ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поговорим по-норвежски. Повседневная жизнь. Базовый уровень. Учебное пособие по развитию речи
Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации
Волшебные миры Хаяо Миядзаки
Кулинарная КОНСЕРВАтория. Проверенные годами и поколениями рецепты заготовок от классических до экзотических
Осенний детектив
Элементарная социология. Введение в историю дисциплины
Триггер
Последний отбор. Угол для дерзкого принца
Большая книга про вас и вашего ребенка

- Алекс, - прокричала я. Я умоляла его остановиться. Я схватила его руку, чтобы оттолкнуть ее.

- Алекс, больше не надо. Я больше не вынесу.

- О, мой Бог. Я люблю тебя, - сказал он. Мы упали на кровать, сжимая друг друга. Я хотела, чтобы с этого момента он больше не отпускал меня. Я хотела, чтобы время остановилось, и он оставался рядом со мной. Наши жизни были на пороге перемен, и я не представляла, насколько крутыми они будут.

Мы, наконец, дотащились до кухни, чтобы съесть завтрак, который Алекс приготовил нам. Марк уже был внизу, жуя что-то с хитрой улыбочкой на лице.

- В очередной раз прогуливался мимо, да, Марк? Кстати, этот проклятый бекон, который ты засунул себе в рот, был для Прюденс. – Алекс был в слишком хорошем настроении, чтобы расстраиваться или злиться. К тому же, это был Марк.

- Это был твой? – спросил Марк, засовывая в рот еще один кусок.

- Да, жалкий идиот. Спасибо, что съел завтрак бедной беременной женщины.

- Алекс, перестань. Все в порядке, ты же знаешь, что я не ем бекон. Я бы с большим удовольствием съела кусок тоста.

Оба рванули к тостеру, чтобы сделать его для меня.

- Я первый, Алекс. Это меньшее, что я могу сделать, - сказал Марк, отталкивая его от тостера и засовывая туда кусок ржаного хлеба вместо того, который он только что съел.

- Хотя бы этот не засовывай себе в рот. Ты подготовил мои речи к сегодняшнему вечеру? – спросил Алекс, доставая масло и начиная готовить кофе.

- У меня с собой. Но тебе пригодится только поздравительная речь, Алекс. У тебя нет никаких шансов проиграть. Мне сказали, что ты ведешь с большим отрывом. Это дерьмо лежит в сумке, малыш. – Марк обнял Алекса и похлопал его по заднице.

- Не спускай с нее глаз, хорек. Лучше, чтобы ты оказался прав, или сегодня вечером я надеру тебе задницу. Когда нам нужно быть в школе?

- Через час. Какого черта вы делали целое утро? Ты уже должен быть одет.

Алекс посмотрел на меня и улыбнулся.

- А, да, я и забыл. Еще один день с Алексом Конрадом. Этой бедной женщине не нужно, чтобы ты потел и трахал ее в ее состоянии, - сказал Марк, отпивая кофе и забирая мой тост из тостера.

- Заткнись. Если я выиграю сегодня, я тебя нагну так, что мало не покажется, так что будь готов.

- Прекрасно. Сделай это в прямом эфире, хотя, так Америка увидит, что за чувака выбрала президентом.

До того, как мы узнаем об этом, мы должны были попасть в нашу школу, чтобы проголосовать самим. Я выбрала наряд, который подходил идеальной жене президента: нечто розовое, похожее на палатку, с жакетом того же цвета и туфли на каблуках. Советники Алекса предложили ему одеться, как обычному человеку. Вместо костюма он выбрал свой любимый черный блейзер с белой рубашкой и брюки хаки. Тот же наряд, который был на нем в день нашего первого занятия сексом. Казалось, что это было миллион лет назад. Ночь, которая привела нас туда, где мы оказались. Сейчас все произошедшее воспринималось намного проще. Лимузин подъехал к нашему дому, чтобы довезти нас до местной школы, той самой, где Стелла решила покончить с собой.

Журналисты заняли всю дорогу и улицу. Они бросались к машине с вопросами. Марк посоветовал Алексу опустить стекло и сказать им что-нибудь. Он так и сделал, и машина на минуту остановилась.

- Куда вы направляетесь этим утром, сенатор? Вы нервничаете? Как вы себя чувствуете, миссис Конрад?

- Мы с моей женой едем голосовать. И хотим сделать это как можно быстрее. – Алекс помахал и улыбнулся.

- Вы переживаете? Опросы показывают, что ваш соперник вас догоняет.

- Нет, мы не переживаем. Америке виднее. Спасибо. Нам нужно ехать. Приходите на выборы. – Он снова помахал. Я тоже помахала, окно поднялось, и мы выехали на улицу.

Камеры щелкали и вспыхивали у нас перед лицами, когда мы вышли у школы, чтобы проголосовать. Пока мы шли внутрь нам задавали те же вопросы.

