ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Так просто? - недоверчиво спросил Михаил Игнатьевич.

- Так просто, - с улыбкой подтвердила Юлия. - Завтра жду от вас подтверждения.

- А утром, это во сколько? - попросила уточнить Зоя Алексеевна.

- А как встанете, - сообщила Юлия. - Судя по реакции сетки, на полное излечение ей понадобится не больше двенадцати часов.

28 марта 2008 года, пятница

Ольга Евгеньевна Головачёва знала, что доживает последние дни. Она и раньше догадывалась, что времени осталось немного - уж очень часто начало прихватывать сердце. А сегодня, когда она была на приёме у своего терапевта, то услышала, как Татьяна Ивановна негромко (думая, что пациентка не слышит) сказала медсестре:

- Ну, с этой мы наконец-то скоро расстанемся. Вопрос нескольких дней. Если бы ты знала, как мне надоело возиться с этими хрониками.

Ольга не паниковала. Она была рада, что дожила до того времени, как у сына наладилась жизнь. Работа у него хорошая, квартирой обеспечен, да и девушка у него вроде бы появилась, судя по тому, как он вечерами стал задерживаться. На вопросительный взгляд матери в первый же вечер, когда Женька вернулся поздно, он только сказал:

- Мамуль, не торопи, я ещё сам не понял, серьёзно ли это. Как пойму, ты первая узнаешь.

И улыбнулся ей так ласково, как всегда улыбался только ей.

Из поликлиники Ольге ещё хватило сил зайти на работу и предупредить хозяина, что больше она работать не сможет. Взглянув на её посеревшее лицо и усталые отрешённые глаза, Аполлон Сакелиди достал из ящика деньги, отсчитал ей 5 тысяч и буркнул:

- Ладно, иди.

Хороших слов от него Ольга и не ожидала. Хозяин был всегда груб со всеми подчинёнными, терпели только те, кто не мог больше нигде устроиться. А таких хватало.

Ольга с трудом дошла до дома, вошла в квартиру. Как всегда, в квартире стоял грохот, который квартирант называл "современной музыкой".

Когда Женька ещё только ушёл в армию, Ольга сдала его комнату молодой паре, Андрею и Олесе, уговорившись, что основная плата от них должна покрывать все коммунальные платежи. В договоре было указано, что комнату они снимают только до возвращения Женьки. Первые полгода молодые жили тихо, не особенно беспокоя хозяйку. Но когда Женька попал в штрафбат на 3 года, квартиранты начали наглеть. Шумная музыка, многочисленные гости воцарились в прежде тихой квартире. Ольга пыталась протестовать - её не слушали. Вернулся Женька, освобождённый условно-досрочно, но квартиранты и не думали уходить из квартиры. Олеся ждала ребёнка, и они заявили ошеломлённой Ольге, что по закону она не имеет права выгонять их на улицу.

- Но я и не выгоняю вас на улицу, - попробовала объясниться Ольга. - Я только прошу вас найти себе другое жильё.

- А нам другого не надо, - нагло ухмыльнулся ей в лицо Андрей, - нам и здесь хорошо.

Женька приехал перед Новым годом, но освободить свою комнату тоже не смог. Откуда-то Андрей узнал, что Женька освобождён условно-досрочно. Андрей заявил Женьке, что если тот будет "выступать", то быстро вернётся туда, откуда приехал.

Так они и терпели квартирантов-захватчиков, пока Женька не познакомился с Маратом. Тот вскоре после знакомства пришёл к ним домой и предъявил квартирантам постановление суда - освободить квартиру к 1 апреля. Комнату себе квартиранты с 1 апреля нашли и вот напоследок "отрывались по полной", как сказал Андрей Олесе при Ольге.

За шумом из комнаты квартирантов Ольга едва расслышала звонки во входную дверь. Она с трудом поднялась с постели, подошла к входной двери и открыла её. За дверью стояла красивая молодая женщина, светловолосая и сероглазая. У неё была такая милая и приветливая улыбка, что Ольге стало даже немножко полегче, и она смогла улыбнуться в ответ.

- Ольга Евгеньевна Головачёва, это Вы? - спросила женщина.

- Я, - растерянно подтвердила Ольга. - А Вы кто?

- Меня зовут Вера Ивановна Суворова, - представилась женщина, - я с апреля вступаю в должность директора детского дома. Можем мы поговорить?

