ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скажи «сыр» и сгинь!
Жажда
1000 и 1 день без секса. Белая книга. Чем занималась я, пока вы занимались сексом
Осколки детских травм. Почему мы болеем и как это остановить
Эмоционально-образная терапия каждый день
Мое прекрасное несчастье (Прекрасная катастрофа)
Будка поцелуев
Книга магии
Страшные истории для рассказа в темноте

Наконец он произнес:

- Ты моя жизнь.

Я ничего не сказала. Я была слишком обессилена, чтобы говорить, а лишь прижала его ближе к себе. Он и так понял, что я чувствовала.

***

Дни проносились мимо, как вагоны поезда. Мы продолжили летать и ездить автобусом в другие штаты и другие города. Мы ели в закусочных, на стоянках и шашлычных. Мы бывали в городах, о которых я раньше не знала, встречалась с людьми, о существовании которых я не подозревала. Это была непрерывная активность, от Конвенции до выборов. Я очень уставала и стала просто огромной, но азарт этой кампании не давал мне остановиться. Мы взяли перерыв, чтобы посетить доктора Флинча, и вернулись домой. Эта остановка, должно быть, стала самой важной из тех, что мы делали. Моя беременность протекала хорошо, без осложнений и трудностей. Ближе к сроку в пять месяцев мы решили, что хотим знать пол ребенка. Мы вылетели в Вашингтон в полночь, чтобы к девяти утра следующего дня успеть на прием. И мы могли остаться на ночь в нашем доме. Забраться в нашу собственную постель было восхитительно. Мне нравилось тепло от камина, Беккет и вещи вокруг. Мы приняли долгий горячий душ вдвоем. Я перестала видеть что-либо из-за своего живота, и Алекс воспользовался представившейся возможностью и вымыл меня. Мне нравилось, когда он так делал. Он нежно ласкал меня от головы до кончиков пальцев. Мой огромный живот продолжал расти и малыш в нем крутился как сумасшедший. У меня появилась навязчивая идея во время беременности – что-то, что должно было быть у меня под рукой в любое время суток. Арбузы! Мы отправляли бедного Марка на его поиски в каждый магазин. Это было все, что я хотела. Той ночью я съела целый арбуз, как только оказалась на кухне.

Следующим утром доктор подтвердил то, что я и так уже знала в глубине души.

- Значит так. Похоже, первый ребенок страны будет маленьким Алексом.

Я заверещала. Мне было не важно, кто у нас будет, если малыш здоров. Я стану лучшей мамой в мире. А миниатюрный Алекс будет самым замечательным. Счастье мгновенно отразилось на лице Алекса.

- Уау. Я не знаю, что сказать.

- Что ж, мистер и миссис Конрад, если все пойдет по плану, вы станете президентом и отцом в один и тот же месяц.

- Давайте не будем загадывать, доктор Флинч. Я могу и не стать президентом.

- У меня нет никаких сомнений. Вы тот, кто нужен Америке, Алекс. Вы и Прюденс – новые лица, которые нужны, чтобы управлять страной. Вы должны победить на выборах.

- Надеюсь, вы правы, доктор. Спасибо, что так хорошо позаботились о моей девочке. Она не стала меня слушать и не осталась дома. И решила, что будет рядом со мной всю кампанию. Вы знаете, какая она упрямая. – Он улыбнулся.

- Вам досталась самая настойчивая, мистер Конрад. Она станет прекрасной первой леди и чудесной матерью.

Глава 25

Наступила ночь перед выборами. Все речи, дебаты, мероприятия последних двух лет стали далеким воспоминанием. Все штаты, что мы посетили, и все люди, с которыми мы встречались, решали, является ли Алекс Конрад тем самым человеком, который будет руководить страной. Мы совершили за двадцать четыре часа перелет через всю страну, чтобы в последний раз попробовать убедить сомневающихся.

Шансы Алекса и соперника от республиканцев уравнялись. Опросы показывали, что перевес может быть как на одной, так и на другой стороне. Мы держались на адреналине и огромном количестве кофеина. Мы могли куда-нибудь прилететь, приземлиться прямо на асфальт, выступить и улететь в следующий город. Песня кампании Алекса держала нас в тонусе, и мы все время включали ее в самолете. Мы провели большую часть последних двадцати четырех часов в воздухе. Он был вымотан, но продолжал трудиться. Он не собирался сдаваться, пока не доведет дело до конца.

Нашей последней остановкой стал Огайо. Мы приземлились в Кливленде в десять вечера. Я выглянула и увидела людей, которые ждали его. Они выкрикивали его имя, как только мы вырулили по взлетно-посадочной полосе на место. Мы опоздали на два часа, но людей это не волновало. Они хотели увидеть моего мужа и поприветствовать его.

