ЛитМир - Электронная Библиотека

Джеральд ласкал ее только кончиками пальцев, не торопился целовать, а тело просило его губ. Чтобы они касались ее груди, живота, бедер. Кэтрин потянулась туда, где, как ей казалось, должен был находиться его рот, но нащупала лишь пустоту. Сделав несколько шагов в темноте, она вытянула руки вперед. Ладони Джеральда легли на них сверху.

— Как же я буду… тебя соблазнять?

— Ты меня уже… давно соблазнила.

Его пальцы окончательно раздели ее, причем так, что она не ощутила ни малейшего неудобства или смущения. Сжав запястья Кэт, Джеральд увлек ее на кровать и приник к ее губам. Завладев ее ртом, его губы и язык ласкали ее долго, жарко, пока Кэтрин окончательно не забылась. Продолжая сжимать ее запястья, Джеральд завел ей руки за голову. Кэтрин показалось, что у нее выросли крылья, и она летит, широко раскинув их.

Поглощенная своими ощущениями, она не поняла, в какой момент вдруг почувствовала на разгоряченных запястьях холод металла. И только услышав знакомые зловещие щелчки, поняла, что он сделал.

— Нет! — закричала она и отчаянно потянула руки к себе, но тщетно: они были уже прикованы к спинке кровати. Страшное воспоминание тут же со всей силой пробудилось в ней. Кэтрин знала, что теперь абсолютно беспомощна. — Нет, Джеральд! Нет! Пусти меня!

Ответом ей был легкий скрип пружин: Джеральд поднялся с кровати. Боже мой, неужели он сейчас уйдет?!

Потом она услышала, как чиркнула спичка. Крохотный огонек поплыл в темноте, и вдруг загорелась свеча, потом еще одна и еще, еще. Постепенно вся комната озарилась мягким светом. Фигура Джеральда, нависшая над нею в желтом сумраке, казалась Кэтрин особенно таинственной и одновременно жутковатой. Цепенея, она вдруг поняла, в чем дело.

— Ты прочитал журнал, — простонала она с ужасом и восхищением.

Он смотрел на нее, и в глазах его дьявольскими огоньками поблескивало отражение пламени.

— Прочитал. Мне, правда, больше понравилась фантазия «Наложница, омывающая Орудие своего Повелителя». Но раз ты отметила «Беспомощную Девственницу, насилуемую Темным Опасным Незнакомцем», я решил, что тебе это больше подходит.

— Ты ошибся.

— Ты уверена?

По всему телу Кэтрин побежали мурашки. От его голоса? Или от мысли, что все может повториться? После первого опыта она была абсолютно уверена, что эта фантазия не доставит ей никакой радости, но сделать сейчас уже ничего не могла.

— Уверена…

— Посмотрим… Ты точно беспомощна. Я, как джентльмен, исхожу из того, что ты девственница. Так что сейчас я тебя изнасилую, но для того, чтоб тебе было не слишком страшно, буду заранее говорить, что собираюсь сделать, шаг за шагом.

— А может, просто отпустишь меня? — жалобно попросила она.

Джеральд помотал головой:

— Нет, пока не доведу свое темное дело до конца, — не отпущу.

Почему-то Кэтрин успокоилась. Ей вдруг стало абсолютно ясно, что этот человек, сколь бы страшным и опасным он ни казался, только играет роль злодея, а на самом деле ни за что не причинит ей вреда. И, что особенно важно, он действительно не уйдет, не доведя дело до конца!

— Я не стал приковывать тебе ноги, но имей в виду: если будешь мне мешать… Ты меня поняла? — спросил он зловещим шепотом.

— Мммм, — согласно кивнула Кэтрин. От волнения у нее перехватило дыхание.

— Сначала я займусь твоими прекрасными грудками, — произнес Незнакомец, склоняясь над нею. По его обнаженному мускулистому торсу скользили блики и тени от пламени свечей, так что Кэтрин невольно залюбовалась. — И поиграю сосками.

При этих словах грудь и соски Кэтрин сами собой напряглись, словно торопясь отдаться во власть его рук. Такое же напряжение она ощутила внизу живота.

Положив ладони на ее груди, Джеральд стал мягко массировать их. Потом легонько сжал пальцами соски и потянул на себя. Сладкие молнии пронзили все тело Кэтрин, и она чуть слышно застонала.

— А теперь я сделаю это ртом… — прошептал Незнакомец.

