ЛитМир - Электронная Библиотека

Дойти до каюты он не успел. Зазвенел и завибрировал на руке комм. И в то же время по корабельной связи, по всему транспортнику загремел приказ – на посадку! Сергей быстро глянул на коммуникатор – там дублировалось то же. Кротов выругался, развернулся и побежал на указанную палубу. Такова армейская жизнь, философски отнесся он к оставленным вещам, надо привыкать к новым, тем, что получил. Единственное, о чем он пожалел – это о лежавшей на дне сумки афганской хэбэшке. Это была последняя вещь, напоминавшая ему о Земле.

Когда-то, перед высадкой на Тарн, Кротов побывал на транспортнике. Джерези провела его по всем палубам. Палубы десанта, забитые капсулами и прочей техникой, тогда не показались ему такими огромными, как сейчас. Ангар всего с несколькими ротными десантными капсулами казался бесконечным. И люди, жидкими ручейками стекавшиеся к отдельно стоявшему посадочному модулю, тоже терялись на фоне этого гигантского чрева космического кита. Подбегая к строившимся у стабилизаторов капсулы алгатцам, Сергей на ходу разглядывал её. Такого он еще не видел.

Десантное судно только размерами напоминало обычную батальонную капсулу. Стремительные обводы приплюснутого заглаженного корпуса больше подходили атмосферным кораблям. Кротов уже знал, что в космосе квадратный или круглый корабль – роли не играет. Как и окраска судна. Но на космодроме Барраха этот летающий зверь, совмещающий сразу и мощь, и красоту, будет смотреться бесподобно. Понятно – принцесса Великой Империи не может прибыть на простом военном корабле. Надо сразу показать туземцам, с кем они имеют дело. Но красивая штука, признал землянин, ничего не добавить, не убавить – словно птица! Интересно, на каком корабле путешествует сам император?

Однако осмотреть королевскую капсулу изнутри ему не удалось. Опять завибрировал коммуникатор, и Кротов прочитал новый приказ. Выполняя, он резко развернулся и побежал на палубу аварийно-спасательной высадки. «Что опять случилось? – гадал он на ходу. – Долго меня еще будут гонять с палубы на палубу?»

Этот ангар был гораздо меньше. И тоже почти пустой. Несколько катеров и с десяток индивидуальных десантных капсул. В Академии их прозвали «яйцами» за характерную форму. Десантироваться в них можно было прямо из космоса. Во время учебы Сергей несколько раз успел прыгнуть в них. Средство для приземления было одно из самых удобных. Во всяком случае, по отзывам тех, кто ими пользовался. Небольшой размер, довольно мощная защита от ПВО противника, возможность маневрирования на разных высотах и вооружение, способное очистить свой квадрат высадки, – все это сделало «яйца» популярными в войсках. Кротов вспомнил легенду, услышанную в Академии: капсула не любит быть в одиночестве и не спешит расставаться со своим десантником. Для того чтобы человек не смог сразу её покинуть, капсулы стараются произвести приземление в самых неудобных местах, полагая, что солдат не захочет выскакивать в грязь или воду, и останется с ней. Наивные армейские сказки, похожие на армейские легенды, которые Сергей слышал еще в учебной части на Земле.

Возле холодно сверкавших летающих машин стояла небольшая группа. Сначала Кротову показалось, что это люди. Но приглядевшись, он понял, что ошибся. Людей было всего двое. Остальные пятеро – зардерцы.

– Где вы ходите, Кротов? – в голосе генерала Ширана сквозило раздражение. Сергей мог бы оправдаться, что он нигде не задерживался, а наоборот, как только получил приказ, сразу побежал сюда. Но он знал, что сейчас это бесполезно, в связи с высадкой все на взводе и каждому охота сорвать досаду на ком-нибудь. Ну, а генералу сам бог велел оторваться на подчиненных, ведь иначе какой он генерал? Вместо этого землянин вытянулся и отрапортовал о прибытии. Генерал еще не успел ответить, а низкорослый «мурзилка» в спецназовском бронике поставил перед землянином очередной пакет с амуницией.

– Какого черта! – не выдержал Сергей. – Я уже все получил и надел. – Он похлопал себя по знаку Алгатского полка на новеньком парадном кителе.

