ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно дверца кабинки, где закрылся Генка, задёргалась, но не открылась. Послышался панический вопль Генки:

- Эй, дверь не открывается. Дёрните её снаружи.

Васька и Серёжка дружно ухватились за ручку, но толку не было. И тут все услышали странный голос, отвечающий Генке:

- Приведи кабинку в порядок, тогда дверь откроется.

- Сам приведи, если такой умный, - зло огрызнулся Генка. - Открой дверь, а то вышибу.

- Попробуй, - равнодушно ответил голос. - Повторяю: дверь не откроется, пока не восстановишь прежний порядок.

- Да кто ты такой? - разозлился Генка. - Чего указываешь?

- Я помощник главного домового, ответственный за порядок в туалетных комнатах для мальчиков, - ответил голос.

- Домовых не бывает, - заявил Генка.

- Пусть не бывает, - согласился голос. - А убирать всё равно придётся.

Все заворожённо слушали, не двигаясь с места. В это время в туалетную комнату заглянул завхоз Михаил Игнатьевич.

- Чего это вы тут застряли? - добродушно спросил он. - Меня Зоя Петровна попросила вас поторопить, обед ждёт.

Мальчики побежали в столовую, про себя удивляясь новым порядкам. Раньше Зоя Петровна не посылала никого, а сама врывалась в туалет, вытаскивая некоторых за ухо прямо из открытых кабинок, нередко со спущенными штанами.

На обеде тоже можно было выбирать. На первое был борщ, куриный суп с лапшой и молочный суп. Николка взял себе обалденно вкусный борщ, притом с мясом. На второе - плов и сосиски с цветной капустой, которую многие пробовали впервые. Николке капуста понравилась, он опять взял добавку. Перед обедом всем дали витаминный коктейль, Сан Саныч сказал, что это самые полезные соки, необходимые молодому растущему организму. А ещё Сан Саныч объяснил, что есть всегда нужно без спешки, тщательно прожёвывая пищу, тогда она будет лучше усваиваться. После второго Николка выпил два стакана компота из сухофруктов, а пирожок с изюмом уже съесть не смог, взял с собой. Сан Саныч попросил, если берут что-то с собой, класть это в полиэтиленовый пакетик, стопка которых лежала на столике у входа, чтобы крошки не валялись по комнатам, не привлекали насекомых. И ещё Сан Саныч сказал, что завтра на обед будут бефстроганов с жареной картошкой и котлеты с картофельным пюре. Названия звучали музыкой для не привыкших к такой еде детдомовцев.

Генка появился к концу обеда, мокрый и хмурый. Ребята избегали встречаться с ним взглядами, неторопливо закончили обед и вышли следом за Зоей Петровной, которая повела их к кастелянше. Кастелянша Маша раньше жила в этом же детдоме. Толстая и некрасивая девица, она была очень благодарна Михаилу Игнатьевичу, который пожалел её и уговорил Шумова оставить Машу на работе в детдоме. Шумов согласился, так как зарплату Маше он и не думал платить, девушка питалась с воспитанниками и жила в тёмной каморке, примыкающей к складу. Сейчас Машу было не узнать, она даже похорошела. Всем ребятам она доверительным шёпотом, который был слышен даже в коридоре, сообщала, что Вера Ивановна назначила ей зарплату, очень большую (Маша от волнения закатывала глаза к потолку), а ещё обещала, что к концу лета у Маши будет своя квартира в новом доме, который строится в соседнем квартале. Квартиры в том доме получат только бывшие детдомовцы, которые не получили жилья от государства.

Рассказывая, Маша раскладывала перед четвероклассниками новые постельные комплекты, из белой бязи с различными узорами и картинками. Девчонки с визгом расхватывали комплекты с яркими цветами, бабочками, другими узорами. Маша инструктировала:

- Берёшь комплект, да вообще, когда получаешь любую вещь для себя, накладываешь браслет со своим именем - и вещь только твоя, на ней появляется твоя фамилия. Будете получать из стирки по меткам, чужие вещи не сможете взять, только свои. Так что выбирайте, кому что нравится.

Севка ухватил себе комплект с самолётиками, ребята знали, что Севка мечтает стать лётчиком. Были комплекты с тиграми, львами, с машинками. Николка с замиранием сердца увидел комплект с лодочками, потянулся к нему, но вбежавший Генка оттолкнул Николку и схватил комплект. Маша сочувственно посмотрела на огорчённого Николку и сказала:

- А хочешь, возьми вот этот, - и она достала снизу комплект с разноцветными якорями. Он был такой красивый, намного красивее того, что схватил Генка, что у Николки даже дух захватило от восхищения. Маша поспешно подсказала:

- Накладывай браслет, и вещь твоя, никто не сможет отнять.

Николка послушно наложил браслет на комплект, на каждой вещи которого появились ленточки с его именем. Генка увидел новый комплект, глаза его жадно разгорелись, он шагнул к Николке.

