ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- А какое? - несмело спросила Оля.

- Самое положительное, - уверенно сказал Пётр. - Жене пока не говори, как получим документы, тогда и обрадуем. Но я не сомневаюсь, что судимость с него снимут. Игнат и более запутанные дела выигрывал.

На этом разговор закончился, они уже приехали.

*

В 14 часов Пётр заглянул в бухгалтерию.

- Оленька, собирайся, пора ехать. Олег сейчас звонил, ждёт нас. Лагерь уже обустроен. Мы там останемся, а он вернётся в город. Завтра утром всю ораву доставят в лагерь теплоходом.

- А ничего, что я раньше уйду? - засомневалась Ольга.

- А ничего, - поддразнил её Пётр. - Мы же едем в лагерь, это тоже работой считается. За праздничные дни тебе премию ещё начислят.

- А что я там делать буду? - испуганно спросила Ольга. - Премию-то за что?

- Будешь нам помогать, за малышнёй присматривать, - успокоил её Пётр. - Завтра с ними воспитатели приедут, вот все вместе ребятне праздник устроим. Не пугайся, будешь вместе с ребятишками жизни радоваться, вот и вся работа.

- Хорошо, поехали, - согласилась Ольга.

Они закрыли бухгалтерию, отнесли ключи в приёмную, Пётр снова помог Ольге сесть в машину. Выехав из города, Пётр вскоре свернул на неприметную, слабо наезженную дорогу, ведущую на юг. Дорога до лагеря заняла около получаса. Они выехали на пригорок, с которого хорошо был виден размещённый на берегу палаточный лагерь. Когда они вышли из машины, к ним поспешил обрадованный Олег.

- Привет, - жизнерадостно сказал он, - молодцы, что быстро приехали. Располагайтесь. Вон та палатка, что возле кухонного блока, поставлена для вас. Там две комнатки и умывальня своя, надеюсь, оцените. Сигналки по краю лагеря я уже разместил, так что вам можно уже не беспокоиться. Не думаю, что сегодня сюда может кто-нибудь забрести. Если что, домовые отпугнут. Ну, я поехал. Счастливо оставаться, ждите нас завтра часам к десяти.

Олег забрался в свою машину, вскоре она скрылась за пригорком.

- Пойдём к морю? - предложил Пётр, - по дороге вещи забросим в палатку.

Он достал из машины Олин баул, свой рюкзак, взял их в одну руку, свободной рукой приобнял Ольгу за плечи и повёл к указанной Олегом палатке. Они не стали заходить в эту палатку, Пётр оставил вещи у входа и повёл Ольгу дальше, к берегу. Остановившись у прибрежных кустов, он повернул любимую лицом к себе и взволнованно заговорил:

- Оленька, родная, прости, что молчал и не говорил тебе раньше о своих чувствах. Юля не велела, - пояснил он удивлённо глянувшей на него Ольге.

- Почему? - испуганно спросила Оля. - Она не хочет, чтобы мы дружили? - упавшим голосом добавила она.

- Очень хочет, - улыбнулся Пётр, - и не только, чтобы дружили. Просто твоё сердечко должно было окрепнуть после выздоровления, вот она меня и придерживала, - шутливо пожаловался он. - Оленька, радость моя ненаглядная, - жарко шепнул он и нежно поцеловал потянувшуюся к нему Ольгу.

Несколько минут они самозабвенно целовались, забыв обо всём на свете. Потом Пётр охватил ладонями лицо любимой и спросил, глядя в её сияющие счастьем глаза:

- Оленька, ты выйдешь за меня замуж?

- Да, Петенька, - прошептала Оля и вдруг спросила: - А ты мне не снишься? Не могу поверить, что это наяву, - счастливо засмеялась она и уткнулась лицом в шею Петра.

1 мая 2008 года, четверг.

Утром Ольга проснулась, переполненная восторгом и нежностью к спящему рядом Петру. Она лежала тихо, слушала размеренный стук его сердца и вспоминала вчерашний волшебный вечер. Оказывается, в палатке, которую показал им Олег, был накрыт праздничный стол для романтического ужина при свечах. Когда они вошли в переднюю часть палатки, Пётр указал на стоящий в центре стола роскошный букет.

- Это тебе, любимая. Я цветы заранее поставил в воду, чтобы не завяли. Не сердишься, что сначала не вручил их тебе?

