ЛитМир - Электронная Библиотека

— Меня зовут Малькольм Найтингейл. — Рукопожатие было твердым и деловитым. — А это мои коллеги, Дуг Ормонд и Лестер Дарт, — представил он тех, что сидели справа и слева от него.

Эти двое внушили Кэт надежду: для офисных служащих они были слишком развиты физически. Когда Ормонд сжал руку Кэтрин, она заметила, что у него волосатые костяшки пальцев, а приветствие похоже скорее на рык льва. Лестеру Дарту она дала бы десять лет тюрьмы за один запах его одеколона.

Вежливо улыбнувшись, она уселась на предложенный ей стул. Ее начали подробно расспрашивать о предыдущей работе. Большинство вопросов были скучными и заурядными, но время от времени вдруг попадались необычные. Так, ее спросили, знает ли она такого-то и такую-то — людей, которые никогда не работали в ее компании.

Продолжая вежливо отвечать на вопросы, Кэтрин про себя размышляла: «Неужели их ничего больше не интересует? Вряд ли у них хватило бы мозгов, чтобы успешно руководить преступной организацией. Интересно, а легальные-то дела как у них идут? Впрочем, это не важно. Вот закончу свою секретную миссию здесь, и можно будет перейти куда-нибудь еще, — мысленно все более воодушевлялась она. — Главное начать, оторваться от прежней скукотищи. А вообще-то надо будет поехать в отпуск. Куплю билет куда заблагорассудится, а там…»

— Спасибо, мисс Бэкстайн, — прервал ее размышления тот, что был похож на телеведущего. — Мы вам позвоним.

Его глаза недвусмысленно говорили, что, будь его воля, он, конечно же, всем прочим кандидатам на эту должность предпочел бы именно Кэт.

Глава четвертая

«Я сумею! Я сделаю это! Я — Отважная Кэт, которой все по плечу!» — подзадоривала она себя, но длинная палка с валиком на конце застыла в руках. На то, чтобы взять и провести валиком вниз, у Кэтрин не хватало духу. Ведь тогда на стене останется краска, и никуда ее уже не денешь. Краска в тазике ужасающе темная, темно-пурпурная. А стены такие белые, такие…

— Скучные! Вы скучные, тоскливые! Надоели! — пробормотала Кэтрин и для храбрости посмотрела на фотографию, выдранную из журнала и приколотую к стене в качестве образца. Там цвет стен был бордовый, а не пурпурный.

Пурпурным был потолок. Его Кэтрин уже покрасила, и теперь ей казалось, что она находится внутри гигантской виноградины.

Она решительно провела валиком первую полосу и тихонько ойкнула, когда на белом фоне появилось красное пятно, словно по стене полоснули ножом и на ней выступила кровь.

«Ничего. Если что, можно будет закрасить», — успокоила себя Кэтрин, сжала зубы и продолжила катать валиком вверх и вниз.

— Любите виноградный цвет? — насмешливо спросил низкий мужской голос у нее за спиной.

От испуга она вскрикнула и выронила свой малярный инструмент. Мимо Кэтрин метнулась темная тень, и в следующую секунду мускулистая рука Джеральда Крафтона подхватила падавший валик, так что всего несколько красных капель попали на брезент, покрывавший пол.

— Это не виноградный… это бордовый. А как вы вошли?

— Дверь была открыта.

— Могли бы постучать.

Она посмотрела на Джеральда, и во рту у нее пересохло. Он, видимо, возвращался с пробежки. Пропотевшая футболка прилипла к телу, обозначив мышцы на груди и животе. Спортивные шорты открывали мускулистые бедра и обтягивали ягодицы. Джеральд наклонился, обмакнул валик в краску.

— Я не хотел вас отвлекать от… от того, чем вы занимались.

— Какая тактичность! — На языке у Кэтрин вертелась пара едких замечаний, но она воздержалась от них: Джеральд клал краску на стену так ровно, что просто загляденье.

Разминая затекшие плечи, она предоставила ему и дальше орудовать валиком.

— Как вы думаете, не слишком темно?

— Смотря для чего.

Она шумно выдохнула, изобразив, будто оскорблена его намеком.

— Я про краску! Краска не слишком темная? Я хочу, чтобы получилось вот так, — она отлепила от стены фотографию и поднесла к глазам Джеральда.

