ЛитМир - Электронная Библиотека

Эта женщина завладела его сознанием. Без нее он уже не мог нормально существовать. Такого не бывало прежде, и Джеральд ужасно разозлился: на Кэтрин — за то, что она сотворила с ним такое, и на себя — за то, что позволил себя примитивно окрутить.

Вернувшись домой, он сел на диван и, сжав голову руками, заставил себя рассуждать логически. В этом он видел единственную возможность избавиться от мук ревности, от тоски и страха, которые снедали его.

«Итак, где может быть Кэтрин? Предположим, что она с Найтингейлом, — при этой мысли сердце Джеральда болезненно сжалось. — Куда он мог ее отвести? Клубы, в которые он ходит развлекаться, работают с одиннадцати часов. Сейчас только половина десятого. Домой он ее, конечно, не поведет: у него семья, а если жена с дочерью и в отъезде, то все равно приводить вечером женщину к себе на виду у соседей слишком рискованно для человека его положения. Ресторан? Загородная вилла? Частный клуб? Сколько мест в городе и окрестностях, где он может уединиться с Кэтрин!»

И вдруг, еще прежде, чем он сам сообразил, зачем это делает, Джеральд подошел к телефонному аппарату и набрал по памяти номер. После двух гудков на том конце провода раздался спокойный, уверенный, вежливый баритон:

— Малькольм Найтингейл. Алло? Алло?

Он дома. Джеральд положил трубку. Почему-то проверять таким способом других возможных кавалеров Кэтрин показалось ему ненужным. Это было слишком очевидным проявлением обычной ревности. «Не надо обманывать себя. Ты с самого начала думал, что она — дикая кошка, и ты оказался прав. Все эти девичьи поцелуи — просто уловка. Эта женщина сейчас может быть где угодно и с кем угодно. Она меняет мужчин, как перчатки, и ты далеко не единственный, кого она свела с ума своими невинно-зелеными глазами и пухлыми губами. Успокойся, с ней-то ничего не случится. Смотри, как бы не случилось с тобой. Уже случилось. Ты снова попался, Джеральд».

Да, совершенно очевидно, что он влюблен в эту своевольную, непредсказуемую и такую потрясающую женщину.

«И что толку? Она поиграет со мной и забудет, как наверняка забыла уже многих. Глупо надеяться. Самое большее, что мне достанется, — видеть, как она по утрам идет по дорожке от крыльца к калитке. Да еще, может, пару раз столкнемся в супермаркете».

Опершись локтями о колени и горестно опустив голову, Джеральд уселся на диван и предался невеселым мыслям. Внезапно он почувствовал, как что-то холодное и влажное ткнулось ему в лоб, а потом мягкий теплый собачий язык несколько раз лизнул его щеку.

— Грубер! Ты утешаешь меня? Неужели я так расклеился? Эх, пес… Ты настоящий друг человека. Пойдем, я дам тебе поесть.

Открывая банку собачьих консервов, Джеральд снова вернулся мыслями к первой версии. «А что, если с ней беда? Вдруг ей нужна помощь, но она не может позвать меня? Думай, Джеральд, думай: где она может быть?»

Он поднял глаза к потолку, чтобы сосредоточиться. «Что Кэтрин говорила в последние дни? Что она собиралась предпринять? Проверка компьютерных файлов ничего не дала, разговоры между сотрудниками — только о предстоящей свадьбе Мэрилин. Что она собиралась делать дальше? Эта женщина не желает придерживаться инструкций, она наверняка захочет сама искать изумруды. Где она будет их искать?»

Взгляд Джеральда скользнул по кухонному шкафу со стеклянными дверцами. Внутри стояли баночки с приправами, коробки с чаем и кофе… Стоп! Склад! Ну конечно! Кэтрин говорила с самого начала, что собирается осмотреть склад товаров. Значит, скорее всего, она решила пойти туда сегодня. А осмотреть помещение незаметно можно только тогда, когда в нем никто не работает. Рабочие уходят в восемь. На обход склада нужно несколько часов, раньше полуночи ей не управиться. Но по ночам туда заходит охрана. Если Кэтрин обнаружат, неприятностей не оберешься.

Джеральд представил себе, как Кэтрин выводят в наручниках и сажают в полицейскую машину. «Нет уж, для стальных браслетов у нас есть применение получше! Я выведу ее оттуда, пока это не сделали другие», — решил он.

