ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Есть немного, - вздохнул Тарас, прошёл по дорожке и открыл дверь. Когда он входил в дом, дверь замерцала весёлыми огоньками, и над домом поплыл мягкий звон колокола.

- Не пугайтесь, - громко сказала Вера Ивановна, так, чтобы её услышал и Тарас, испуганно замерший на пороге. - Огоньки на двери - это приветствие вам, а звук колокола сообщает всем жителям о вашем прибытии. Тарас, - позвала она робко замершего у порога мальчика, - проходи в дом, за тобой идут остальные.

Тарас нерешительно прошёл несколько шагов. Ребята увидели, как осветилась правая половина дома. Тарас восхищённо вертел головой, осматриваясь, потом обернулся и позвал:

- Ребята, идите скорее, здесь тепло и хорошо.

Дети вопросительно посмотрели на Веру Ивановну.

- Яночка, теперь ты, - обратилась она к Яне, стоявшей уже около прохода.

Яна легко пробежала по дорожке, приветливо встреченная огоньками двери и мягким звоном колокола. Когда она вошла в дом, осветилась и левая половина. Яна восторженно ахнула и повернулась к товарищам, напряжённо следящим за ней:

- Идите скорее, здесь правда тепло и замечательно - воскликнула она.

- Теперь идите по такому порядку, начиная с младших, - сказала Вера Ивановна. - Иди ты, Светочка, - обратилась она к самой младшей девочке. - Бери брата за руку и шагайте.

Света протянула руку к Славке, и они пошли в дом. Удар колокола на сей раз был сдвоенным.

- Так, теперь по очереди, как называю: Миша, Наташа, Кира.

Называемые торопливо шагали по дорожке, встречаемые огоньками двери и ударами колокола. Задерживаться никто не осмеливался, так как к ударам в невидимую дверь присоединились звуки снимаемой с окна решётки.

- Коля, ты идёшь с братом, - спокойно продолжала Вера Ивановна.

Коля радостно схватил Витьку за руку и нетерпеливо потянул за собой. Их вход в дом снова был отмечен двойным ударом колокола.

- Быстро шагаем, - поторопила Вера Ивановна. - Карина, Рустам, Арам.

Тройка десятилетних уже весело бежала к подпрыгивающим от радости товарищам, приветствуемая ударами колокола. А Вера Ивановна продолжала перечислять.

- Катя, Вадик; Настя, Валя, Денис, Саша; Оля, Маша, Толя, Дима; Марина, Максим!

С последним ударом колокола портал исчез, все дети были в доме. Дверь мягко закрылась за Максимом, а Веру Ивановну ребятишки увидели уже в глубине помещения. Дети с интересом оглядывались. Слева от двери стояла огромная печь, от которой распространялось благодатное тепло. В середине противоположной торцевой стены этого большого дома была ещё одна печь, в которой ярко пылал огонь. Освещение дома шло от светящейся полоски на потолке, которая визуально делила дом на две половинки, а также от небольших светящихся полосок между окнами. Окна шли по обеим боковым сторонам дома. Вдоль окон по обеим боковым стенам тянулись лавки, перед которыми стояли большие столы. Пространство вверху, от верха окон и до потолка, было занято каким-то "навесом", как определил бы это сооружение незнающий человек. Сбоку на "навесы" вели лесенки, на "навесах" громоздились какие-то вещи.

- Это полати, - объяснила Вера Ивановна вопросительно глядящим на неё детям. - Там спят. Дом называется Гостевой, здесь размещают тех, кто по каким-то делам приезжает в этот посёлок. Посёлок называется Крайний, он стоит на краю равнины, за посёлком близко находятся неприступные горы с трудно проходимыми лесами у подножья. Ну, а теперь рассаживайтесь по лавочкам, сейчас придут жители посёлка, ваши настоящие мамы и папы. Запомните - выбирать маму и папу будете вы сами. Кого захотите назвать мамой, та ею и станет. Браслеты вам помогут их узнать. Я поняла твой вопрос, Мариночка, - улыбнулась Вера Ивановна старшей девочке. - Остальным я это уже говорила. Если не захотите здесь оставаться, вам только надо нажать красную полоску на вашем браслете, и вам помогут перебраться туда, куда захотите. Но мне кажется, и я очень на это надеюсь, что вам здесь будет так хорошо, что вы никуда не захотите уходить.

- И долго нам ходить тут, окольцованными? - мрачно рассматривая браслет, проворчала Марина.

- Не больше года. Если за весь год тебе не понадобится помощь, то браслет исчезнет, - пояснила Вера Ивановна.

