ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я подумала о Лии, Роке и остальных — интересно, спаслись ли они. Рот заполнил горьковатый вкус.

— Я уверен, что для меня есть лучшее место, чем это, — добавил он.

Я обернулась к нему.

— Что ты ожидаешь найти?

— Быть может, то место, в которое я смогу привнести что-то хорошее.

— Ты можешь сделать это здесь.

Он поморщился. Уголок рта приподнялся, и на лице возникла полуулыбка.

— Тогда я ищу место, в котором смогу забыться. Теперь достаточно честно?

Его фиолетово-черные глаза впились в меня, и я поняла, что он говорил не только о своей семье и не только о своей сестре.

Я открыла рот, но он вскинул руку, чтобы остановить меня.

— Я все понимаю, Джасинда. Раньше не понимал, но теперь... с тех пор, как мы связали друг друга узами...

Он резко рассмеялся, в этом звуке чувствовался дискомфорт.

— Я понял, что ты чувствуешь к Уиллу. Бог мой, действительно понял.

Мои щеки запылали от смущения, смысл его слов дошел до меня. Пока я чувствовала все, что ощущал Кассиан, он испытывал на себе все мои чувства. Даже мои чувства к Уиллу.

— Вау, — пробормотала я. — Мне слегка неловко.

Он снова рассмеялся, но теперь смех был искренним.

Я убрала прядку волос с лица, но она снова упала мне на глаза. Наши взгляды встретились.

— Я надеюсь, что ты найдешь то, что ищешь.

И то, что заслуживаешь.

Он поднял руку и заправил выбившуюся прядку мне за ухо.

— И ты, Джасинда.

Больше не сказав ни слова, он убрал руку и направился к двери. Потом помедлил и повернулся ко мне.

— Прощай, Джасинда.

Дрожа, я втянула воздух поглубже в легкие, зная, что могла больше его никогда не увидеть.

— Прощай, Кассиан.

И он ушел. Дверь мягко щелкнула за ним.

Я поднялась, больше не в силах находиться перед крыльцом его дома настолько близко, чтобы чувствовать каждую его эмоцию, которые были не из приятных в этот самый момент. Печаль. Горе. Усталость, которая залегла глубоко в душу.

Но я не чувствовала, чтобы он сожалел. С этой мыслью я покинула его двор. Это было то, за что я зацепилась. Осознание, что мы оба следовали за своим сердцем без сожаления. И прямо сейчас мое сердце вело меня к Уиллу.

Я поспешила по тропинке, ночная рубашка шелестела при ходьбе. Внезапно из тумана возникла фигура.

Я ахнула и отступила назад, пока не увидела, что это был Уилл.

— Ты напугал меня.

Он медленно приближался ко мне, поглубже засунув руки в карманы джинсов.

— Прости, я проснулся, когда ты уходила. Я волновался за тебя.

Я не могла представить, что он подумал, когда я тайком ускользнула посреди ночи и из всех жителей Стаи отправилась к Кассиану. Но все же в его лице не было злости. Только терпение. Он смотрел на меня, казалось, ждал чего-то, его взгляд был скорее оберегающим, чем настороженным.

— Со мной все хорошо. Просто мы с Кассианом попрощались друг с другом. — Я оглянулась через плечо. — Утром его уже не будет здесь. Я поняла это, хотя он и не сказал это прямо. Я почувствовала. Он ждал, что я приду. Ждал, чтобы сказать мне слова прощания.

Уилл смотрел поверх моего плеча, всматриваясь в тихий дом Кассиана. Налетел легкий ветерок, и качели заскрипели во дворе.

— Он уходит?

— Да. — Я взяла Уилла за руку. Его длинные пальцы обвили мои. — С ним все будет хорошо, — сказала я, веря в это. Кассиан найдет то, что ему нужно. Где-бы это не находилось.

Я начала идти, но Уилл заставил меня остановиться и посмотреть на него.

— Ты в порядке? — Его брови обеспокоенно изогнулись.

Я подалась вперед и пальцами разгладила линии на его лбу, прежде чем обе мои руки скользнули по его щекам, нежно обхватив его лицо ладонями.

— Наконец-то все закончилось. Мы свободны. Мы можем отправиться куда угодно.

Я прижалась к его губам своими, целовала его всем своим естеством, всем, чем я являлась, до тех пор, пока привычный жар не зародился внутри, и я почувствовала, что под кожей мог произойти взрыв. Я отстранилась и хрипло произнесла совсем рядом с его губами:

— Я более чем в порядке.

Он снова притянул меня к себе и поцеловал, и не нужно было никакой связи, чтобы понять, что ему тоже было хорошо.

