ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Почему не ведают? - заинтересовался Артёмка.

- Потому что не знают, что своими недобрыми мыслями или поступками они вредят прежде всего себе, - объяснил Афоня. - Понимаешь?

Артёмка кивнул. Он вдруг осознал, что понимает из Афониных слов намного больше, чем можно описать словами. Это осознание добавило восторга в его ощущения. У него и так было такое состояние, что казалось - ещё немного, и он сможет взлететь в воздух.

- Со временем сможешь, - откликнулся на его мечты Афоня. - Это называется левитация. Я тебя со временем научу этому умению.

- А мы с тобой теперь друзья навеки? - осторожно поинтересовался Артёмка. - Ты теперь всегда со мной будешь?

- Всегда! - торжественно пообещал Афоня. И признался - Мне ведь тоже до встречи с тобой было одиноко, и я мечтал о друге. Я почему тебе сразу предложил дружить? Это я почувствовал, что мы можем стать друзьями. Сейчас это очень редко бывает, вот я и обрадовался, что тебя встретил. Так что мне повезло.

- Мне повезло больше, - убеждённо заявил Артёмка.

Тем временем воспитательница баба Валя, подошедшая с детьми к зданию детдома, попросила мальчиков второй группы задержаться, не входить пока в дом. Когда мальчишки остались с ней одни, она объяснила:

- Я хочу поговорить с вами об Артёмке.

- О каком Артёмке? - не поняли дети, потом Кирилл Свиридов, который больше всех изводил Артёмку и каждый раз старался его пнуть, когда проходил мимо лежащего под столом мальчика, догадался:

- Это Сыкун, что ли?

- Вот об этом я и хотела вам сказать, - торопливо заговорила баба Валя. - Его теперь не надо так называть. Во-первых, Юлия Константиновна его вылечила и больше он писаться не будет. А во-вторых, дом у нас теперь волшебный, он всех вас защищает и никого не даёт в обиду. Поэтому, если кто-то попытается снова обозвать Артёмку, то сам описается. Все запомнили?

- Запомнили, - оробев, заверили мальчишки. Описаться никому не хотелось.

Ожидая возвращения ребят из школы, Артёмка очень волновался, хотя старался этого не показывать. Афоня чувствовал переживания друга, старался его успокоить:

- Не переживай, Тёмушка, - ласково уговаривал он мальчика. - Ты помни главное - жизнь у тебя изменилась к лучшему. Вот и здоровье тебе Юлия Константиновна поправила, и любит она тебя, в обиду не даст. А это главный закон жизни: чем больше ты замечаешь радостного в своей жизни, тем его становится всё больше и больше.

Артёмка задумался, потом осторожно спросил:

- А этот закон и наоборот действует?

- И наоборот, - подтвердил его догадку Афоня. - Так что лучше плохого не замечать. А если не получается, то не придавать ему большого значения, больше думать о хорошем. О чём думаешь, то у тебя и прибавляется.

- Я постараюсь, - вздохнул Артёмка и признался: - знаешь, я ещё боюсь, как завтра в школе будет. Здесь ты со мной, воспитатели добрые, злых не осталось. А в школе-то всё по-прежнему.

- А ты думай о том, в какой школе ты хотел бы учиться, - посоветовал Афоня. - Если чётко представишь себе, то и в школе тоже изменения к лучшему заметишь.

Опасения Артёмки по поводу встречи с группой почти не оправдались. Только Кирилл Свиридов попытался, как всегда, пнуть стоящего у своей кровати Артёмку, когда проходил мимо. Но попал ногой по кровати, скривился от боли и прошёл дальше. Остальные мальчишки были так ошарашены увиденным, что на Артёмку не обратили особого внимания. А тут и баба Валя немного помогла.

- Вы Тёму спрашивайте, где тут что. Он помогал нашу комнату обустраивать.

Вопросы посыпались со всех сторон. Артёмка охотно отвечал, показал проход из шкафа с пространственным карманом в банный комплекс. Задерживаться в бане мальчишки не стали, баба Валя сказала, что их ждёт вкусный обед. Когда мальчишки пошли вытираться, вместо старой одежды нашли новую, чистую. Плавки с майками, рубашки, джинсы, носки и кроссовки. Всем одежду подбирал Афоня. Что удивляло Артёмку больше всего, это то, что больше никто из ребят не видел Афоню. Артёмка подсказал мальчишкам, чтобы они захватили с собой махровые банные полотенца и отнесли в свои именные шкафчики.