- Да, пожалуйста, - радостно сказала Ольга, чувствуя, как от присутствия этой женщины уходит боль в груди и прибавляются силы. - Входите, вот моя комната. И зовите меня, пожалуйста, просто Оля.

- Тогда и ты меня зови просто Вера, - с улыбкой проходя следом за Ольгой в комнату, сказала Вера Ивановна.

В комнате грохот из-за стенки почти стих, и Оля облегчённо вздохнула. Может, Андрей убавил звук, услышав, что кто-то пришёл?

- Нет, - как будто услышав её мысли, заметила Вера Ивановна, - звук он не убавил, это я "закрыла" шум. Вот мы с тобой подружимся, и ты узнаешь, как я могу "отгораживаться" от шума, да и от неприятных людей тоже.

Она засмеялась, а Ольга с радостью подумала, что действительно хочет, чтобы эта весёлая и милая женщина стала её подругой. Но тут она вспомнила, что времени на новую дружбу у неё уже может и не быть. Вера Ивановна внимательно присмотрелась к опустившейся на диван Ольге, достала из сумочки мобильный телефон и позвонила.

- Юля, ты мне срочно нужна, не забудь сетку Леоновой. Дом около поликлиники, седьмая квартира... - услышала Ольга и с недоумением посмотрела на новую подругу.

- Я позвонила нашему врачу, будет у тебя ещё одна подружка. Она уже в дороге, сейчас мы тебе поможем.

- Вряд ли, - обречённо сказала Оля, - участковый терапевт сегодня сказала медсестре, что это вопрос нескольких дней.

- Я тоже скажу, что это вопрос нескольких дней, только с противоположным знаком, - неожиданно улыбнулась Вера Ивановна, - вот увидишь, через несколько дней ты будешь уже стремительно выздоравливать.

- Ты что, волшебница? - попыталась пошутить Оля, чувствуя холодок надежды в груди.

- Вот именно, - совершенно серьёзно ответила Вера Ивановна. - А вот и Юля, - обрадовалась она, услышав звонок в дверь, - сиди, я открою.

"Как это она могла так быстро добраться?" - хотела спросить Ольга, но новая подруга уже скрылась за дверью.

Уже через минуту Вера вернулась в комнату с ещё одной женщиной. Юля была ещё моложе и красивее Веры, только взгляд у них был почти одинаковый: ласковый, понимающий и умудрённый, что ли.

- Ну, вот, Оленька, тебе ещё одна подружка, - весело сказала Вера Ивановна. - Знакомься, это Юля, она будет врачом нашего детдома.

Ольга застенчиво кивнула, с восхищением оглядывая тонкую девичью фигурку, огромные карие глаза и роскошные чёрные кудри, обрамлявшие овальное личико.

- Очень приятно, а я Оля, - сказала она, страстно желая, чтобы это знакомство продолжилось, и Вера с Юлей действительно стали её подругами.

- Не сомневайся, - улыбнулась Вера, - нам действительно предстоит стать подругами и надолго, можешь быть уверена. Что скажешь, Юленька? - повернулась она к пришедшей подруге.

- Скажу, что очень вовремя мы пришли, - сказал Юля, озабоченно присматриваясь к Оле. - Тут речь идёт не о считанных днях, а о считанных часах.

Оля почувствовала, как испуганно забилось сердце.

- Я что, умираю? - спросила она в панике, жалея только об одном, что больше не увидит сына, не попрощается с ним.

- Уже нет, - улыбнулась Юля, - брось паниковать, теперь будешь жить долго и счастливо. Стала бы я иначе такое говорить при тебе. Я только порадовалась за нас всех, что Вера сегодня решила к тебе пойти. Сейчас я тебя заверну вот в эту сеточку, - она достала из своей сумки сетку, сплетённую из тонких мерцающих нитей, - поставим диагноз и включим программу исцеления. Судя по твоему виду, нам понадобится не меньше двух суток, чтобы привести тебя в норму. Считай, по максимуму. Зато потом будешь у нас молоденькой и здоровенькой. Верочка, - повернулась она к подруге, - ты иди, придёшь в воскресенье после обеда, тогда и поговоришь. А я здесь пока останусь, моё присутствие здесь просто необходимо.

- Хорошо, - согласилась Вера Ивановна, - давай, помогу сетку наладить, и пойду.

40
{"b":"586761","o":1}