- Ладно, Горяйнов, - нарочито небрежно и снисходительно сказал он, - бери с лодочками, а я уж возьму этот.

- Уже не возьмёшь, - злорадно улыбнулась Маша, подбадривая приунывшего Николку. - Комплект теперь Николкин, никто не сможет его отобрать.

- Да запросто, - нагло ухмыльнулся Генка. - Был Николкин, станет моим. Ай, - он отдёрнул руку от Николкиного комплекта, - жжётся, зараза.

Он удивлённо рассматривал свои покрасневшие пальцы.

- Вот и будет жечься, - торжествующе объяснила Маша. - Теперь ни у кого ничего не сможешь отнять, обожжёшься.

- Да что это за жизнь, - плачущим голосом завопил Генка. - Жили нормально, не тужили, так принесло этих волшебников, житья не стало. В кабинках запирают, вещи руки жгут. Я жаловаться буду - неожиданно заявил он.

- Кому? - ехидно поинтересовался Колян.

- Найду кому, - угрюмо пробормотал Генка.

- Лучше человеком будь, - посоветовала Маша, - тогда тебя никто не обидит, дом всегда защитит.

Николка радостно прижал к себе свой постельный комплект. Совершенно новое чувство начало постепенно охватывать его - радость от того, что у него появились новые красивые вещи, которыми он может пользоваться без опасения, что их отберут. Ему начинала всё больше нравиться новая жизнь. "Подумать только", - вдруг вспомнил он. - "Ещё вчера мы возвращались в детдом после каникул, не испытывая никакой радости и не ожидая ничего хорошего, и так всё внезапно изменилось к лучшему. Просто не верится, что это на самом деле и мне не снится".

Затем Маша выдала каждому новенький ранец (Николке достался с якорем, да и Генка был доволен - он получил ранец с Бэтмэном). В ранцах лежали пеналы с полным набором ручек, карандашей, линеек и прочих необходимых мелочей.

- Несите к себе ваши вещи, - сказала Маша. - Мне сейчас 5-ю группу нужно отоварить.

Они гурьбой ввалились в свою спальню, радостно обмениваясь впечатлениями от новых вещей и от новой жизни. Зоя Петровна хлопнула в ладоши, привлекая их внимание.

- Внимательно посмотрите на листочки у вас на тумбочках. Это распорядок дня ...

В это время в комнату вошёл невысокого роста мужчина.

- Здравствуйте все, - улыбаясь, сказал он. - Зоя Петровна, смена караула. Представьте меня ребятам.

- Ребята, - не отвечая на улыбку, обратилась Зоя Петровна к группе. - Это ваш новый воспитатель, Пётр Макарович, он будет вместо Милицы Константиновны.

- Ура, Милицию убрали, - восторженно завопил Симка. - А ты ещё возмущаешься, - обратился он к Генке. - Ты спасибо должен сказать новой директорше, что она эту гадюку от нас убрала.

Действительно, Милицу Константиновну спокойно можно было рекомендовать на должность надзирателя в концентрационном лагере. Она патологически ненавидела детей и очень умело портила им жизнь.

- Ещё неизвестно, будет ли этот лучше - угрюмо пробормотал Генка.

Зоя Петровна, не прощаясь, вышла из комнаты. Николка посмотрел на нового воспитателя, и ему очень понравилось то, что он увидел. Хотя Пётр Макарович был среднего роста, худощав, коротко пострижен, но от всей его фигуры веяло такой уверенностью в себе, что рядом с ним и самому становилось спокойно, а серо-голубые глаза смотрели тоже уверенно, спокойно и ласково. Да, именно ласково, как редко кто смотрел на детдомовских детей. Николка облегчённо вздохнул. Нет, Генка не прав, этот воспитатель был намного лучше Милиции. Николка повернулся, чтобы сказать об этом Генке и оцепенел от ужаса. Генка со злорадной ухмылкой приготовился сделать очередную пакость. В руке его был уже готов к броску шарик от пейнтбола, наполненный трудно смываемой липкой краской. Николка не успел ничего сказать, предупредить воспитателя - шарик уже летел в его направлении. При этом Пётр Макарович не мог видеть летящий шарик - воспитатель как раз повернулся спиной к ребятам, направляясь к шкафчикам, расположенным у той стены, в которой была входная дверь. Тем не менее, к большому облегчению и радости не только Николки, но и остальных ребят, шарик попал не в воспитателя, а в дверцу шкафчика, где было написано имя Генки. Воспитатель повернулся к ребятам как раз в тот момент, когда Генка со злостью запустил в него ещё один шарик. Время как бы замедлилось: ребята видели летящий шарик, видели, как воспитатель спокойно поднял руку, сделал толкающее движение, и шарик с полдороги полетел обратно и ударил прямо в затылок отвернувшемуся Генке, залив краской его голову, одежду, а также забрызгав красивый пушистый плед, который лежал на Генкиной кровати. Плед был жёлто-зелёным, а краска ярко-алой, так что пятна сильно выделялись на пледе.

56
{"b":"586761","o":1}