После восхитительного обеда баба Валя объявила:

- Мальчики, после обеда у вас тихий час.

- А что такое "тихий час"? - с недоумением спросил кто-то.

- Ложитесь в свои новые кроватки, кто хочет, может поспать, кто хочет, может почитать книгу. А я вам включу тихую музыку, вы что больше хотите послушать, тихую музыку или звуки природы?

- Звуки природы, - закричало несколько голосов, а Гоша Семёнов робко спросил:

- А разве мы на работу не пойдём?

- Работа у вас сейчас одна, - торжественно сказала воспитательница. - Хорошо учиться. Для других работ вы ещё маленькие. Так что укладывайтесь, а я вам сейчас включу звуки леса.

Послышался успокаивающий шум листвы, защебетали птицы. Артёмка тоже с удовольствием лёг в свою уютную постель и, зевая, спросил Афоню, который пристроился рядом:

- Афоня, а почему ребята тебя не замечают?

- Способности видеть обитателей тонкого мира у них не пробудились.

- А у меня пробудились? - ещё успел спросить Артёмка, но ответа уже не дождался, погрузившись в такой сладкий сон, которого и не знал до сих пор. В теле ничего не болело, было хорошо и уютно.

Артёмка безмятежно спал и не ведал, какой крутой поворот собирается сделать его судьба. И способствовать её повороту была намерена Юлия Константиновна. Конечно, она жалела всех воспитанников детдома, вместе с друзьями была намерена устроить жизнь каждого. Но Артёмка по-особенному взволновал её сердце. Она не могла без боли вспоминать страдания малыша, и те, что выпали на его долю в те годы, когда он жил с матерью, а особенно последние три месяца в детском доме.

Когда она собиралась на обед, в её кабинете появился Афоня.

- Тоже думаешь, как Артёмке помочь? - понимающе спросила его Юлия.

- Уже надумал, - сообщил домовой, - потому и пришёл. Артёмка боится идти в школу, так я предлагаю найти ему новую.

- И какую? - по хитрому виду домового Юлия поняла, что он уже и школу своему другу выбрал. И даже догадалась, какую.

- Правильно догадалась, - подтвердил Афоня. - Артёмка со мной с первых минут общается, а другие детишки меня и не видят. Так что давай попробуем связаться с директором твоей школы волшебников, будем уговаривать принять Артёмку на учёбу.

- Директор будет возражать, что уже конец учебного года, Артёмка не нагонит, - предположила Юлия.

- А мы не будем проситься во второй класс, пусть примут в первый. Тёмушка мальчик умный, вместе мы справимся.

- Ты, значит, с ним отправишься? - спросила Юлия то, что и так уже предвидела.

- Куда ж мы теперь друг без друга, - довольно улыбнулся домовой, - сама знаешь, такая дружба, как у нас, явление редкое, её беречь нужно.

- На своё место замену подобрал? - деловито осведомилась Юлия.

- Лутоню позвал, - сообщил Афоня, - он у нас в запасе остался, так очень доволен, что к малышам пойдёт.

- Тогда давай устраивать Артёмку в новую школу, - согласилась Юля, - тянуть, действительно, не стоит, а то малыш изведётся весь, думая о том, как он завтра в школу пойдёт.

Она послала вызов, и вскоре в углу кабинета появился Владимир Степанович Кононов, любимый Учитель и директор школы волшебников в Пудоже. И Юлия, и Афоня знали, что это не сам Учитель во плоти, а его голографическая копия, о чём никогда бы не догадался никто из простых людей. Учитель внимательно посмотрел на обоих вызвавших и приветливо улыбнулся.

- Здравствуй, Юленька, приветствую домового, внимательно вас слушаю.

- Здравствуйте, Владимир Степанович, - обрадовалась Юлия, - спасибо, что сразу откликнулись. Знакомьтесь, это Афоня, у него к Вам просьба.

Владимир Степанович обратился к Афоне, который пакетом передал ему всё, о чём хотел сообщить и просить: о нелёгкой судьбе Артёмки и о том, чтобы их приняли в школу. Долго обдумывать то, что ему сообщили, Учитель не стал.

52
{"b":"586761","o":1}