- А туалет здесь есть? - вдруг жалобно спросил маленький Миша, нарушив, к всеобщему облегчению, напряжённость момента. Все засмеялись.

- Есть, Мишенька, - успокоила его Вера Ивановна. - Вот около той, дальней печки, дверь справа ведёт в туалет для мальчиков, а дверь слева - для девочек.

Чтобы малыши поняли, она подтвердила свои слова, показав рукой, куда идти мальчикам, а куда - девочкам. Несколько ребятишек сорвались с места и исчезли за указанными дверями. Дети постепенно осваивались. Димка залез на полати и закричал оттуда:

- Пацаны, тут постели какие мягкие, а одеяла такие толстые и тёплые. Во спать классно будет!

- А покушать нам здесь дадут? - робко спросила большеглазая Карина. - А то обед уже давно был ...

- Обязательно дадут и скоро, - успокоила Вера Ивановна. - Вот сейчас сюда придут жители посёлка, они о вас позаботятся.

На крыльце послышались шаги, и в дом вошёл невысокий мужчина лет сорока с добрыми и умными глазами. Он с такой нежностью и умилением смотрел на детей, что те сразу приободрились, перестали бояться.

- Получилось! - ликующе воскликнул мужчина. - Заклятье уходит. С первым же ударом колокола снова зажглись магические светильники. Мы считали удары, насчитали 22, но два удара были сдвоенные, - и он вопросительно посмотрел на Веру Ивановну.

- Двадцать детей поодиночке и две пары: брат и сестра и два брата, - пояснила Вера Ивановна.

- Вот кому-то повезёт, - мечтательно протянул пришедший, - сразу двое. Ну, здравы будьте, спасители наши, - низко поклонился он. - Меня зовут Старейшина Добрыня, зовите дядя Добрыня, я тут за старшего в нашем поселении. Ну что? - обратился он к Вере Ивановне, - можно звать остальных, всем не терпится познакомиться с детьми.

- Пусть принесут детям покушать, - попросила Вера Ивановна. - Они голодные, но при этом учтите, что дети годами недоедали, так что тяжёлой пищей пока кормить не стоит.

- Учтём, - вновь обласкав взглядом притихших детей, ответил Добрыня. Он вышел на крыльцо, и было слышно, как он объявил:

- Можете заходить, там двадцать четыре ребёнка. ("Мы-то какие ребёнки", - недовольно буркнул Витька). Они голодные, но тяжёлую пищу не несите.

- Так, женщины, - послышался весёлый женский голос. - Несём каши, оладьи, сметану, молоко, мёд. Остальное поберегите на завтра.

- Ну, что? - обратилась Вера Ивановна к детям. - Мне можно оставить вас здесь? У меня сейчас много работы в том мире, из которого я вас вывела. Самое первоочередное - я выясню, куда делись старшие ребята, которые жили в вашей тюрьме, и постараюсь их тоже освободить.

- Можете идти, Вера Ивановна, - поглядев на товарищей, сказал Тарас. - Я думаю, здесь всё будет хорошо. И спасибо Вам.

Вера Ивановна вышла за дверь, и тотчас же в эту дверь начали входить мужчины и женщины. Многие несли чугунки, миски и крынки, которые они расставляли на столах. Из шкафа, который находился справа от двери, женщины достали деревянные чашки, деревянные ложки, керамические кружки, миски. Запахи были до того ароматные и вкусные, что дети глотали голодные слюни, глядя, как женщины накрывают на столы. Женщины раскладывали по чашкам кашу, сдабривая её мёдом, разливали молоко по кружкам, расставляли миски со сметаной и оладьями. Еда была непривычная, но голодные дети накинулись на неё, не ожидая особого приглашения. Насытились они быстро, их желудки ещё не привыкли принимать большое количество пищи. Осоловев от сытости, малыши стали клевать носом. Старейшина Добрыня распорядился:

- Распределяйте дежурства на ночь, укладывайте детей спать, баня и знакомство ждут до завтра.

Женщины занялись девочками. В уборной их переодели в белые рубашечки и штанишки, а потом девочки улеглись спать на левых полатях. Такие же рубашонки и штанишки мужчины принесли в уборную мальчикам. Мальчики забрались на правые полати и с блаженством вытянулись на мягких постелях. Распределив дежурства, почти все взрослые ушли по домам, в Гостевом доме осталась только одна семейная пара. Притушив светильники, мужчина и женщина расположились на лавке около печки. Женщина занялась вязанием, мужчина вырезал что-то из дерева.

34
{"b":"586761","o":1}