ЛитМир - Электронная Библиотека

Урожай круглый год, милосердные дожди в срок, моря наперегонки с солнцем до заката, где в конце концов море глотает золотую пуговку совершенно незаметно для себя – особая милость, немногословная печать быстропроходящего времени человека.

Южные врата – врата лечебниц, активного отдыха, белые одежды людей пахнут незнакомыми цветами и ветром в липкой паутине дынного сока.

Морские пути, и там тоже люди везде, нет пустоты, нет разложения, старые люди и корабли делятся опытом друг с другом, и вижу только одну сплоченную нацию – нацию морских и океанических профессий.

Торговец своих национальных изделий, продуктов или поделок своего народа настоятельно рекомендует быть добрым к нему. Южный брат или южная сестра, постойте, замрите на минуту. Пробежал ли между нами ток – тот самый ток торгового соглашения?

Если нет, то я просто беру в руки ваши или не ваши произведения и знаю, что купят после меня и еще попросят принести.

Затем гигиенично, многотонно, без личных улыбок и движений эти южные плоды с достоинством мясных матрон оставляют свои края для разных стран в вагонах стремительных поездов.

Море внимает, как уносятся поезда в ночи, тихо шепчут миллиарды капель, что составляет всего лишь одна морская волна: «До свидания!» Никогда ни в ком не угаснет мечта о бессмертии.

Транссиб - _14.jpg

Шум поездов и крики ночных птиц, и вторит им захлебывающийся шум морских штормов, симфония, ночной оркестр без человека. Только Полярная звезда, почетная гостья всех континентов, одобрительно сверкая, даже в такт пританцовывает.

Только кто-то, кому не спится, ночным гостем выныривает в иные пространства закрытых царств, разных королевств, в подводный мир других братьев, омытых глубокими водами, где нет солнца и ветер совсем другой.

А кто-то просто плавает. Звезды, как капли светящихся пространств – те, которые попрятались в глубинах внизу.

Так я вижу картины кусков и откровений Юга, слышу звуки, льющиеся из головы. Ноги спокойны, как земля во временном пристанище – поезде, умчавшемся, как все-все, по расписанию.

От заката до рассвета в величавых восхождениях и спусках все поля, леса и реки великие, разные водные просторы, тайга – все то, что видят и слышат глаза, все в нас.

Этот поезд и эти дорога сотворены для нас, радуются все. Детские лица, лица взрослых и старых людей, всех их касается слово человеческое, дорога человеческая, и кто-то уже испил свои порции, а кому-то только предстоит. Сколько радостей впереди.

В нас птичье пение разных пород, в нас вода и хлеб, в нас приятие и долг человека друг к другу. Для нас эта милая женщина-проводник несет бремя больных ног под синим сукном. Для нас станции, и все города, и открытия новых законов человеческого взгляда на самих себя.

Колеса стучат, солнце добавляет или убавляет жар в топках небесных, природа меняет свой цвет. В спокойную разумность, в прохладную ясность при трезвых звездах хорошо откормленные травы и цветы – въезжает гордо мой поезд в Среднюю Русь – Урал-Зауралье.

Транссиб - _15.jpg

Красивый русский старик – через плечо пила. Я знаю эти жилы, эти руки, тревоги простых сельских людей. Ясные глаза ни при чем, уйдут все величины философии, науки, культуры, вся красота и победа их, а простой народ останется – народ, который всегда рождает гениев и талантов человечества.

Мы взаимно рады друг другу радостью живых, радостью представителей простого народа. Он рад мне доверить свое простое слово о лете, предстоящем урожае, о надеждах, страстях и о детях, конечно. Я знаю, как живут и умирают эти люди простые. Нас роднит то, что кто был, тот будет.

Это знание – закон, как законны корни растений и пути вращений вокруг нас разных планет.

Спускается закат, как будто борются уставшие силы с силами наступающего дня. Багровые краски на фиолетовых полях неведомых небесных стран выводят на свет сестричек-звездочек с тонкими шеями.

Наш поезд, совсем как основной двигатель прогресса силы и скорости, незаметно для всех нас съедает километр за километром.

Что за растительность, что за зверье и жнивье попряталось за горизонтом? Люди слышат только запахи – звуки льются из сердца. Они думают, что это душа поет. Все счастливы предсонным покоем.

Кому-то санный путь, кому-то крылатое путешествие, а кто водные пространства любит, и все равно все любят человеческий ноев ковчег, сообразно своим представлениям о единстве.

Я люблю наблюдать движение человеческих лиц, ликов и образов. В красивых пропорциях скрыта сила и ясность рода, в образах – будущее только зачинается. Все впереди.

Детские лица одинаково интересны – не скрою, любимы. В них я люблю рассвет, толковость и честность соблюдения правил этого и другого миров.

Транссиб - _16.jpg

Ребенок одновременно играет и там, и тут, и мы никогда не поймаем ребенка нигде.

Из всех нарядов выбираю я – детство, из всех смехов и огорчений выбираю я – детство.

Дети – изобильное, мудрое, трудолюбивое, всепрощающее племя, знакомое нам.

Дети – надежды и свет, начало и край земли. Все улыбки, слова и восторг губ знакомы вам.

Я шлю приветы сидящим передо мной детям в вагоне. Я осязаю их, как духи из неназванной страны, созерцаю представших милостиво всей солидной младенческой красой.

Взаимно радуется мне младенец. Багровый закат золотом ласкает нежные уши, словно как маленький дельфин бесстрашно открывает маленький рот.

В этих краях добывается железная руда под общим названием «черные металлы». Магнитная, Атач, Узянка, Ежовка, Дальняя – не просто названия, а комплекс гор – месторождений.

Приветный и открытый всем людям труда край богатства, труда и молений – лежит передо мной еще одна моя страна.

Золото, медь, никель, алюминий и цветные металлы в крутом замесе земли, воли и ума совсем как отдельная планета – проходят в ряд отличительных знаков победы и счастья по земному ранжиру.

Эти разные – стали единым, стали плотью, кормящей народ, стали органом, объединяющем все в необидном распределении разных профессий.

Сталелитейные заводы, нефтепромыслы, разные крупные фабрики и заводы, доменные печи, трактора, вагоны и большие комбайны – много людей, много идей, много часов и суток, и все результаты налицо во все времена года.

Транссиб - _17.jpg
Транссиб - _18.jpg

Как писать о рабочих братьях и сестрах правдиво и красиво? Как восхвалить их труд и судьбу необидно? Как увидеть ткань их души и тела воедино в труде простом и мускульном?

Человек и труд – ведь синонимы однако. Человек на железной дороге, в рыбачьих суднах, в фермах, в заводах у доменных печей.

Тот, кто слышит песнь доменной печи, тот понимает лязгание дороги железных путей, как брата и сестру. Ежечасный порядок дня только как тяжелый труд?

Все, что видно глазу, все хорошее для нас творит и рабочий человек с простым лицом для вечности нашей.

Только в нас оценка их труда, только в нас единство и разъединения, обьятия и приязнь, только в нас, как летит планета, как играет природа и все остальное.

Все подбираются с поэтическим слогом к работникам, все знают, что работники – Божьи птахи, без возраста, накоплений, багажа семейных тайн и болезней, идущие вместе по воззванию даже за землю. Их все ждут одинаково, потому что в них развитие и возможности.

Работники владеют мощным словом и раскрытой жизнью – вместе с ними улыбаются и радуются произведения их рук.

4
{"b":"586751","o":1}