ЛитМир - Электронная Библиотека

– Давно?

– Нет.

«Клещами из них слова тянуть, что ли?»

– Много? И кто?

– Один. Такой же, как наш провожатый, – кивнул в спину Крааха.

Посчитав, что сделал все, что надо, зардерец снова отстал. «Ну и глаза у них!» – Впервые Сергей порадовался, что ему в напарники достались такие спецы. Пару раз до этого он замечал, как один из зардерцев исчезал в лесу. Тогда он посчитал, что это для отправления физиологических надобностей. «Теперь понятно, зачем они это делают. Они ни на миг не забыли про то, что они на операции. Не то, что я, – Кротов корил себя, – растяпа, увидел следы, определил, что это телеги, и посчитал себя великим следопытом».

В стороне, в лесу, раздался шум. Все присели. Вдруг все зардерцы рванули в придорожные кусты. Следом сорвался чекранец.

– Стой, куда ты! – закричал Сергей и начал продираться через кусты вслед за аборигеном. Метрах в двадцати от тропы Кротов выскочил на живописную группу. «Где-то я это сегодня уже видел», – подумал он. На земле на животе лежал человек, его руки были стянуты за спиной желтым шнурком. Рядом валялся лук, чуть дальше круглый колчан с рассыпавшимися стрелами, а вокруг стояли с невозмутимыми лицами маленькие лесные духи – зардерцы. «Черт! Им бы комбезы снять, и точно лешие из наших сказок!»

Краах сразу подбежал к лежавшему. Когда он перевернул его, тот попытался привстать и, бешено глядя на земляка, что-то прошипел. Заговорил он не на всеобщем, и понять, что именно он сказал, Сергей не смог. Но хотя, что тут понимать, и немая сцена была ясна – новый пленник посчитал Крааха предателем.

Не отвечая своему, Ксанг повернулся к Сергею.

– Развяжите его, – попросил он. Хотя чекранец давно понял, кто старший в группе, он все равно предпочитал обращаться к землянину.

– Ты сначала объясни ему ситуацию, пусть успокоится. Потом развяжем.

Пассимуши, едва заметно, одобрительно кивнул. Мол, правильно. Ксанг помог пленнику присесть и начал горячо убеждать его в том, что мы друзья. Через некоторое время тот затих, и глаза его заблестели. Наверное, Краах рассказал о выстреле из плазмомета. «Да, похоже, им очень нужна помощь, – решил Сергей. – Как мы будем разруливать этот вопрос, когда они узнают, что наше оружие не действует?»

Абориген опять повернулся к Сергею.

– Он понял. Можете развязывать.

Кротов взглянул на Парибо. Тот кивнул. В это время один из зардерцев подобрал лук и стрелы и, как ни в чем не бывало, повесил их себе через плечо. Кротов вздохнул: «Все-таки плохо, что они ничего не объясняют. Наверное, они думают, что всем и так все понятно».

– Объясни ему сразу, что оружие отдадим, как только придем в поселение, – попросил Сергей. – Нож у него есть?

– Тоже отобрали.

Краах замялся. Тогда землянин сам обратился к новому пленному. Он был старше Крааха, хотя и не намного. Возраст был небольшой, но было видно, что жизнь его потрепала. Нос и верхняя губа были когда-то разорваны, и теперь белые полосы шрамов кривили лицо парня. Вот что значит жизнь без медмашины, жизнь как на Земле.

– Воин, как тебя зовут?

Тот промолчал.

– Я скажу тебе правду, а твое дело – поверишь ты мне или нет. Мы не хотим причинить вам зла. И, наоборот, можем помочь. Наше оружие намного сильнее вашего. Ты же слышал Крааха, он все рассказал. А твое оружие мы вернем, как только окажемся в поселении.

Сергей отступил, снова давая слово Ксангу.

– Его зовут Щерсн. Верните ему нож, – попросил Краах. – Ему нельзя появиться совсем без оружия. У нас это считается позором.

«Чертовы горцы, но не стоит в этот раз обострять». Кротов посмотрел на Пассимуши:

– Отдайте ему нож.

Тот хмыкнул, но кивнул вопросительно глядевшему на него зардерцу. Воин протянул пленнику нож в разукрашенных кожаных ножнах. Все это зардерцы проделали, не сказав ни одного слова. Щерсн прицепил нож на пояс, расшитый такими же узорами, что и ножны. Нового аборигена поставили между двух «мурзилок». Тот опять начал что-то быстро говорить Крааху, но слушать их резкую гортанную речь было уже некогда. Пассимуши показал Ксангу на его место впереди и, пока тот не ушел вперед, молча смотрел на него.

