ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я кивнула и моргнула, почувствовав неожиданное жжение в глазах.

— Да. Поняла.

Разве я не делала так же, вспоминая своего отца?

Его взгляд блуждал по моему лицу, словно он запоминал меня и этот момент.

— Да. Думаю, ты понимаешь.

Запрокинув голову, он кинул в рот еще «Крекер Джека».

Я повторила за ним.

— М-м-м, неплохо.

Он закивал и толкнул меня плечом.

— Не могу поверить, что ты раньше не ела «Крекер Джек».

Я выпучила глаза.

— Ела? Да я в глаза его не видела, — призналась я.

— О, какое кощунство.

— Эй! Я провела... сколько? Два месяца в человеческом мире! Мое образование еще не затронуло тему «Крекер Джека». — Я захихикала, покачиваясь на столе. — Мне еще многому предстоит научиться. Как я понимаю.

Все еще с теплой улыбкой на лице, он дотронулся до моих волос и провел рукой по влажным прядям.

— У нас будет все время мира. Я тебя научу, — пробормотал он.

И я была совершенно уверенна, что речь шла не о будущих занятиях по разбору вредной еды.

Щеки запылали, когда он наклонился, чтобы поцеловать меня. Совсем близко к моим губам он прошептал:

— Скоро, Джасинда, мы будем вместе. Будет спокойствие. Мы будем свободны. И счастливы.

Каждая частичка моего тела оживилась при первом же прикосновение его губ к моим. Я почувствовала соленый вкус «Крекер Джека» и знала, что никогда не забуду, что чувствовала в этот момент.

— Нам пора идти, — произнесла я, вставая.

— Да. — Он вздохнул, подбирая сумку. — Подожди. Чуть было не забыл о самом главном. — Он раскидал повсюду попкорн, копаясь в коробке. — Ага, вот он!

— Что это?

— Приз. В каждой коробке есть приз.

Что-то выпало ему на ладонь. Он долго смотрел на это что-то, и улыбка медленно стала появляться на его идеальных скульптурных губах.

— Что?

Я игриво толкнула его локтем.

Он сжал мою руку.

— Просто идеально. До тех пор, пока я не достану тебе что-нибудь получше.

Он надел фиолетовое пластмассовое кольцо мне на палец. Как раз в пору.

Мы оба на мгновение не могли оторвать от него взгляд. Сверху кольца было выгравировано сердечко. Я обвела это крошечное сердце кончиком пальца.

— Теперь ты сможешь смотреть на свою руку, когда пожелаешь. И даже если меня нет рядом… Ну, ты знаешь...

Его теплые пальцы сжали мои, а наши взгляды встретились.

— Знаю что? — прошептала я.

— Что мое сердце принадлежит тебе. Что я люблю тебя.

Эти слова, его глубокий взгляд...

Я не могла дышать. Но тут почувствовала себя так, словно мне не был так необходим кислород, когда у меня был он. Уилл питал меня... Вдыхал в меня жизнь. Мог сделать так, чтобы все было хорошо. Он прошел со мной через все: мое исчезновение, мою связь с Кассианом... Он всегда считал меня важнее самого себя. Просто чудо, что он не сбежал и не пошел в противоположную сторону.

Вдали засигналил фургон. Я посмотрела вверх и заметила Тамру, стоявшую рядом с водительским местом и запустившую руку в окно. Ей не терпелось отправиться — без сомнения, она нервничала, что охотники могли поймать нас. От такого напоминания улыбка исчезла с моего лица. Вот так просто счастливый момент исчез за считанные секунды.

— Идем.

Я направилась к фургону. Отошла всего на несколько шагов, когда Уилл снова взял меня за руку. И я была этому рада. Рада была чувствовать, как его палец блуждал по кольцу на моей руке. Не важно, насколько положение вещей было плохим, он все равно не отпустил бы меня. Возможно, никогда не отпустит. Неважно, что случится. Неважно, что я попрошу у него. Я не знала, что я такого сделала, чем заслужила его. Просто знала, что не хотела терять этого парня, который так много значил для меня. Значил все.

— О, стоп. Я забыл взять батарейки для фонариков и ламп. Думаю, заряд на нуле. — Он пихнул сумку с едой мне в руки. — Сейчас вернусь.

Я обернулась, восхищаясь его стройным телом, пока он бежал обратно в комплекс.

