ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трудный подросток. Конфликты и сильные эмоции. Терапия принятия и ответственности
Практическая характерология. Методика 7 радикалов
Договориться не проблема. Как добиваться своего без конфликтов и ненужных уступок
Стена
Код судьбы. Управляй своим будущим
История ворона
Межконтинентальный узел
Убийство Командора. Книга 1. Возникновение замысла
Исчезновение Слоан Салливан

Сергей, и правда, уже забыл о том обещании принцессы, данном на похоронах Джерези.

– Принцесса Алгала, я благодарен за то, что вы для меня сделали! Я и без вознаграждения пошел бы на Баррах.

– Я знаю, – просто ответила Алгала. Она поняла, про что он. В свое время она отменила воинский ритуал прощания с капитаном спецназа Джерези Горман и позволила Кротову похоронить любимую по русскому обычаю.

Не успел Кротов по достоинству оценить блюда, которые заказал на ужин, как появился гронец.

– Ты ешь. Я подожду, – он присел в кресло.

– Нет, давай по-простому, – Сергей расставил блюда, – присаживайся со мной, и поговорим. Что тебе заказать?

– Я сам закажу.

Глемас взял заказанный стакан с каким-то соком и спросил:

– Кто тебя вызывал?

Кротов ткнул пальцем в потолок каюты.

– Принцесса?

Сергей утвердительно кивнул. Гронец покачал головой, но ничего больше не спросил. Однако землянин чувствовал, что он хочет поговорить. Как только Кротов закончил ужин, Гронберг набрал что-то на комме и поднес экранчик к его лицу. Там светилась фраза: выйдем, погуляем. Также молча они вышли в коридор. Глемас повел к техническим лестницам. Спустившись на пролет, они остановились.

– Что за шпионские игры?

– Прости, Сергей. Я не хочу, чтобы Управление знало о том, что я ими интересуюсь. В каюте наверняка все прослушивается.

– Кто? Какое еще управление?

– Хозяйственное управление при императоре. Генерал Ширан.

– Хозяйственное?!

Глемас улыбнулся.

– Не обращай внимания на название. Это то же самое, что наше Министерство, но подчиняется непосредственно императору. И масштаб поменьше – занимается только самыми серьезными делами.

– Конкуренты? – Сергей тоже заулыбался.

– Да, в какой-то мере. Но мое личное мнение, – гронец наклонился поближе к землянину. – Это необходимый противовес. Иначе наша контора приобрела бы слишком много власти.

– А я и думал, что она у вас безгранична.

– Как видишь, нет. Я на борту один. Похоже, наши даже не знали об операции. Меня смогли направить сюда в последний момент. И то меня допустили только из-за тебя, потому что я лучше всех тебя знаю.

– А на самом деле – шпионить?

– Ну, зачем так грубо? Наблюдать. Ты можешь мне сказать, о чем они там с тобой говорили?

Кротов подумал, что ему никто не запрещал рассказывать о разговоре, и ответил. Он рассказал почти все о целях и задачах миссии. Не упомянул только о корабле Предтеч. Свое участие он объяснил теми же причинами, что и на Зорне – отсутствие импланта. Поверил ли Глемас, он не знал, но у того была хорошая привычка никогда внаглую не лезть с вопросами, пытаясь выяснить все. Гронец сделал вид, что узнал все, что хотел.

– Ладно, идем обратно. Завтра с утра тренировки.

– А ты чем хочешь заняться?

– Пойду с тобой. Надо тоже вспомнить, как держать меч.

Гронберг лукавил. Сергей не сомневался, что на корабле он один из лучших фехтовальщиков.

Утренняя зарядка, завтрак, и точно в назначенное время Сергей стоял у дверей зала. Появился Галенда. Они поприветствовали друг друга и вошли в помещение.

– Выбирай меч, – лейтенант подвел его к стене с учебным оружием. – Надо посмотреть, что ты вообще можешь с ним делать. Надеюсь, в Академии вам давали мечи в руки? Или только вибронож?

– Да, я немного занимался с мечом, – подтвердил Кротов.

– Давай проверим, чему ты научился, – Галенда отсалютовал и встал в стойку.

Сергей повторил движения, и они сошлись. Зазвенел металл.

Галенда не кинулся сразу в атаку, как ожидал Кротов. «Или он что-то узнал обо мне, или у него всегда такая манера ведения боя». Сергей тоже осторожничал. Помня, как пренебрежительно отнеслись алгатцы к его умению владеть мечом, он ожидал, что лейтенант окажется мастером-мечником. После первых разведочных выпадов, которые землянин легко парировал, снисходительная улыбка Галенды исчезла. Он начал убыстрять темп. Сергей чувствовал – это уже не проверка его способностей, лейтенант хочет показать свое преимущество. И еще он чувствовал, что противник все-таки сильнее. И его победа только вопрос времени.

