ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец, корабль вышел в назначенный район. Здесь он должен был ждать периода, когда оживет электроника на Баррахе, чтобы капсулы могли приземлиться. Сколько будет длиться ожидание, не знал никто.

На следующий день после прибытия Кротова опять вызвали. Как только он пришел с утренней тренировки, на комме появился приказ прибыть в ту же каюту, где он встречался с принцессой. Караула у дверей не было. Все как в прошлый раз. Двери разъехались, и он вошел. Однако компания в этот раз была совсем другая. В креслах сидели двое: генерал Парис Ширан и зардерец. Хотя Кротов до этого не встречал этих инопланетников вживую, но много раз видел голограмму и слышал рассказы о них. Когда-то, в самом начале, когда Гронберг готовил его к высадке на Зорн, Сергей изучал всех инопланетников цивилизованных миров, поэтому сразу понял, что за существо сидело перед ним.

Генерал показал на третье кресло. Кротов сел.

– Знакомьтесь, – начал Ширан без всяких приветствий. – Вам много придется работать вместе.

– Парибо Пассимуши, – привстал в кресле зардерец. Вид инопланетника вызывал симпатию: невысокий, кругленький, лицо густо покрыто шерстью, нос кнопкой. Глаза – огромные, круглые, как у какого-то земного зверя из джунглей, виденного Сергеем в журнале «Вокруг света». И еще он напомнил землянину Мурзилку – вымышленного персонажа из детства. Но все очарование исчезло, как только тот начал говорить. Огромный рот – почти через все лицо – мягко распахнулся и показал двойной ряд острейших зубов. Кротову сразу вспомнился рассказ Гронберга о том, как во время одной из боевых операций зардерец из его группы перекусил горло солдату противника.

– Сергей Кротов. Спецназ Империи, – Кротов не смог пересилить вбитые за годы службы рефлексы и доложился полностью, как положено по уставу.

– Формальности закончены, приступим к делу. Я сам расскажу? – генерал повернулся к зардерцу, тот молча кивнул.

– Наши друзья с Зардера крайне не разговорчивы, – пояснил Ширан и продолжил: – Группа под командованием Парибо Пассимуши будет работать отдельно. В составе отряда четыре воина Зардера. Пятый – сам Парибо.

Зардерец невозмутимо молчал, словно речь шла о ком-то другом.

– Высадим их в горных лесах, вдали от столицы, – Ширан развернул голограмму планеты, потом увеличил один участок. – Вот здесь. По информации нифлянцев, это запретный район. Попасть туда они так и не смогли. Аналитики сошлись во мнении, что корабль Предтеч, скорее всего, находится в этом районе. Ваша задача, Кротов, после того как посольство развернется в столице, обживется и перестанет быть новинкой, за которой следят во все глаза, наладить связь с зардерцами. И если они что-то найдут, идти с ними. В общих чертах это все. План действий и подробные карты, правда, возможно и устаревшие, здесь, – генерал показал на коммуникатор на столике у стены. – Комм защищен от остальной сети корабля. Кроме вас об этом задании никто знать не должен.

– Даже ваш друг из Министерства, – Парис посмотрел на Сергея. – В прошлый раз мы вас об этом не предупреждали, поэтому считаем, что вы ничего не нарушили, рассказав о нашей встрече.

«Черт, откуда он знает? – Кротов покраснел. – Хреновы шпионы, следят друг за другом».

Генерал заметил, улыбнулся и продолжил инструктаж:

– О том, что на борту находятся зардерцы, тоже никому рассказывать не надо. Чем меньше о них знают, тем меньше вероятность того, что о них узнают на Баррахе. Сейчас я вас покину, а вы просмотрите план, обсудите, подготовьте вопросы. Вечером встречаемся здесь же. Вас вызовут.

Генерал поднялся, Кротов тоже вскочил, и лишь зардерец даже не пошевелился. «Похоже, на армейские правила им наплевать», – решил Сергей. Ширан ушел. Они остались вдвоем. Сергей нашел на голограмме указанный значок и раскрыл. Все время, пока Кротов изучал данные, Пассимуши молчал. «Он, вообще, смотрит сюда? – злился Сергей, – хоть бы слово сказал». Сначала землянин пытался спрашивать мнение «мурзилки», но тот лишь кивал головой и односложно выдавал «да» или «нет». Так что Сергей перестал обращать на него внимание и просто сам продолжал изучать план и карты. Наконец, он решил, что на сегодня хватит, пора обедать.