- Вот и все малыш. Наша последняя остановка. – Алекс смотрел в окно на толпу вместе со мной.

- Давай, здоровяк, песня начнется в любой момент. Они ждут тебя, - сказал Марк.

- Я хочу, чтобы Прюденс была со мной на этом последнем выступлении. – Алекс был готов выходить из самолета.

- Хорошо, постарайся вытащить свою задницу вовремя. – Только Марк мог с ним так разговаривать и не получить за это.

- Дамы и господа, пожалуйста, поприветствуйте будущего президента Соединенных Штатов и будущую первую леди, сенатора Конрада и миссис Конрад.

Алекс взял меня за руку, и мы начали спускаться по трапу, его песня обрушилась на толпу. Он забросил костюмы и надел джинсы и потертую байкерскую куртку. Я надела джинсы для беременных и легкий топ с кожаной курткой, чтобы соответствовать ему. Этот стиль нам посоветовали его советники. Мы были новой, молодой, свободной приземленной парой, которая собиралась взять Вашингтон. Алекс хотел, чтобы каждый знал, что мы одни их них. Он больше походил на модель, чем на кандидата в президенты. Когда мы закончили, я собиралась показать ему на высоте 30 000 футов каким невероятным он был. Беременна я или нет, но я собиралась затрахать его до бесчувствия, как только мы сядем в самолет.

Импровизированная сцена находилась прямо в центре толпы. Мы прошли, держась за руки и улыбаясь. Это было невероятно. Повсюду вспыхивали камеры и мобильные телефоны, нас снимали и фотографировали.

- Огайо, я люблю вас! – прокричал Алекс. – Вы готовы завтра победить?

Толпа согласно закричала у него за спиной.

– Я не слышу вас. Вы готовы к завтрашнему дню, ОГАЙО? – прокричал он снова. Я улыбнулась и захлопала одновременно со зрителями, кричавшими "да" вокруг него.

- Я очень рад вернуться сюда, в Кливленд. Вы крутые.

- В этой песне говорится все о кампании и этом великом городе рок-н-ролла. Стремитесь в небо, выше и выше. Мы оставим всех позади. Мой соперник уже отстал.

- Так сбываются мечты, Кливленд. В следующей строке песни говорится: «Вот из чего сделана любовь». Я не смог бы осуществлять свою мечту без любви всей моей жизни и этой сильной, и очень беременной женщины. Она стоит рядом со мной и ни разу не колебалась во время этой кампании. Любовь к этой женщине – основа моей кампании. Меня пытаются задеть, но это только делает меня сильнее. Она моя скала, моя поддержка, и завтра она станет вашей первой леди.

Крики стали еще громче после того, как люди начали скандировать мое имя. Они кричали «Дорогая Прюденс» вместе с плакатами «Конрад». Я боялась вздохнуть. Я хотела сохранить этот момент, зная, что это не повторится снова. Не так, как сейчас. Я оглядела толпу полными слез глазами. Люди прождали нас два часа, чтобы увидеть молодого энергичного лидера, на которого они возложили все свои надежды и мечты. Они хотели того же, что и он, и он пообещал им, что будет бороться за них.

- Мы пролетели на этом самолете два дня подряд. Мы были на востоке, западе, юге и севере. Спустя сорок восемь часов я начал терять голос, но я держусь. Я знаю, что завтра мы это сделаем, потому что то, чего мы хотим, это правильно. Мы сражаемся за вас и не собираемся останавливаться. Я делаю последнюю остановку в нашей кампании, чтобы попросить вас проголосовать за меня завтра. Вас атаковали с обеих сторон тонной рекламы. Вам уже плохо от того, что вы видите мое лицо. – Толпа слушала его еще двадцать минут. Между криками, он говорил им то, что они хотели услышать больше всего.

Я уже знала, что победа будет за нами. Беспризорник, который женился на ком-то из бедняцкого района, станет лидером величайшей страны в мире. Ему говорили, что он не сможет этого сделать. Ему говорили, что слишком молод. Ему все говорили, что это невозможно. Пресса снова и снова выливала на нас потоки грязи. Наша любовь раз за разом подвергалась сомнению. Но это не имело значения. Нас не смогли остановить. Его прошлое никогда не выйдет наружу, и когда мы стояли перед толпой в Огайо, я смогла вздохнуть с облегчением. Мы справились.

40
{"b":"586756","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жизнь этого парня
451 градус по Фаренгейту
Ты – мое (не)счастье
Турбокоуч
Николь. Душа для Демона
Последняя петля
Двойная спираль
Драконья традиция
Горлов тупик