- Не сержусь, - помотала головой Оля. - Я вообще сердиться не способна, на тебя тем более. Спасибо за цветы, они замечательные.

За это её наградили долгим поцелуем. За волшебным вечером последовала волшебная ночь. Ольга лежала сейчас и думала, что она даже представить себе не могла, как это может быть восхитительно, когда двое искренне любят друг друга. От воспоминаний её охватило жаром. Она счастливо зажмурилась и тут же почувствовала, как её обнимают ласковые руки, как нежно и бережно Пётр прижимает её к себе.

- Как ты, Оленька? - спросил Пётр, когда они лежали рядышком, приходя в себя после близости. Голова Ольги лежала на груди Петра. - Тебе было хорошо?

- Волшебно, - смущённо отозвалась Оля. - Я даже не знала, что так бывает.

- У нас всегда будет волшебно, - заверил её Пётр. - Ты знаешь, я так тебя люблю, у меня даже слов не хватает, чтобы описать мои чувства. Ты моя половинка, только теперь я осознал, как плохо мне было без тебя.

- Петенька, - всхлипнула Ольга. - А мне-то как было плохо. Я ведь и не жила раньше, а просто существовала.

- Не плачь, любимая, - осыпал её поцелуями Пётр. - Я не хочу, чтобы ты плакала.

- Я так счастлива с тобой, - прижимаясь к любимому, сказала Оля. - Я вот лежала и слушала себя. Понимаешь, всю мою жизнь я внутри себя ощущала какую-то пустоту. А теперь её нет. Я думаю, её заполнила твоя любовь. Видишь, и у меня не хватает слов, чтобы описать, как я тебя люблю.

*

С утра солнышко просвечивало сквозь тонкую пелену облаков, было тихо и тепло. От детдома просматривался вид на бухту, вода в ней была спокойна и по поверхности бухты скользили небольшие яхточки: начинались соревнования юных яхтсменов.

После завтрака запел горн, на звук которого во двор торопились младшие воспитанники в камуфляжной форме двух видов и крепких ботинках. У каждого за спиной виднелись лёгкие удобные рюкзачки. Старшие воспитанники выглядывали из окон или тоже вышли во двор, заинтересованно гадая, что же происходит.

Из здания вышли Олег Васильевич и воспитатели младших групп, тоже одетые в ту же форму. Младшие воспитанники по команде построились по 6 человек в шеренге, всего получилось 20 шеренг. В 1-й шеренге - знаменосец с флагом детдома, 2 горниста, 2 барабанщика и Славка Евдокимов - запевала. Флаг был новый, который придумали на общем собрании: улыбающееся солнце на синем небе.

Олег Васильевич дал команду, строй тронулся, выходя через ворота на улицу, ведущую на набережную. Забили барабаны, зазвучали горны, и Славка запел первую песню:

Встань пораньше, встань пораньше, встань пораньше,

Только утро замаячит у ворот,

Все подхватили:

Ты увидишь, ты увидишь, как весёлый барабанщик

В руки палочки кленовые берёт.

Песня звала, песня подтягивала, песня давала чувство такого единства, братства, что у многих ребят, что уж говорить о девчонках, блестели сдерживаемые слёзы восторга, радости и гордости от принадлежности к этому единству. На улицах, по которым шёл строй, люди останавливались, недоверчиво и радостно прислушивались, а подбегавшие ребятишки пытались пристроиться к стройной колонне, но не осмеливались идти совсем рядом, шли в отдалении.

Слова песен пока хорошо знал только Славка, но остальные быстро учились подхватывать припевы. Колонна спустилась к набережной, прошла по ней к центру города, где, гордо и торжественно пройдя по центральной площади города, свернула к причалу. Всё это время звучали песни, которые вызывали восторг и ностальгию у большинства встречных:

"От улыбки хмурый день светлей"

"Дважды два четыре..."

И другие детские песни из советского прошлого.

Но особенно сильные эмоции выпали на долю самих участников марша. Никогда не забыть им этого чувства единения, защищённости, восторга от того, что они вместе, что у них такая замечательная и интересная жизнь!

На причале их ждал прогулочный теплоход, арендованный детдомом для морской прогулки. Когда теплоход вышел из бухты и обогнул мыс, направляясь в сторону от города, Олег Васильевич позвал ребят к левому борту:

102
{"b":"586761","o":1}