ЛитМир - Электронная Библиотека

Девчонок дважды уговаривать не пришлось.

Анна Егорова лично перевернула уже, кажется, весь Дом культуры. Ключевая участница как в воду канула. Лиза Каменовская тоже куда-то запропастилась, но это Анну не так волновало. Хотя… уж не подрались ли? На репетициях-то они и слова друг другу не сказали. За время работы в модельном бизнесе Анна не раз видела, как из-за конкуренции рушится даже самая крепкая дружба.

– Что нам делать? – растерянно спрашивала ее помощница, маленькая быстроглазая Эля.

– Мы ждем еще пять минут и начинаем с тем составом, который есть, – сказала Егорова, бросив нервный взгляд на часы. – Еще пять минут, больше мы себе позволить не можем. Для нас это провал теперь в любом случае, но если все вообще угробить…

В этот момент запыхавшиеся подруги предстали перед ней.

– Да вы… Да… Меня сейчас инфаркт хватит, вы это хоть понимаете?! – Анна задыхалась от переполнявших ее эмоций, благо верная Эля уже подсунула начальнице стакан воды. – Катя, ты-то как могла! Ладно, сейчас не время. Живо на сцену! Лиза, бретельку поправь! Ладно, давай я сама… Все! Работаем!

Самые красивые девушки Магадана, выстроившись согласно порядковым номерам, предстали перед публикой и телекамерами. Телекамер, правда, было немного – всего две. Одна государственного канала, другая недавно созданного коммерческого.

– Жюри предстоит определить не просто самую красивую девушку, но и самую талантливую, образованную, хозяйственную, – невозмутимо вещал ведущий и по совместительству ди-джей самой популярной в городе радиостанции.

Потом, как водится, слово предоставили мэру. Так в Доме культуры начиналось любое мало-мальски значимое мероприятие.

– Я уверен, девушки сегодня продемонстрируют весь свой талант быть настоящей хозяюшкой, хранительницей домашнего очага, помогут всем присутствующим в зале ощутить красоту этноса, языка, народного творчества и традиций коренных народов Севера. Проигравших в конкурсе не будет! – радостно заявил городской глава.

«Ага, не будет, как же, – вздохнула про себя Катя. – Только Лизка вцепится мне в волосы, а потом два года будет обвинять во всех смертных грехах. И главным образом, естественно, в неудавшейся охоте на олигархов».

Катя прекрасно понимала, что перемирие временное, ведь Лиза пошла на него только от страха все потерять. Но теперь она стоит на сцене гордая и красивая и не сомневается в своей победе. Зря, между прочим, не сомневается…

Катя была искренне благодарна и ведущему, и мэру за то, что они своими пространными речами дали им возможность немного отдышаться.

Она постаралась переключиться, перестать хотя бы на время выступления думать о Лизе, с которой они только что в гримерке вроде бы помирились, но которая совсем скоро может вновь обвинить подругу в предательстве.

Андрей Павлович Черепов сам не мог объяснить, что произошло. Все, что приходило на ум, – модное молодежное словечко «фэнтази». И в рифму ему «экстази». Как в юности хотелось сочинять стихи. Это было за гранью реального и разумного, за пределами того рационального мира, к которому он так привык и в котором так комфортно себя чувствовал.

Он скучал в жюри очередного конкурса красоты, в котором в очередной раз участвовала его любовница. Тоже, разумеется, очередная.

Он боролся с зевотой. И девицы казались на одно лицо. И вообще хотелось все бросить и уехать на объект. А девочек потом и на дачу заказать можно. Любых.

А потом вдруг это произошло.

Во время какого-то нудного конкурса (он прослушал, какого именно) на сцену вышла лесная нимфа. По крайней мере, он именно так представлял себе лесную нимфу. В ней не было ничего искусственного. Совсем ничего. Длинные локоны цвета расплавленного золота, огромные, как блюдца, голубые глаза. Бледное лицо. Но эта бледность нисколько не портила девушку, а лишь придавала ей аристократизма. А вот аристократизм делал ее принцессой лесных нимф. Но, самое главное, за этой внешностью был человек. Черепов чуял это, а чутье никогда его не подводило.

