ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока она строила захватывающие планы того, как сокрушит преступную империю Малькольма Найтингейла, последний разглядывал ее фигуру. «Какое безрассудство! И это в век, когда на мужчину могут подать в суд за сексуальное домогательство даже за куда более скромные проявления внимания к женщине! Но как приятно это внимание! — Впрочем, Кэт тут же задала своим мыслям деловое направление. — Пусть думает, что я не только глупенькая, но и доступная. И тогда его можно будет брать тепленьким».

Из-под опущенных ресниц Кэтрин послала боссу взгляд, который говорил: «Если бы мы сейчас были не на погрузочной платформе, а где-нибудь в более подходящем местечке, тебе, может быть, и перепало бы кое-что». По крайней мере она старалась вложить в свой взгляд такой смысл. Раньше ей не приходилось ни произносить подобных фраз, ни тем более передавать их без слов, поэтому она была не вполне уверена, что все делает правильно.

Так или иначе, Найтингейл явно получил от нее какое-то послание. Босс выпятил грудь под темно-синим двубортным пиджаком и одарил Кэтрин улыбкой, которая была не похожа на прежнюю, профессиональную.

После этого в продолжение всей экскурсии он шел, держась несколько ближе к ней, чем было необходимо. А Кэтрин наслаждалась своим успехом, сдерживая торжествующий крик, который рвался из ее груди: «Надо же, крутой босс мафии запал на меня!!!» То, что связь Найтингейла с преступным миром еще никак не была доказана, нисколько не умаляло ее триумфа.

Никогда в жизни еще никто не западал на Кэтрин Бэкстайн. Никто даже не обнаруживал хотя бы повышенного интереса к ней как к женщине. А теперь целых двое мужчин — и каких! — бросали на нее горящие взгляды. Правда, Малькольм Найтингейл был, конечно, слишком хорошо воспитан для «горящих взглядов», но уж точно взор его становился теплее, когда он был направлен на Кэт.

А вот Джеральд — да, у того горел не только взгляд. От его поцелуя Кэтрин чуть не расплавилась на месте. Ммммм… Ей стало жарко при одном лишь воспоминании о нем. «Интересно, почему он сначала убеждал меня перейти на эту работу, а как только я сделала это, начал уговаривать бросить ее? — подумала она вдруг. — Но все равно ему это не удастся. Мне предстоит самое захватывающее приключение в моей жизни, и никакими доводами Джеральду не заставить меня отказаться от него. Хорошо бы найти ценную информацию в первый же день. Просто ради того, чтобы заставить его взять свои слова обратно…»

Они с боссом обошли все здание, Кэтрин перезнакомилась с большинством сотрудников, и теперь Малькольм подвел ее к двери, на которой было написано «Бухгалтерия».

Ничего незаконного или даже хотя бы подозрительного за это время обнаружить не удалось. Но Кэтрин не падала духом, ведь самое главное было впереди: ей предстояло применить свои шпионские способности в бухгалтерии.

Отдел состоял всего из двух человек: самой Кэтрин и Ванессы Бикхем, счетовода, женщины неопределенного возраста, где-то между пятьюдесятью и пенсией. Вся она была какая-то бесцветная: выцветшие седые волосы, собранные в аккуратный пучок; лицо землистого цвета; усталые глаза; толстые бежевые чулки и светло-коричневые туфли на широких стоптанных каблуках. Увидев ее, Кэтрин содрогнулась от ужаса: «Вот и я такой же стану, если не сверну с накатанной дорожки!»

Тихим, монотонным голосом Ванесса рассказала Кэтрин о том, как устроена система бухгалтерского учета в фирме, и показала папки с документацией.

— Ну, теперь, конечно, все у нас компьютеризировано. Я к этому так и не могу привыкнуть.

— А вы уже давно тут работаете?

— Тридцать лет, — горестно вздохнула Ванесса.

Кэтрин похолодела. Она вспомнила долгие годы, что провела на цементном заводе. Господи, как хорошо, что это позади!

Внезапно ей в голову пришла совсем другая мысль.

— Вы тридцать лет работаете в «Океан Импэкс»?

— Да. В марте будет тридцать один.

— Но мистер Найтингейл, разумеется, пришел позже, так? Он ведь намного моложе.

Даже смех у Ванессы был бесцветный и безрадостный.