— Джасинда?

Я вздрогнула, услышав свое имя. Кассиан стоял прямо за мной. Я не была удивлена, что не услышала, как он подошел, но удивилась, что не почувствовала его. Раздражение промелькнуло в его взгляде, когда он посмотрел поверх меня на Уилла. Снова взглянув на меня, он быстро остудил эмоции в своих глазах, но я все еще чувствовала остаточный осадок внутри.

— Да? — спросила я, проклиная неловкость момента.

— Я просто хотел поблагодарить тебя.

— За что?

— За все, что ты сделала ради моей сестры. Я знаю, что вы обе не всегда ладили.

Я улыбнулась.

— А как насчет "никогда"?

Он улыбнулся в ответ, склонив голову в знак согласия. И эта убийственная улыбка — вспышка прямых, белоснежных зубов на смуглом лице — напомнила мне о количестве девушек, жаждущих этого парня. И дело не в его силе и положении в Стае.

— Да. Она не особо старалась понравиться тебе. Боюсь, отцу придется серьезно поработать над этим. — Его улыбка угасла. — Но ты все же хотела спасти ее и осталась с ней, когда думала, что я мертв.

— Я сделала это ради тебя.

Тишина повисла между нами, и я заерзала под его пристальным взглядом. Подумала о его словах, о том, как мы рисковали, чтобы спасти ее, и с трудом сглотнула. Она все еще была в опасности. Все еще не выбралась. Пытался ли он заставить меня остаться и помочь? Но заглянув в его блестящие темные глаза, я увидела только искренность в чертах его лица. В этом разговоре не было скрытого мотива.

— Давай сюда.

Он взял сумку из моих рук, и вместе мы пошли к фургону, тихо шагая по асфальту.

Я окинула его оценивающим взглядом. Он немного хромал при ходьбе.

— Как себя чувствуешь?

— Жить буду. Скоро снова буду собой. В конце концов, мы быстро лечимся.

Правда. И это навело меня на мысль, что он был действительно серьезно ранен, если все еще продолжал страдать от эффекта. Внутри что-то съежилось и угасло, когда я подумала о Кассиане, испытывающем боль.

Он метнул в меня взгляд, его губы расплылись в улыбке, которая, как я предположила, должна была подбодрить меня и убедить в его хорошем самочувствии.

— Не кори себя, Джасинда. — Конечно же, он чувствовал мои переживания, что лишь от одной мысли о его ранениях мне становилось дурно. — Все уже позади. Я буду в порядке, — сказал он, нежно проведя пальцем по моей щеке. Затем нахмурился, отступил назад и опустил руку. В нем молниеносно возникло чувство сожаления за это прикосновение.

Мы добрались до фургона, и он, к счастью, пошел вперед, чтобы отнести сумку на переднее сидение.

Я стояла рядом с задними дверями, рокот его слов все еще звучал в моей голове. Все было кончено. Ведь так? На самом деле? Могла ли я отпустить его и остальных с этим вопросом, этим страхом, который просачивался сквозь меня, словно вирус?

Я уперлась головой в жесткую стену фургона и шумно выдохнула. Тупая головная боль пульсировала в районе глаз. Кассиан захотел ехать прямо сейчас. Я нашла эту просьбу странной, но сейчас мне казалось, что неплохо было бы побыть немного в одиночестве без Уилла и Кассиана.

Я потерла веки большим и указательным пальцем, затем сжала их на переносице. Я делала так несколько раз, пытаясь облегчить боль.

Деган сидел напротив меня и просто рассматривал меня своими свинцовыми глазами, такими холодными, что меня бросило в дрожь. В конце концов, я не могла больше выносить это. Убрала руку от глаз и потребовала ответа:

— На что ты смотришь?

— На тебя.

Я фыркнула.

— Это понятно. Почему ты пялишься на меня?

Тамра подняла взгляд, очевидно заинтересованная в ответе.

Он едва заметно пошевелил рукой.

— Ты мне кое-кого напоминаешь.

Покачав головой, я отвела взгляд, посмотрела на пол фургона, чувствуя, как он грохочет под подошвами моей обуви. Мне не был интересен какой-то там драко, которого я ему напоминала, какой-то драко, которого он...

Мой взгляд снова переметнулся на него. Каждый нерв в моем теле натянулся, внезапно насторожился.

29
{"b":"586759","o":1}