ЛитМир - Электронная Библиотека

Я могу перечислить все, начиная с железной дороги, но не стану, так как вся мощь и правда жизни говорит лучше за них.

Так что все книги стихов и поэм шагают вместе со мной, с тобой и с работниками. Все возможности, намеки и судьбы – через нас.

Пусть названия заводов, станций, месторождений не совпадают с ритмом строк, попадают они в кровь, в энергию, в желания народа.

Ночной поезд, люди, огни и шум станций шлют вам, промышленные горы и шахты, сигнальные огни тепла и приязни. В тормозках шахтерских, в куске камня от гранита все равно видна народная солидарность.

Песнь раскрытой ладони

Транссиб - _19.jpg

Ладони, полные людьми разных профессий, детьми и разными посадками, радостные от полновесных трудов изо дня в день ради дня.

Выловленные рыбы, смеющиеся от счастья преодоленного дня, из морей, океанов вернувшиеся живыми сыновья, сестры, братья.

Сильные руки лесорубов. Слышно, как кричат пилорамы? Запахом смолы пропитаны даже новорожденные дети в близлежащих лесах и полянах.

Как пекарь перекатывает с ладони на ладонь заново, как в первый раз, сотворенный хлеб, белый и черный, в едином восторге все кричат: «Мне, мне!»

Машинист бойкий, без возраста и уныния, с радостным томлением мчится без препон и преград все вперед и вперед. И ладони его – лишь продолжение мчащейся огненной энергии на просторы.

Доктор, чьи золотые ладони для жизни, радость оживших, разорванных, улетающих дыханий в пространства, радость от спасенных жизней, полнокровная улыбка благодарности, восхищения и воли.

Быстрее стихии огня бегут спасатели, быстрее огня, воды и ветра смыкаются и размыкаются ладони, хаос и встречный ветер не колышат их стройные ряды, они сами, как большие ветры накрывают все смерчи и беды.

Разгадать и рассеять тьму, глотать и выплюнуть ее из мрачных глубин. Те, кому судьбой предназначено быть светящимся огнем в союзе жизни и богатства для страны – ладони шахтеров.

Ладони бездельников, их множество, они, как миры разных категорий, о них поются песни, и все музы отдохновения обеспечены работой.

Транссиб - _20.jpg

Хлебороб, пахарь, тракторист, кочегар, доильщик скотов разноголовых и все те, чьи ладони наточены, сосчитаны и вытащены в светлый рай многоликих рук только как труды. У них нет лица для документальной биографии, их знают только добрые соседи и близкие.

Страна и эпоха, люди и народ, как шпалы, как большие корабли, взлетающие ввысь невиданные сооружения, люди, повернувшие вспять свое время, молодость, кровь разных краев – только так живет материальный мир раскрытых ладоней.

В песне раскрытых ладоней нет ни слова огорчения.

В песне раскрытых ладоней нет ни слова о величии красивых профессий.

В песне раскрытых ладоней нет и утомительного перечисления всевозможных умений.

Песня эта коротка, как короток самый быстрый перегон.

Спеши, лети, мой поезд, разворачивай себя всеми рельсами и шпалами – и увижу я много всего, о чем в прошлые разы не упоминала.

В защищенной красоте, в тепле и прохладе вагона я вижу, как ненастье и дожди бьют животных и растений.

Где-то в лесных впадинах, в темнинах, где шикуют грибы втайне, неведомый мне лесной зверь слышит крик поезда – лишь трепет засохшей коры ему свидетель.

Насыщенная, плотная, молчаливо-говорящая природа пахнет, как густой бульон из кореньев, сказок, своих собственных тайн – невозмутимой природе наши знания о ней только как звуки со стороны.

Вот выскочили зайчата, промелькнули в защитную чащу вслед за матерью, как драгоценные бусинки из еще одного ожерелья тайги.