– У нас изменение в плане, – генерал торопился и говорил быстро. – Ты летишь с группой воинов Зардера. Времени объяснять нет совсем, поэтому Пассимуши растолкует тебе все уже на Баррахе. В пакете форма для действий в лесу, забрасывай в капсулу и стартуйте! Надеюсь, все пойдет так, как задумывали, и мы встретимся через какое-то время.

Генерал повернулся к зардерцу, ничем не отличавшемуся от остальных.

– Командуйте, Парибо! Мне пора!

С этими словами, он и второй офицер с капитанским знаком на груди быстро пошли к выходу. Пассимуши оказался в своем репертуаре. Он показал на крайнюю слева капсулу:

– Твоя!

Остальные без всякого приказа направились к своим машинам.

Сергей едва успел переодеться. Делал это прямо в ангаре, на виду у всех, и сейчас из-за этого нервничал. «Как мне это не нравится, – думал Кротов, усаживаясь в жесткое кресло. – Уже один раз так переиграли перед разведвыходом. Из всей вертушки тогда один я выжил». Дождавшись когда выскочившие из спинки ремни обхватят тело, он коснулся значка «готов». Серая пластина двери медленно поползла вниз, отрезая от него мир транспортника. Больше от него ничего не зависело. До самого приземления всем будет управлять электронный мозг капсулы.

Толчок, и на обзорном экране появились звезды. Сергей всегда любил смотреть в звездное небо. Сколько раз, натрудившись на рыбалке или на покосе, он замирал, лежа у потрескивающего костра, и завороженно глядел на это чудо. Звезды, у горизонта раскиданные не густо, ближе к зениту собирались большим сверкающим роем и, сливаясь, превращались в дымную реку Млечного пути. Однако после Зорна, после того как ему пришлось пройти через бархатные решётки Черного корабля, он стал воспринимать звезды по-другому. Он, так же как прежде, радовался их красоте, но теперь к этому чувству добавилось новое – звезды казались родными. Были и совсем непонятные, сумасшедшие чувства. Например, при взгляде на некоторые он чувствовал, что эти звезды очень вкусные! Сейчас, разглядывая незнакомые созвездия, он силой подавил нахлынувшие ощущения. Уж очень они некстати – через несколько минут земля Барраха, и неизвестно, что его ждет там, внизу. Аборигенов он не боялся. Пока работает электроника, работает оружие капсулы. Так что местных вояк с их мечами опасаться не стоит.

Но он помнил и о Черном корабле. Если там Предтечи, то для них наше современнейшее оружие тоже не страшнее, чем для нас мечи баррахцев. Он еще раз выматерился, вспомнив о том, как началась экспедиция. Опять вместо подготовленной операции его как щенка бросили в воду – или выплывай, или тони. Он даже не познакомился с теми, кому, возможно, придется доверять свою жизнь. А, черт с ними! На Зорне было еще хуже: ни своих людей, ни базы. Начинать пришлось в одиночку, в новом, совершенно незнакомом мире.

С этой стороны планеты наступал день. На экране поочередно появлялись, вспыхивали огненными брызгами и опять исчезали летящие единым фронтом еще пять капсул. Хотя активного противодействия высадке с планеты не ожидалось, автоматика все равно развела посадочные модули подальше друг от друга. «Как будем потом собираться? – запереживал Кротов. – Если внизу горы, то можем оказаться на противоположных склонах. Замучаемся искать друг друга».

Планета стремительно приближалась. В одно мгновение исчезла завораживающая чернота космоса, и вокруг разлилась синева. Ни облачка! Сергей быстро пробежал глазами информацию о температуре на месте высадки. Нет, ничего, жить можно, с облегчением констатировал он. По земным меркам, нормальный летний день. Кротов, как настоящий сибиряк, не боялся никакого мороза, но с трудом переносил жару. Он до сих пор помнил иссушающий горячий ветер Афгана. Ладно, погода не подкачала, может, и остальное пойдет нормально. Он разглядывал приближающуюся планету. Так и есть – горы. И хорошие горы. На обзорнике было видно, что в зоне высадки горы не очень высоки. Они сплошь были покрыты лесом. Но дальше горы становились все выше. Их снежные вершины рвались в небо. Ничего себе хребет! Целая горная страна. Сергей силой заставил себя оторваться от созерцания ландшафта и сосредоточиться на высадке. Капсула проводила противоракетный маневр. «На хрена? – сначала удивился Кротов, но потом решил: – Вообще-то электроника права – береженого бог бережет».

10
{"b":"586754","o":1}