Кэтрин все труднее удавалось сдерживать стоны. Каждой его ласке она отдавалась дважды. Первый раз, когда Джеральд говорил ей, что он собирается делать. Ее накрывала горячая волна, и она стонала от жажды скорее получить обещанное. Второй раз — когда он делал с ней то, что она едва могла выносить без стона.

Незнакомец был щедр на мучения. Каждая клеточка тела Кэтрин вибрировала от неведомого ей прежде восторга. Только к одному месту на ее теле он не прикоснулся, и Кэтрин уже чуть не плакала от желания.

Наконец Джеральд встал, стянул с себя джинсы и трусы. Она не сводила с него глаз и смотрела как завороженная: джинсовая ткань уже не скрывала очертаний его тела, и Кэт воочию убедилась, что действительно соблазнила этого мужчину. Упоминания о презервативе не были пустыми словами, и Кэт заодно получила урок, как с ним обращаться.

Наблюдать этот урок оказалось выше ее сил. Кэтрин полностью потеряла контроль над собой. Ее стала бить крупная дрожь. Наручники залязгали, царапая красное дерево, но теперь ей было на это совершенно наплевать. Она ждала продолжения и могла думать только об этом.

— Не бойся, — снова заговорил Незнакомец, — я все буду делать медленно. И постараюсь, чтобы тебе не было больно.

Он же прекрасно видит, что дрожит она не от страха! Мучитель!

— Не надо медленно! — почти закричала она и выгнулась на кровати, подняв свое изнемогающее лоно навстречу Джеральду. Тот, однако, не спешил.

— Понимаю, тебе хочется поскорее покончить с этим. Но ты же девственница, а значит, тебе может быть больно. Первый раз бывает больно. Я хочу убедиться, что ты готова принять меня.

Кэтрин тут же развела ноги, думая, что теперь-то наконец сможет получить желаемое. Каково же было ее потрясение, когда Джеральд просто сел в ногах кровати и приблизил свое лицо к ее лону. Странно, но сейчас ей не было ни стыдно, ни страшно — она изнемогала от желания принять его. Неужели надо еще что-то проверять?!

Джеральд медленно провел пальцем по внутренней стороне ее бедра и остановился. Кэтрин ударила бы его сейчас коленом, если бы не понимала, что в отместку он будет изводить ее еще дольше. Поэтому она покорно терпела, пока его палец осторожно продвигался внутрь по ее влажному устью, но все же не смогла удержаться, закричала и подалась бедрами навстречу его рукам. Джеральд тут же убрал руку и очень серьезно проговорил:

— О, прости меня, дорогая. Я, кажется, причинил тебе боль.

— Нет! Нет!

— Да, да, я знаю. Придется поцеловать, чтоб не так болело.

Он снова склонился к ее лону и коснулся языком маленького, набухшего бутона. Почти теряя сознание, Кэтрин откинулась на подушку и закричала в полный голос. Перед ее зажмуренными глазами сверкали звезды и фейерверки. Кровь пульсировала по всему телу, и оно плыло в море звона и яркого света. А язык Незнакомца продолжал окунать ее в накатывающие одна за другой волны экстаза.

То ли игра была окончена, то ли Джеральд потерял самообладание, — во всяком случае, он больше не оповещал ее о своих действиях. Он просто вошел в Кэтрин, обхватив руками ее невесомое тело, и она, опускаясь с небес, ощутила, как он заполнил ее всю. Это было ощущение достигнутого идеала, гармонии и окончательного блаженства.

Джеральд сделал несколько глубоких движений, потом оперся на локти, обхватил ладонями голову Кэтрин и поймал ее взгляд. Она, вся принадлежащая ему, с каждым его движением снова начала плавно взлетать все выше, выше — в небеса, полные звезд и фейерверков, среди которых самыми яркими огнями сияли его глаза. Наконец она достигла заоблачной высоты, и на этот раз Джеральд летел вместе с ней…

Прошло несколько часов, прежде чем он внезапно проснулся. Джеральд попытался проверить револьвер под подушкой, но его рука не сдвинулась с места. Дернув сильнее, он окончательно проснулся от металлического лязга и тихого женского смеха. На сей раз прикованным к кровати оказался он.

— Если ты готов, мы могли бы перейти к сцене «Наложница, омывающая Орудие своего Повелителя».

14
{"b":"586757","o":1}