– Пошли! – скомандовал Парибо, и странный отряд двинулся.

Через пару часов начало смеркаться. Краах ускорил шаг. В это время Сергей обнаружил, что их отряд стал гораздо меньше. Исчезли все зардерцы, кроме старшего. И еще он заметил, что на поясе Парибо отсутствуют ножи. Пропустив вперед Щерсна, Кротов подождал Пассимуши. Луки обоих чекранцев висели у него за спиной.

– Что это значит, командир? Где твои люди?

– Так надо, – ответ зардерца был, как всегда, исчерпывающим. «Похоже, я скоро просто сам буду за них себе отвечать». Он ускорил шаг, обогнал Щерсна и вернулся на своё место. А еще минут через двадцать он признал правоту и дальновидность «зубастиков».

Дорога в этом месте выныривала из зарослей на небольшую поляну. Едва отряд вышел на открытое место, раздался повелительный окрик. Команда была не на всеобщем, и Сергей не понял её. Но появившиеся из леса, со всех сторон, воины – двенадцать человек, быстро сосчитал Кротов – направили свои разнокалиберные луки на немногочисленный теперь отряд, и все стало ясно. Он оглянулся – Парибо застыл, опустив длинные руки, и совершенно равнодушно разглядывал нападавших аборигенов через опущенную прозрачную маску шлема. Ощущение было такое, что он знал все заранее и нисколько не удивлен. Чекранцы – новые и старые – вступили в оживленную дискуссию. «Ну, вот зато эти разговорчивы и, похоже, даже слишком». Сергей тоже опустил руки и, стараясь не делать резких движений, смотрел на лица воинов.

Краах горячился, что-то доказывая старшему из нападавших. Тот сразу выделялся своим видом – у него были длинные, до самых плеч, седые волосы и небольшая, с седыми подпалинами, черная борода. Если остальным, по мнению землянина, всем было до тридцати, этому можно было дать лет сорок пять. С высоты возраста Сергея, это была почти старость. Но, несмотря на свой возраст, тот тоже горячился и размахивал руками, как молодой. В разговор вступил Щерсн, и через пару минут решение наконец было принято. Оба чекранца покинули строй и отошли к своим соплеменникам.

– Человек, по имени Сергей, и ты, демон, сложите оружие у своих ног, – громко приказал седой на всеобщем языке. – Иначе все эти стрелы сделают вас похожими на ветки секурай.

«Ишь, как командует, даже с поэтическими сравнениями, это, типа, мы станем все в иголках», – усмехнулся землянин. У него были большие сомнения, что стрелы смогут пробить броник, но обострять отношения, чтобы проверить это, не стоило. Помощь этих людей им очень может понадобиться; если Черный корабль действительно в этих местах, то за сто лет они могли и найти его.

Кротов положил у ног меч и игольник. Оглянулся. Парибо тоже положил игольник на землю. Мечей у зардерцев не было. В свое время, еще на корабле, Сергей отметил это, но подумал, что они, возможно, уже упакованы. Однако и на Баррахе он их не увидел.

Связывать их не стали. Не забрали и ранцы. Все это давало надежду, что они не настоящие пленники. Разделили и поставили между воинами. Раздалась команда, и все снова отправились в путь. В этот раз двигались чуть ли не бегом. Похоже, все стремились добраться до селения засветло. «Вот, теперь мы под конвоем, – пытался иронизировать Сергей, – как быстро жизнь меняется». Но особого огорчения он не чувствовал, примерно этого он ожидал. Никто не станет безоговорочно доверять чужакам, особенно, если находишься в состоянии войны и постоянно ждешь нападения. Больше его волновало то, чем они будут доказывать свою нужность чекранцам, ведь их страшное оружие больше не работает.

Во время этого последнего перехода он увидел первого всадника и первое транспортное средство. Уже все вокруг посерело, видимость сократилась. Чувствовалось, что еще немного и сумерки перейдут в ночь. Крик идущего впереди остановил конвой. Сергей был далеко от головы колонны, поэтому не видел, что произошло. В густеющих сумерках что-то темнело впереди, и слышались многочисленные выкрики аборигенов. «Встретили еще кого-то», – решил землянин. Через некоторое время впереди разобрались, и прозвучала новая команда. Все двинулись. Лесная дорога, по которой они шли до сих пор, здесь вливалась в более широкую, и, видимо, чаще используемую. Группа прошла мимо огромных, на взгляд Сергея, повозок, нагруженных бревнами. Деревянные колеса повозок были почти в рост человека, но после того, как он увидел, кто тащит эти телеги, решил, что их можно было сделать еще больше.

15
{"b":"586754","o":1}