Кротов, хотя и сам не шел на обострение, но развить атаку не позволял. Алгатец был отличным бойцом, но не очень оригинальным. Через некоторое время Сергей понял, что тот старается завершить связку ударов эффектным колющим выпадом в область груди. Если пропустить такой укол в реальном бою, в отсутствии благ цивилизации, таких как броня и медмашина, то с жизнью можно прощаться. Хороший прямой укол, подкрепленный массой тела, и меч пройдет грудную клетку насквозь, сломав даже попавшееся ребро.

Желание обязательно победить красивым уколом суживало варианты действий алгатца. Сергей, наоборот, как можно больше разнообразил свои движения. Постепенно он тоже перешел из обороны к активным действиям. Чередуя рубящие и колющие удары, направленные в самые разные части тела, он сбивал завершение атаки Галенды.

Глаза лейтенанта за прозрачной маской становились все серьезнее. Рот сжался в узкую щелочку. «Зря он так злится, – подумал Сергей, – недолго и контроль потерять». Так и случилось. Галенда тщательно выстраивал очередную атаку. Обманный финт с уколом в голову, смена позиции и опять укол – в ноги, но не настоящий, а лишь обозначение. Он, похоже, рассчитывал, что защита Кротова, переходя из верхней линии в самую нижнюю, по инерции провалится, и соперник не успеет поднять клинок к линии коронного укола. Сергей чутьем понял замысел. Он сделал вид, что повелся, бросая клинок вниз, чтобы отсечь удар. Потом даже пошел вперед, показывая, что сам нарывается на укол. Меч Галенды мгновенно изменил траекторию, острие метнулось вверх, к груди. Но Кротов нарушил все правила и приемы ведения поединка. Продолжая движение к противнику и вниз, он вдруг упал на колени. Мечом, падающим вниз для блокирования обманного удара, он почти на уровне пола, без замаха, одним кистевым движением рубанул по щиколоткам лейтенанта. Если бы не бронированные ботинки, после такого на ногах не устоять.

Зазвенел брошенный меч. Галенда выругался. Кротов вскочил и отсалютовал снимавшему маску противнику. От стены послышались удивленные голоса. Оказывается, в помещении собралось уже немало народу. Во время боя Сергей краем глаза заметил движение у дверей, но отвлекаться, чтобы разглядеть, что там, себе не позволил.

– Кто тебя учил так биться? – лейтенант тоже отсалютовал, хотя и без прежней молодцеватости.

– Он самоучка, – ответил вместо Кротова подошедший к ним Гронберг. – И вы еще не видели его в настоящем деле.

Лейтенант холодно посмотрел на него и опять обратился к Сергею. Ему, похоже, удалось справиться с обидой.

– Как вижу, вам все-таки давали подержать в руках меч.

– Я выбрал себе дополнительное занятие по этой дисциплине, – не стал скрывать Сергей.

– Почему? Любишь это оружие? – Галенда смотрел на Кротова уже с любопытством.

– Да, очень нравится!

– Тогда ты наш! – это уже сказал еще один лейтенант из обступившей их толпы алгатцев.

– Все! Хватит терять время! – Из группы выдвинулся офицер со знаком майора на груди. – Начинаем занятия. И еще – учитесь действовать, как этот солдат. Не забывайте, впереди у вас не только учебные и показательные бои. Вам придется работать мечом как основным оружием, потому что игольник на Баррахе пригодится только в качестве дубинки. Поэтому меньше красивостей и больше практичности.

– Он прав. Идем, продолжим, – лейтенант повернулся и направился к свободному углу зала.

– Иди, покажи им ещё, – улыбнулся Глемас, подталкивая Сергея. – Я тоже пойду немного освежу свои навыки.

Кротову хотелось посмотреть, как гронец будет «освежать свои навыки» – он-то точно был мастером в этом деле, но надо продолжать занятия. Майор прав – скоро от меча будет зависеть выживание.

Началась однообразная корабельная жизнь: подъем, зарядка, завтрак, занятия, обед, занятия, ужин, занятия, отбой. Даже личное время отменили. Десять условных корабельных циклов, которые Кротов упрямо называл сутками, пролетели незаметно. Когда все засыпали, транспортник прыгал в подпространство. Каждый ночной прыжок приближал цель сразу на расстояние, в миллионы раз превосходившее то, что корабль преодолевал днем на обычной тяге.

6
{"b":"586754","o":1}