— Конечно. Я начинала еще при его отчиме, Джордже Найтингейле, основателе компании. Тогда она занималась импортом дорогого фарфора из Англии. Настоящий джентльмен был… — закончила она со вздохом.

«А теперь сын переключился с чайников на китайские палочки. Так-так. Дело приобретает интересный оборот, — с восторгом подумала Кэтрин. — Конечно же, изумруды не импортировали из Англии. Мистер Найтингейл-младший переориентировал фирму на торговлю с Южной Америкой — понятно почему. В Колумбии одно из крупнейших в мире месторождений изумрудов».

— Вот ваш кабинет. — Ванесса ввела ее в крохотную комнатку. Обстановки там было минимум, но все необходимое для работы имелось. — Вы наверняка будете менять здесь весь интерьер.

— Вряд ли я… — Кэтрин едва не сказала, что вряд ли задержится здесь надолго, но вовремя прикусила язык. Надо следить за собой, а то провалишься в первый же день. — Вряд ли я стану этим сразу заниматься. Сначала надо освоиться с системами, которые у вас используются.

Она осмотрелась. Стены комнаты были покрашены в бежевый цвет, на них висели большой плакат с гоночным автомобилем, календарь с рекламой агентства недвижимости и дрянного качества репродукция с плывущими утками. Письменный стол был просторный, кресло — со спинкой, поддерживающей поясницу. Компьютер и монитор новые. Вполне можно работать.

Ванесса все стояла в дверях, такая же скучно-бежевая и деловая, как и обстановка этой комнаты.

— Ну, не буду вам мешать, устраивайтесь. Если надо будет что-то подсказать, обращайтесь.

— Спасибо, — ответила Кэтрин, весело улыбнувшись. — Наверняка буду так часто обращаться, что вы еще пожалеете, что предложили.

Она задумалась, что еще полезного для расследования можно было бы выведать у Ванессы. Проработав в компании тридцать лет, эта женщина наверняка знает всю подноготную Найтингейла. Надо будет ее разговорить.

— Раз мы теперь коллеги, может, пообедаем на днях вместе? — предложила Кэтрин и получила в ответ робкую, но благодарную улыбку.

Ей вдруг стало ужасно стыдно за свой подлый подхалимаж. «С другой стороны, — оправдывалась Кэт перед собой, — я пригласила ее не только для того, чтобы вытягивать из нее информацию». На самом деле она просто сразу почувствовала нечто вроде родства с этой немолодой женщиной, воплощением ее собственного вероятного (впрочем, теперь уже менее вероятного) будущего.

Едва Ванесса вышла из комнаты, Кэт тут же включила компьютер и тщательнейшим образом обыскала базу. Она вспомнила, как Джеральд говорил, что прежний бухгалтер скрылся, не дожидаясь, пока люди из ФБР придут с ним поговорить. Они не знали, владел ли тот человек какой-то информацией о фирме, которая могла бы быть им полезна, и был ли сам замешан в контрабанде драгоценных камней. Но то, что его упустили, было Джеральду явно неприятно.

«Если тут отмывают деньги, — думала Кэт, просматривая файлы, — толковый бухгалтер обязательно это заметит. Может, предшественник оставил мне какие-нибудь зацепки?»

Поиски ни к чему не привели. Все следы работы прежнего бухгалтера были аккуратно удалены. Кэтрин не удалось найти ни одного файла с личными записями — только бухгалтерские программы и балансы, а также материалы по пенсионным накоплениям работников. С ними ей предстояло работать. Балансы, конечно, можно было просмотреть, но здравый смысл подсказывал, что их не выложили бы так открыто, будь там что-то нечисто.

Притворяясь, будто перекладывает в стол материалы из шкафа, Кэт тайком прощупала каждый уголок, каждую щелку. В глубине второго ящика пальцы ее наткнулись на препятствие. Сердце застучало сильнее. Кэт стала тянуть и раскачивать невидимый таинственный объект, сломала ноготь, а когда извлекла находку, то чуть не застонала от разочарования. Это оказалась обычная канцелярская скрепка, застрявшая в щели.

Кэтрин смотрела на искореженный кусочек проволоки, зализывая ранку на пальце, и думала о том, сколько сюрпризов таит в себе работа секретного агента.

11
{"b":"586757","o":1}