ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стоя лицом ко мне, Лия ссутулила плечи.

— Спасибо тебе. Ты спасла мне жизнь. Я этого никогда не забуду. И не забуду тебя.

— Ты уверена? — спросила я, беспокойство за неё узлом стянуло грудь. — Ты знаешь, как...

— Я знаю, как добраться домой.

И снова я решила попытаться. Она так молода. Мне казалось неправильным, отпускать её одну.

— Но ты не можешь лететь днем. Что ты будешь...

— Я буду прятаться днем. Мне недалеко до дома. Всего пара дней. Со мной всё будет хорошо.

Лия уверенно улыбнулась, и я поняла, что она не ребенок. Уже нет. Кто бы не повзрослел после жизни в плену у энкросов?

И я знала, что с ней всё будет хорошо. Лия — водная драко. Они никогда не отходят далеко от воды. Та станет её защитой, если потребуется. На одно краткое мгновение я хотела предложить ей остаться с нами, но что мы могли предложить ей, кроме риска и неизвестности? Ей, возможно, будет лучше без нас где-нибудь ещё.

— До свидания, Лия, — сказала я. — Береги себя.

— О, несомненно. А еще обещаю, что остаток жизни проведу в скучной повседневности.

Я едва заметно улыбнулась.

— Райская жизнь.

Она удивила меня, когда быстро обняла, а затем сделала несколько шагов, и её внешняя человеческая оболочка стала таять, материализуясь в темно-синюю кожу водного драко. Затем она исчезла, скользнув в ночь. Я смотрела на темно-синий мерцающий цвет её тела, пока он стал совсем невидим на ночном небе.

Смотреть, как уходила Лия, было тяжело, это прибавляло веса моему горю; я понимала, что никогда больше не увижу её, никогда не узнаю наверняка, добралась ли она домой и прожила ли ту самую спокойную скучную жизнь.

— Давай, Мириам, — мягко сказала Тамра. — Нужно расстелить спальные мешки.

Моя сестра окинула Уилла взглядом.

— У нас есть какая-нибудь еда?

Он кивнул и пошёл обратно к фургону.

При упоминании еды мой желудок заурчал, но усталость победила. Я зашевелила своими отяжелевшими конечностями. Опустившись вниз, расстелила спальный мешок и юркнула внутрь, чувствуя, что мне нужно побыть одной... пускай даже я притворюсь спящей. Остаться сейчас наедине с Уиллом, рассказать ему, что у меня на сердце или чего уже в нём нет, что умерло и что потеряно — это уже было бы чересчур.

Вот только мне не пришлось притворяться. В ту же секунду, как моя голова коснулась земли, измождение взяло верх, и я отключилась.

* * *

Я резко проснулась, каждый нерв моего тела напрягся. Странное чувство приятного возбуждения гудело во мне. Я села, полиэстеровый материал спального мешка соскользнул на талию с тихим шелестом.

Я оглядела территорию вокруг. Мириам и Тамра спали рядом. На мгновение я замерла в восхищении от того, как струились волосы моей сестры: словно серебряный водопад, расплескавшийся по земле. Я уже привыкла к их виду. Я больше не думала о ней, как о новой Тамре. Она просто Тамра. Моя сестра. Облегченный вздох разомкнул мои губы. По крайней мере, я не потеряла её.

«И у тебя всё ещё есть Уилл».

При этом напоминании мой взгляд стал блуждать в поисках.

Я его нашла. И он смотрел на меня. Уилл сидел спиной к дереву, подогнув ногу так, чтобы можно было облокотиться на колено рукой. Я могла с легкостью поверить, что он ждал, когда я проснусь.

Я села немного прямее.

— Уилл.

Мягкий звук моего голоса нарушил мертвую тишину леса. Я мельком взглянула на спящих девушек, испугавшись, что могла разбудить их. Они не шевелились.

— Почему ты не спишь? — спросила я.

— Просто сижу тут и думаю.

Я облизнула губы.

— О чём?

Уилл пристально смотрел на меня издалека около минуты, его ореховые глаза блестели в темноте.

— О том, как ты всегда будешь думать, что я хотел его там оставить.

У меня перехватило дыхание, и мне понадобилось время, чтобы ответить. Когда я решилась, то обрадовалась спокойствию своего голоса.

— А ты хотел? — спросила я, хотя ни на мгновение не поверила, что он желал этого. Уилл не такой.