- Мы планируем оставаться поближе к дому сегодня. Прюденс и малыш моя главная забота.

Мы зашли каждый в свою кабинку. Я не могла до конца осознать масштабы того, что происходило, пока не увидела графу с именем моего мужа и кружочком рядом с ним. Это произошло. Он будет следующим президентом Соединенных Штатов, а я стану новой первой леди. Я почувствовала слабость, когда взяла ручку и поставила галочку рядом с его именем. По телу к лицу поднимался жар, и сердце начинало бешено колотиться. Малыш, должно быть, почувствовал это, потому что толкнулся и пошевелился. Мне нужен воздух. Я проголосовала и вышла из маленькой кабинки навстречу Алексу. Он улыбался от уха до уха, но почувствовал что-то неладное. Он быстро взял меня за талию и прижал к себе. Это было то, что нужно, но воздух мне тоже был нужен.

- Мне нужно выйти отсюда, - прошептала я ему.

- Ты в порядке, малыш? – спросил он.

- Да, все чудесно. Малыш крутится.

Мне больше ничего не нужно было говорить. Он подошел к Марку, сразу подъехала машина, и мы оба сели внутрь. Я опустила стекло, чтобы впустить свежий воздух, который мне был так необходим.

- Что случилось, Прюденс? – спросил Алекс, когда мы оказались в уединении машины.

- Мне стало нехорошо, когда я увидела твое имя в бюллетене. Это было так официально, кусок бумаги и твое имя на нем. Я не могла поверить, - сказала я, зарывшись ему в шею лицом.

Он посадил меня ближе к себе и погладил живот.

- Успокойся, малыш. Все хорошо. Завтра ты можешь стать первой леди, а это уже не так тяжело. – Он засмеялся.

Его улыбка как обычно успокоила мои нервы.

- Это не смешно. Что, если, что-нибудь произошло, Алекс? Что если что-то выйдет наружу, и мы все потеряем?

- Что может выйти? То, о чем мы с тобой разговаривали, давно ушло и забыто. Это дело прошлого.

- Ты уверен? – спросила я, ища в его глазах подтверждение.

- Что случилось? Кто-то что-то тебе сказал?

- Нет, у меня просто паранойя, Алекс. Все идет слишком хорошо, вот и все. Ребенок заставляет меня нервничать.

- Так, прекрати. Все хорошо. Я хочу, чтобы ты поехала домой и отдохнула. У нас сегодня большой вечер и я не хочу, чтобы у тебя был стресс. Это не хорошо для тебя и для малыша.

- Конечно, только к обеду должны привезти тонну еды и мне нужно проследить, чтобы это сделали вовремя и ничего при этом не забыли, и еще приедет семья. Я не знаю, как я смогу отдохнуть.

- Ты будешь отдыхать, а я прослежу за остальным. Мы наняли людей, которые сделают это. Тебе не нужно ни о чем волноваться. – Он поцеловал меня в макушку. Марк сразу отвез нас домой. Мне стало спокойнее, когда мы вошли внутрь. Здесь было так хорошо, я сразу почувствовала себя лучше.

Еду доставили, семья и друзья начали подъезжать. Все выпивали и закусывали перед тем, как отправиться праздновать. Все, что я могла, это прилечь на час, и это помогло. Я паниковала по поводу платья на этот вечер, надеясь угадать с цветом. Еще у меня начались странные боли, и малыш стал более активным. Я позвала Вину наверх в мою комнату и рассказала ей, что происходит.

- Ого, какой большой живот. На прошлой неделе он таким не был.

- Спасибо. Ты - красавица. Я - чудовище.

- Я ничего такого не имела в виду. Просто живот на тебе это единственное, что больше твоих огромных сисек.

- О, да ты только посмотри на эти ноги, а я их еще в каблуки засовываю. Я выгляжу как цирковой урод, Вина.

Я почувствовала боль и поморщилась.

- У меня странные боли, похоже на схватки, но это не могут быть они. Срок только через три недели.

- Как часто они у тебя? – спросила она, дотронувшись до моего живота.

- Где-то одна в час. И малыш еще крутится, Вина. Я не знаю, или эти ощущения от моего волнения или что-то еще.

- Все может быть. Но это может быть началом родов. Мы должны сказать Алексу.

- Нет, категорически нет. Мы не будем ему ничего говорить, пока я точно не начну рожать. Я не испорчу этот вечер тем, чего возможно еще нет.

- Мне это не нравится. Если тебе станет хуже, то мы скажем ему. А теперь покажи, что ты наденешь сегодня?

42
{"b":"586756","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Он умел касаться женщин
Мама и смысл жизни
Голодная пустошь
Николь. Душа для Демона
Капитанский класс. Невидимая сила, создающая известные мировые команды
Убойная Академия
Память и ее развитие
Понаехавшие (сборник)
История одной банды