Лесные лилии на развитых и загорелых ногах – новый сорт цветов, мускулистых и неприхотливых. Много мужественной красоты и неожиданно нежный окрас зева у горловины внутри.

Со всеми листьями, травами и цветами, райскими птицами, со всеми внутренностями я – и мелочь, и величина, природный, радостный человек, проходящий, как невиданный свет среди всех остальных соцветий.

Каждый человек может сказать своему собрату: «Вы – нечто хорошее, что стали еще лучше благодаря мне». Так и я говорю: «Вы – лучше, потому что я рядом».

Отраженный свет, спущенный с распахнутых ослепительных пространств, как из ничего, сотворил и творит все. Знают об этом дети, познавшие первые буквы из ничего, образовавшиеся отраженные звуки, слова, предложения.

Дорога входит тем временем в Сибирь. Небеса поднялись быстрым движением, ясность и прохлада ощутимы даже через стекла вагонов.

Все новое в этой жизни, здесь и сейчас – так составы, вагоны, локомотивы, паровики и первые, древнейшие движения на колесах-рельсах из древнейших царств – всегда вдохновенные пространства, которым нет остановки.

В путешествиях мы видим лишь тени настоящих слов радости, ожидания, тоски по утерянным временам и странам. Эти тени тем не менее отражают все настоящее в данный момент. Они радостны.

В прекрасном движении и кружении стихий поезда сами, как стихии, везут все дальше и дальше новых людей, новые песни и возможности.

Знакомства слов, приязненные телодвижения – из одного конца в другой край заброшенные новые знаки.

Изменчивые картины небес, прихотливые убранства листвы и деревьев. Даже воздух, который разный и индивидуальный для каждой личинки человеческой в этом милом муравейнике проснувшихся ног.

И каждый маршрут неповторим, как неповторим вкус пирожков от пристанционных старух – телесность и смех души в единстве этом.

Проходят люди, зародятся новые, и новые рифмы в новой гортани сумеет вытащить все правильно и в срок новая милая поэтическая душа.

В солнечных днях чего в избытке? Новых слов, случайно залетевших поэтических сравнений? Или обилия лиц, заново проходящих – каждый со своим значением – в день вчерашний?

На остающихся дорогах, на хвосте вчерашней Европы, на прохладном, костистом теле уютно золотится уже день вчерашний.

Сибирь возникла – и все купе мгновенно стали сибиряками.

Даже при ярком солнце, в зените лета присутствует прелесть дыхания снега, чернобурого сияния далеких лесов.

Сибирь моя на моих плечах – мой отличительный знак красоты, вытканный из рождений, судьбы и выбора.

Не устаю повторять: «Чтобы быть и стать человеком, надо хоть один раз родиться на Севере. Все остальное – фантазии».

Железная дорога для Сибири, Севера – знак присутствия Бога на земле.

Важно и первое, главное условие – развитие и прогресс не убили Землю.

Это касается леса, воды, воздуха. Сибирь же располагает этими богатствами в избытке. Она же в будущем обеспечит всю планету этими бесценными дарами.

Транссиб - _21.jpg
Транссиб - _22.jpg

Что должны делать, какой вклад внести российские железные дороги в это будущее уже сегодня?

Довершить начатое, подобно хвосту и голове, отдыхающей змеи, сомкнуть круг и не впускать ничего лишнего – денег, экспериментов с человеческим материалом, знать начало и конец.

Сейчас же разные солнца встают, в разных поясах отображают разные течения, волны, приливы времен разных людей, наций и происхождений.

Этот поезд мыли в другом крае, в другом воплощении только вчера – сегодня он уже совсем пожилой, а возможно – только родился.

В Сибири все новое во все времена – люди, обстоятельства, неожиданные корни-ветки разных семей, отношения человека с Богом и с разными планетами.

Здесь новая подраса перетекает в расу, новые деньги, новые блага, новые лица, новые легкие качают, выдувают мои, а значит и ваши прохладные царства.

5
{"b":"586751","o":1}