– Заканчиваем? – он повернулся к зардерцу.

– Называй меня Рибо, Сергей, – вместо ответа неожиданно сказал тот.

«Вовремя, – подумал Кротов, – а то хрен знает, как к тебе обращаться».

– Хорошо. Рибо, я хочу идти обедать. Ты как?

– Я согласен, – коротко поддержал зардерец.

Вернувшись в каюту, Сергей заказал обед и включил головизор. Выбрав информационный ролик о расе с планеты Зардер, он развернул голограмму. Пришло время познакомиться поближе с инопланетниками Империи. Раз работать нынче придется с ними, значит, и надо узнать о них все.

Первые же сведения ошеломили Кротова. Планета Зардер давно необитаема! Краткая история её развития напоминала родную Землю. Зардер всегда раздирали конфликты, войны у них не прекращались никогда. Как закономерный финал – планета сгорела в огне термоядерной бойни. К тому времени они уже вышли в космос и осваивали межзвездные полеты. Начали колонизировать планеты своей солнечной системы, поэтому раса не сгинула. Множество зардерцев успели покинуть родную планету. Правители, спасаясь, отправляли, первым делом, воинов и все остальное, что могло помочь в войне. Однако у них хватило ума не продолжать войну в колониях. С тех пор войны между зардерцами официально находятся под запретом. Любой пытающийся развязать конфликт, подлежит смерти.

«Молодцы, смогли остановиться, хоть и поздновато. Похоже, нашу Землю ждет такой же конец, только сможем ли мы сбежать куда-то? Ну её к черту! Лучше не думать об этом!» Сергей встряхнулся и опять вернулся к ролику. Воинственный характер «мурзилок» никуда не исчез, первые встречи с представителями цивилизованных миров начались с конфликтов. Но ослабленной колонии выживших не под силу тягаться с развитой цивилизацией, один флот которой насчитывал больше техники и живой силы, чем все население бывшего Зардера. Они смирились и со временем расселились по всем цивилизованным мирам, предлагая тот товар, который был у них самого лучшего качества – наемников. Понятно, что это предложение всегда востребовано на рынке.

Но оказалось, что хотя они и отличные воины, следопыты и разведчики – им претит воинская дисциплина. Так что в регулярной армии зардерцы встречались редко. Зато в частных армиях корпораций, в спецгруппах МРОБ и соответствующих ведомств Кармадонского Союза и Вольных Миров их было очень много.

«Убийцы какие-то, – сморщился Кротов, – с ними надо держать ухо востро. Ладно, я же не против них воюю». Из информации он понял, что слову «мурзилок» со страшной пастью можно доверять – они никогда не предали ни один заключенный союз и вообще отличались патологической честностью.

Он переключил голограмму, и перед ним появился обнаженный зардерец. «Ты смотри, он весь меховой». Пассимуши на встрече был в бронекостюме, только без шлема. «Значит, вот это почему – врожденная воинственность. Все остальное как у людей – двуполые, живородящие. Ну, хоть не только воинственностью схожи, – улыбнулся Сергей, – вишь, тоже детей рожают». Посмотрев на всякий случай наиболее уязвимые точки организма «меховых» воинов – не соврал в свое время Глемас, между ног и за ухом, – Кротов отключил ролик с рассказом о зардерцах.

Новая информация – о нифлянцах – обескураживала еще больше! Нет, эти не воевали и не уничтожали родную планету – её у них просто не было! Несмотря на то, что теперь они присутствовали во всех сферах жизни, во всех структурах власти – информации о них было очень мало. Ничего не известно про их родину. Неизвестно, откуда они появились. Неизвестно как они размножаются. Вообще, об их физиологии больше домыслов, чем достоверной информации. «Так я и не узнаю, куда бить зеленого, если придется схватиться. Надо расспросить Глемаса, – решил Сергей, – может, министерство, что-нибудь знает».

Они появились совсем недавно. Первые контакты, если переводить на земные годы, около полувека назад. Их корабли вынырнули в пограничном поясе, высадили первых зеленокожих и исчезли. С тех пор нифлянцы расселяются по цивилизованным мирам, используя только корабли людей. С первых же встреч они мгновенно расположили к себе жителей миров, даже МРОБ посчитала их не опасными; мягкие, абсолютно бесконфликтные, они сразу вписались в общество. Сначала они находились в самом низу социальной лестницы, большинство становилось работниками медийной сферы. Там их и сейчас больше всего, особенно среди музыкантов.

7
{"b":"586754","o":1}