С минуту он разглядывал бордовые стены, фиолетовый потолок и золотые полоски, разграничивавшие их, а потом поинтересовался:

— Это гибрид старого английского паба и восточного гарема?

— Ладно, проехали, — смутилась Кэтрин. — Хотите лимонаду?

— С удовольствием.

Она пошла в кухню. Джеральд крикнул ей вслед:

— Вы знаете, что у вас цвет стен не сочетается с цветом потолка?

Кэтрин закатила глаза и, про себя обозвав Крафтона узколобым, прокричала в ответ:

— Считается, что это стильно!

— А, ну-ну…

Даже не видя его, Кэтрин была уверена, что он точно так же сейчас закатил глаза. Интересно, как он ее обозвал?

— Не забывайте, что вы — наемный рабочий, — сказала Кэтрин, входя в гостиную со стаканами, в которых позвякивали кубики льда.

— А что мне полагается за работу, не напомните? — Джеральд опустил валик в таз с краской, принял из рук хозяйки запотевший стакан и, поднеся его к губам, сделал большой глоток. Кэтрин прилипла глазами к вздувшимся на его шее мышцам. Джеральд пил размеренно и с удовольствием. На его последнем глотке она очнулась и, презрительно разделяя слоги, произнесла:

— Ин-фор-ма-ци-я.

Оторвав стакан от губ, он взглянул на нее с недоумением:

— Вы получили место?

Кэтрин победоносно улыбнулась:

— Пару часов назад.

Одним прыжком он оказался рядом с ней и поцеловал прямо в раскрытые от изумления губы. Застигнутая врасплох, потрясенная, Кэтрин замерла и тут же инстинктивно схватилась за его локти — то ли чтобы оттолкнуть Джеральда, то ли чтобы не упасть самой… Ее пальцы ощутили горячие вздутые бицепсы, в нос ударил запах мужского пота, краски и лимона. Запах секса…

Тело Кэтрин откликнулось на этот запах. Оно ждало большего. Оно требовало большего! Она подалась вперед, но в этот момент Джеральд резко отстранился и, подхватив Кэтрин на руки, закружил по комнате.

— Ура! Есть! — закричал он и с размаху усадил ее на диван, сделав большой — даже слишком большой — шаг назад. Если бы Кэтрин не знала, кто перед ней, она могла бы подумать, что смутила его. Ах, если бы!..

А вот сама она была не только смущена, но и озадачена. Подумать только! Едва знакомый мужчина бросился ее целовать! Сколько перемен произошло за последнюю неделю! Начала менять интерьер дома, сменила работу, с головой окунулась в мир секретных операций и шпионажа, где ее подстерегали опасности…

При мысли об опасностях по телу Кэтрин пробежали мурашки.

— Мне понадобится пистолет? — спросила она.

Джеральд, склонившийся над тазиком с краской, замер, не донеся валик до стены, и оглянулся с комично-испуганным выражением на лице.

— Ну, зачем же пистолет? Дайте мне пощечину, и все. Обещаю, больше этого не повторится.

— Я имею в виду — для задания, — ответила Кэтрин упавшим голосом.

«Неужели больше не повторится?» — ее уверенность в том, что новая жизнь вступила в свои права, резко пошла на убыль. Этот краткий, нечаянный поцелуй был самым возбуждающим сексуальным переживанием Кэтрин, а теперь ей обещают, что такое больше никогда не повторится. «А я хочу, чтобы повторилось! И не только это…»

Глазами, полными слез, она смотрела, как двигается по стене валик, послушный сильным рукам гостя.

— А вы когда-нибудь стреляли из пистолета? — спросил Джеральд.

— Из духового ружья, когда была в лагере скаутов. Считается? — Кэтрин приложила все усилия к тому, чтобы ее голос не дрожал.

— Нет.

Не отрываясь, он продолжал мягко водить валиком по стене.

— Но в книжках и фильмах у секретных агентов всегда при себе оружие, — возразила Кэтрин и представила, что у нее есть маленький дамский револьвер, который легко спрятать в сумочке. Лучше всего серебряный, с перламутровой рукояткой.

— Нет. Не у всех. Если у вас найдут оружие, ваша песенка спета.

Оглянувшись через плечо на Кэтрин, изо всех сил пытавшуюся скрыть разочарование, Джеральд продолжил:

— Не расстраивайтесь. У вас есть куда более смертоносное оружие, чем любые пистолеты…

8
{"b":"586757","o":1}