Я знала это наверняка. Мы оба знали.

* * *

Океан нежно шумел в ушах, пока мы шли с Уиллом, держась за руки. В другой руке я держала сандалии, ремешки которых свисали вниз. Я подвернула джинсы выше колен.

— Ты уверена, что это тут?

Я ладонью прикрыла лицо от солнца, туфли покачивались из стороны в сторону передо мной. Заходящее солнце окрасило небо в великолепный оранжево-розовый цвет, настолько яркий, что на него было больно смотреть. Отдельные каменные выступы были разбросаны вдоль береговой линии. Я представила себя саму, но только многими годами раньше, бегущую с сестрой наперегонки, маму и папу, шедших неспеша за нами, держащихся за руки и с удовольствием наблюдавших, как мы прыгали в набегающую волну. Тамра потеряла один шлепок и с криком плюхнулась в океан, чтобы вытащить его.

Я улыбнулась воспоминаниям и позволила им согреть меня.

Уилл сжал мою руку.

Мы продолжали идти, ноги утопали в песке. Я шла ровно по прямой, пускай даже было тяжело идти по вязкому песку. Предвкушение захватило меня, пока я оглядывала линию берега, надеясь, что она была там. Что я не ошиблась. Если же ее тут не окажется, я буду продолжать искать ее, пока не найду.

В эту секунду мы с Уиллом полностью принадлежали друг другу. У нас было все время мира, чтобы разделить наши общие моменты, такие, как этот — мы вдвоем прогуливаемся по пляжу. И больше не испытываем страха за завтрашний день. Больше не задаем себе вопросов, кем мы являемся и чего хотим.

Я заприметила женщину впереди на пляже, ее волосы частично были скрыты под фиолетовой банданой. Ветер взметал вверх волнистые кончики, словно танцующее пламя свечи, пока она смотрела на водную гладь. Она обняла себя руками и уверенно всматривалась вперед, что-то выискивая в этих золотистых водах и заходящем солнце.

Я остановилась под тенью одного из каменных выступов и проследила за ее взглядом, обращенным на солнце, погружающееся в океан. В груди стало тесно. Это было прекрасным зрелищем.

— Вот и она, — Уилл сжал мою руку. — Идем.

Я кивнула, еще какое-то время смотря на нее, почему-то мне было страшно позвать ее, как будто я боялась, что она исчезнет так же, как и в моих снах.

— Мама!

Она так стремительно повернулась в мою сторону, что я поняла, она ждала меня. Она знала, что я приду.

Мы с Уиллом сплели наши пальцы. Наши ладони обжигающе прижались друг к другу, и я чувствовала стук его сердца, которое билось в едином ритме с моим.

— Идем, — утвердительно сказала я, делая шаг из тени на свет.

КОНЕЦ

Послесловие: список благодарностей

После трех лет, в течение которых я была полностью погружена в мир "Огненного света", очень трудно прощаться с Джасиндой и ее друзьями. Но такова жизнь, и все должно когда-нибудь заканчиваться, и я считаю себя невероятно счастливой, потому что мне удалось поделиться миром "Огненного света" с очень многими читателями. Спасибо вам, что вы отправились со мной в это путешествие.

Хочу выразить особую благодарность всем в Харпер Коллинз за поддержку данной серии. Конечно же, ничего из этого не произошло бы без моих редакторов: Фаррина Джейкобса и Кари Сазерлэнд. Фаррин, спасибо тебе, что обратил внимание на "драконью историю" и дал ей (и мне!) шанс. Твоя поддержка значила очень многое. Кари, твоя внимательность к деталям никогда не перестанет меня удивлять. Спасибо, что не позволяла мне останавливаться на просто "неплохо вышло". Конечные результаты в одинаковой степени твоя и моя заслуга.

Посылаю крепкое объятие моей посреднице — Мойре Каи-Каселле, которая оставалась на моей стороне все эти годы. Мы через многое прошли вместе. Я никогда не сомневалась в нашем партнерстве и считаю, что мне улыбнулась счастливая звезда, когда я, не раздумывая, подписала с тобой контракт. Мариса Расселл — выдающаяся журналистка — спасибо тебе за то, что ты всегда была на высоте и очень быстро выполняла свою работу — особенно тогда, когда я заваливала тебя письмами. Саша Иллингворс, Кара Петрус и Сара Кауфман — спасибо вам за создание удивительных обложек. Тера Линн Чайлдс — ты была первой, кто сказал мне, что я должна добиваться своих целей — спасибо тебе.

47
{"b":"586759","o":1}