Почему-то Джеральд был уверен, что его догадка верна. Не тратя время на обдумывание других версий, он выбежал из дома, вскочил в машину и понесся в сторону города. Удивленно приподнятые гардины на окнах соседних домов снова опустились.

Осторожно отворяя дверь все шире, Кэтрин напряженно вслушивалась. В тусклом свете редких лампочек громады мешков и ящиков казались зловеще нависшими скалами. От них ложились густые тени, и в проходах почти ничего не было видно.

Но во всяком случае Кэтрин была здесь одна. Никаких контрабандистов с черными повязками и автоматами через плечо. Никаких мрачных мафиози в белых шарфах и с сигарой в углу рта, подсчитывающих доллары в толстых пачках и драгоценные камни в бархатных мешочках. Никого. И все-таки ей очень не хотелось покидать свое убежище. Пришлось напомнить себе, что она — Отважная Кэт, которая должна и сможет в одиночку справиться с бандой преступников, используя свое самое главное оружие, о котором говорил агент Крафтон, — интеллект.

«Итак, что сделает теперь Отважная и Умная Кэт? — спросила она себя, бесшумно закрывая дверь туалета и крадучись продвигаясь вдоль стены. — Умная Кэт будет держаться в тени, на случай, если тут все же есть камеры наблюдения».

Она решила быстро пройти туда, где лежат мешки, прибывшие с последней партией, и осмотреть их. Хотя бы несколько. Ей пришлось признаться себе, что она совершенно не продумала, как именно станет проверять мешки, как сделает это быстро и не рассыплет при этом слишком много кофе. И вообще, в каждом ли мешке будут камни? Кэтрин понятия не имела, сколько изумрудов могли составлять одну контрабандную партию. Двадцать? Сто? Тысяча? Везут ли их все в одном мешке или рассредоточивают по нескольким? «Наверное, все-таки по нескольким, — решила она, — чтобы не все пропали, если именно этот единственный мешок вскроет таможня. Интересно, а как они помечают те мешки? Ведь не станут же они перемывать потом всю партию!»

Подойдя к заветным мешкам, Кэт попробовала сдвинуть верхний, но ей не удалось сместить его даже на сантиметр. Мешок весил не меньше пятидесяти килограммов. Наверное, контрабандисты не настолько глупы, чтобы класть мешки с товаром на самый верх. Скорее всего, они где-то внизу, в глубине. Как же до них добраться? Новая проблема. Да, нелегка работа тайного агента!

Для начала Кэтрин решила осмотреть повнимательнее мешки, лежащие на виду. Вдруг на них есть какие-нибудь знаки? Сбоку не видно ничего особенного. Серая мешковина, швы. Прижавшись к штабелю и вытянув шею, она, изо всех сил напрягая в полумраке глаза, стала разглядывать маркировку.

Послышался какой-то звук. Или показалось? Кэтрин осмотрелась и ничего не увидела, но на всякий случай присела на корточки. Ладони мгновенно вспотели, сердце отчаянно забилось. Выждав минуту или две, успокоив дыхание, Отважная Кэт, чувствуя себя уже совсем не такой отважной, снова принялась рассматривать мешки. Поняв, что так ей много не увидеть, она решилась забраться на штабель. Ухватилась покрепче, уперлась ногой, приготовилась оттолкнуться от пола…

И тут откуда-то сзади огромная рука в черной перчатке зажала ей рот и потянула назад и вниз. Другая черная рука обхватила Кэтрин за корпус, прижав ее локти так, что она не могла пошевелиться.

Глава десятая

В голове Кэтрин пронеслись мысли о ноже и фонаре, но они были в рюкзаке у нее за спиной, и о том, чтобы достать их, теперь не могло быть и речи. В фильмах она видела, как герой в такой ситуации перебрасывает нападающего через плечо или бьет назад ногой, но ничего этого она делать не умела. Да и противник ее, судя по размеру ладоней и силе бицепсов, был явно в другой весовой категории.

Однако дешево продавать свою шкуру Отважная Кэт не собиралась. Она попыталась было укусить руку, зажавшую ей рот, но даже не смогла разжать челюстей. Попробовала ударить локтем туда, где, по ее расчетам, должно было быть солнечное сплетение, но ей не удалось ни согнуть руку, ни отвести ее для удара. От злобы, досады, страха и просто от недостатка воздуха Кэтрин замычала.

19
{"b":"586757","o":1}