушай, ну зачем тебе эта корона? Не в ней счастье, поверь… Ты только год в Москве. Тебя еще заметят! Там так много богатых людей…

– Титул нужен… Чтобы замуж выйти…. Удачно… – ныла Каменовская.

– Да рано тебе замуж! Давай я тебя лучше в наше агентство пристрою.

Лиза на мгновение перестала плакать и недоверчиво посмотрела на Катю.

– Правда? Ты же говоришь, я не подхожу? Роста не хватает и формы…

– Это я специально, чтоб тебя осадить. Конечно, для работы на подиуме рост маловат, но для фотомодели данные отличные. Я уже думала об этом, если честно, но решила, что ты вся в учебе и тебе не до этого. Да и тетя Кристина не в восторге будет. Но раз для тебя это так важно… Давай…

В этот момент в замке заскрежетало.

– Эй, вы чегой-то тут, миски? – послышался дребезжащий голос уборщицы. – Вам в десятую гримерку надо было, а не в двести десятую. На другой этаж! Вот дурехи-то. Одни ноги, мозгов нет. Шлепайте скорее на сцену. Там из-за вас начало задержали.

8
{"b":"586749","o":1}