Ради нимфы он даже заглянул в буклет. Номер шесть. Та самая Екатерина. И впрямь удивительно хороша. Странно, вчера в пуховике она выглядела совершенно иначе – тоже красиво, но по-другому.

С этой девушкой хотелось говорить. Ее хотелось разгадывать. И Андрей Павлович очень надеялся, что прекрасная Екатерина не обманет его ожиданий.

Итог конкурса был предрешен, и он знал, что кое-кто будет от этого в бешенстве. Ну, она сама виновата, что позволила себе думать, будто сможет обвести вокруг пальца самого Черепова. Неплохой урок для зарвавшейся избалованной девчонки, быть может, через много лет она еще спасибо скажет.

Все это он придумал сразу. Еще тогда, когда позволил уговорить себя в ресторане. Если такая куколка решила поиграть с ним – почему бы и нет. Вот только наивно было с ее стороны надеяться выиграть. Впрочем, эта история немного развлекла его, но теперь игра подошла к концу. Вот почему Черепов откровенно скучал в жюри. До того самого момента, когда видел Катю.

Этот конкурс красоты был в истории города первым, поэтому право короновать победительницу предоставили генеральному спонсору. То есть сначала предлагали мэру, но городской глава по непонятным причинам отказался исполнять эту почетную миссию. Андрей Павлович вышел на сцену на ватных ногах. Он не помнил себя от волнения и будто в одно мгновение помолодел на много лет. Это было невероятно, но рядом с этой девушкой он смущался и робел.

Вблизи Катя оказалась еще красивее. А когда она улыбнулась, Андрей Павлович понял, что пропал окончательно. Ему вовсе не надо было что-то там о ней узнавать, интервьюировать, изучать родословную. Он все решил сразу.

«Я женюсь на ней». И никак иначе. И сразу все встало на свои места.

А Лиза… Лиза в тот день стала вице-мисс.

Черепов не появился на банкете после конкурса, хоть это и было предусмотрено протоколом мероприятия. Сказать, что Лиза была в бешенстве, это ничего не сказать. Она готова была растерзать любовника немедленно, но Анна просто не выпустила ее из зала.

Тогда она решила напиться, и это удалось ей довольно быстро, благо текила на банкете лилась рекой. Пока другие конкурсантки элегантно потягивали шампанское, Лиза опрокидывала стопку за стопкой, пока, наконец, не поняла, что готова. В тот момент на сцене пела местная рок-группа, к которой девушка и ринулась, расталкивая музыкантов. Они сперва оробели, а потом пришли в себя и даже попытались сделать появление пьяной красавицы фишкой своего номера. Но не тут-то было! Лиза прорвалась к микрофону.

– Этот конкурс – просто позор города, – с ходу заявила она. Первые лица, спокойно жевавшие салаты в окружении длинноногих моделей, вздрогнув уставились на сцену. – Вы только посмотрите на эту мисс! Она же страшная! На нее за всю жизнь ни один мужик не клюнул. Уж поверьте, я эту дылду знаю с детства. Она в Магадане-то не живет. Уедет на свой Манхэттен, а мы тут с вами останемся…

Охрана ринулась было на сцену, но Анна сделала им знак, что справится сама.

Организатор конкурса, нацепив на лицо лучезарную улыбку, вышла на сцену и, приобняв пьяную Лизу за талию и шепнув: «Не выставляй себя на посмешище», принялась объяснять собравшимся, что все дело в конкурентной борьбе и что каждая из участниц по-своему прекрасна.

Потом Лизу по-тихому усадили в такси и велели ехать домой, но она, конечно, отправилась прямиком к любовнику.

А Кате ничто в этот день не могло испортить настроения. Миша тоже был здесь, на банкете в ее честь. Друг все-таки ее послушался – сделал портфолио, больше для того, чтобы доставить Кате удовольствие. Но, похоже, Анне, с ее даром убеждения, все же удалось что-то ему втолковать, потому что парень стал относиться к модельному бизнесу гораздо серьезнее.

– Я слышала, у кого-то скоро первый показ в Магадане, – шепнула Катя, когда друг пригласил ее на танец.

9
{"b":"586749","o":1}