Он покачал головой, опершись на дерево.

— Я сделал то, что хотел он, Джасинда. Я видел это в его глазах. Это всё, что я мог сделать.

Я медленно кивнула.

— Это правда.

Его глаза сузились и впились в меня.

— Но тебя это не устраивает.

— Я тебя не виню.

— Можешь не говорить. Я все вижу по твоим глазам. Ты мне теперь даже не позволишь коснуться твоей руки...

Его голос дрогнул.

Уилл считал, что я винила его за то, что мы потеряли Кассиана? Я вылезла из спального мешка, намереваясь объяснить ему, что это заблуждение. Быть может, поначалу я и сердилась на Уилла, но в какой-то момент поняла, что он сделал единственную возможную вещь, чтобы все остальные сумели выжить.

Уилл смотрел на меня спокойно и пристально, пока я приближалась к нему, шелестя сухой листвой под ногами.

— Что ты делаешь? — спросил он, когда я опустилась рядом с ним, чтобы доказать ему, что больше не злюсь на него... что верю ему. Верю в нас. Я была так зациклена на том, чтобы скрыть от него своё горе... так боялась уязвить его своей неприкрытой болью. Но вышло так, что я всё равно причинила ему боль.

— Показываю тебе, — сказала я.

— Показываешь мне что?

— Что с нами всё хорошо. Я знаю, что ты спас бы его, если бы мог. Я не хотела, чтобы ты думал, что я виню тебя. Я избегала тебя, потому что чувствовала себя виноватой.

— Виноватой?

— За то, что мне не хватает Кассиана. За то, что мне так... грустно.

Я покачала головой. «Грустно» показалось мне совершенно неподходящим словом. Я навсегда утратила часть себя. Часть меня мертва. Кассиан материализовался у меня в голове, и это было похоже на помутнение рассудка. Словно удар прямиком в живот, который перекрыл мне дыхание. Моя грудная клетка неравномерно вздымалась, борясь за глоток воздуха. Огненный локон волос упал на глаза.

— Тебе не надо притворяться, что ты не грустишь. Не нужно винить себя за чувства. За... — Уилл запнулся, и я видела, с каким трудом он произнес следующие слова. — Не вини себя за то, что он тебе тоже небезразличен.

Моё сердце сжалось, и я поняла, что моя любовь к Уиллу — верный выбор. И он всегда был верным. То, как Уилл сказал эти слова, доказывало, что мои инстинкты никогда не ошибались по поводу нас и него. Он бы никогда намеренно не сделал никому ничего плохого. Ни мне. Ни даже Кассиану.

Уилл убрал прядь моих волос с глаз, его взгляд был нежен.

— Джасинда, — прошептал он. — Ты ничего не обязана доказывать мне.

Его брови нахмурились. — Особенно, когда я так же не уверен, как и ты.

Я нахмурилась.

— Что ты имеешь в виду?

Уилл вздохнул, и выражение его лица стало напряженным, как будто он испытывал физическую боль.

— Я все время проигрываю этот последний момент в голове, спрашиваю себя, был ли какой-то способ... не оставлять его там.

Я обхватила его лицо ладонями и заставила посмотреть на меня, чтобы он точно услышал.

— Ты сделал всё, что мог.

— Как ты можешь быть так в этом уверена?

— Потому что из-за того, что сделал намеренно, ты бы сейчас так не убивался. И ты не способен причинить мне боль.

Вот она — правда. Эта правда возникла с самого первого дня. С тех пор, как мы встретились впервые. Уилл не причинил бы Кассиану вреда, если бы это ранило меня. Я знала это.

Я провела большим пальцем по его нижней губе, повторяя её форму, запоминая мягкую поверхность. Он закрыл глаза, а я приблизилась ближе к его рту. Его губы разомкнулись, и я ощутила тепло его дыхания.

Уилл открыл глаза, и они стали темнее, чем мгновение назад, а я ощутила прилив удовлетворения от оказанного на него эффекта.

Я придвинулась ближе и положила руку ему на грудь, нежно и медленно его целуя. Отодвинувшись назад, я снова взглянула в его глаза, которые были так близко ко мне. Они мрачно поблескивали. Я наклонилась за еще одним поцелуем, но Уилл остановил меня, положив твердую руку мне на плечо.

17
{"b":"586759","o":1}