ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Очень хочу! - горячо ответил Николка и поделился мечтой. - Я себе спортивную комнатку хочу, когда будем заказывать ин-терь-еры, - споткнулся он на незнакомом слове, которое вчера услышал на собрании.

- Вот и славно, - улыбнулся Олег Васильевич. - Не будем откладывать. Если не возражаешь, приходи сегодня же после полдника в актовый зал. На входе нажми панельку "Спортзал", знаешь? Придёшь или у тебя другие планы? - спросил он.

- Обязательно приду, - заверил его Николка.

Когда за завтраком все расселись за столами, Серёжка вдруг вспомнил:

- Васька, тебя теперь никто ругать не будет, что не даёшь спать своими мучениями. Все от тебя закрылись, один стонал?

- А я и не стонал, - радостно заявил Васька. - Мне Юлия Константиновна зубы все вылечила, ни одной дырки нет. И ещё она сказала, что у меня теперь зубы не будут никогда болеть, мне их браслет сразу вылечивать будет. Вот! - и он с гордостью посмотрел на всех.

Васька, конечно, не собирался рассказывать, как он сначала встретил Юлию Константиновну. Когда зубная боль стала непереносимой, и он замычал от это1 боли, одно полотнище у кровати поднялось, и он увидел Юлию Константиновну. Васька сразу отодвинулся подальше и заявил: "Никуда я не пойду, оставьте меня в покое". А Юлия Константиновна улыбнулась и сказала: "И не ходи". Взяла его неожиданно за руку, Васька даже не успел попытаться вырваться, как они уже оказались в другом месте. Наверное, это был медицинский кабинет. Там Юлия Константиновна сказала: "Я не буду трогать твои зубки. Не бойся. Я просто приложу тебе вот эту сеточку" - она показала сложенную в комок сверкающую сетку, - "и она тебе их все залечит". Сетка охватила всю нижнюю часть лица, и Ваське стало так хорошо и не больно, что он даже не хотел, чтобы Юлия Константиновна эту сетку убирала. Но она её недолго держала. Сняла и сообщила: "Зубы залечены, больше болеть не будут, браслет будет следить за твоим здоровьем. Теперь можно возвращаться в постельку и спать". Она снова взяла Ваську за руку, и в следующий миг он опять уже сидел на своей кровати. Так это было здорово!

А сейчас все впечатлились от его рассказа. Все мальчишки в группе знали, что у Васьки очень больные зубы, он постоянно стонал по ночам от зубной боли, не давая спать соседям. А в стоматологию его водила Милица Константиновна, так что Васька одинаково ненавидел и стоматологию и воспитательницу. Зубы у него были очень чувствительные, но это не волновало ни лечащих врачей, ни тем более Милицу Константиновну.

В конце завтрака Вера Ивановна опять вручала подарки новорожденным.

- А Верочке Ярилко сегодня исполняется 10 лет. Вручаю тебе, Верочка, подарок от всей семьи с пожеланиями счастья и успехов.

Вера Ивановна обняла и поцеловала смутившуюся от общего внимания девочку. Верочка развернула подарок и восторженно взвизгнула.

- Малыш! - закричала она, - настоящий малыш! Он же разговаривает, пьёт и ходит на горшочек, правда? - она подняла сияющий взгляд на Веру Ивановну.

- Правда, - с улыбкой подтвердила та. - Теперь у тебя есть ребёночек, за которым надо ухаживать. Знакомься со своей дочкой.

Вера Ивановна, отойдя от группы 3-го класса, уже подходила к группе восьмого класса. Она обняла покрасневшего Рубена Самвеляна, поцеловала его и сказала:

- Ну а тебя, Рубенчик, я поздравляю с 15-летием. Счастья тебе, мой мальчик, и успехов во всём. Бери свой подарок и осваивай.

Рубен смущённо развернул свой пакет и ахнул.

- Гитара! - звенящим голосом воскликнул он. - Это что, мне? - недоверчиво повернулся он к Вере Ивановне.

- Рубен уже давно мечтает научиться играть на гитаре, - прошептала сидевшая рядом с Николкой Карина Самвелян, сестра Рубена, откровенно радуясь за брата.

Вера Ивановна показала Рубену на оставленный пакет:

- Ты не всё взял, дорогой. Там ещё книга - самоучитель игры на гитаре.

*

Верочка Ярилко с неохотой собиралась в школу. Конечно, они были сейчас в чудесных костюмчиках, воспитательница (с помощью домовушки) вчера вечером специально для неё приготовила замечательную блузку с кружевами. На синем жилетике золотом были вышиты звёздочки и листочки, а в состав костюма входили и юбочка и брюки. Верочка с радостью думала о том, как вернётся из школы и будет играть со своим подарком. Но вот в школу идти ей совсем не хотелось.

Кира Георгиевна, новая воспитательница, как бы почувствовав настроение девочки, сказала ласково, желая подбодрить её:

- Не унывай, родная. Всё теперь у тебя будет хорошо.

- Всё хорошо у меня будет, когда я с Раисой Савельевной встречаться не буду, - невесело сообщила Верочка, удобнее устраивая свою "дочку" на постели.

- А что не так с Раисой Савельевной? - заинтересовалась Кира Георгиевна. - Я её вчера только мельком видела, когда зашла за вами после уроков. Она была строгая, неприветливая, возможно, просто устала.

- Это она при родителях сдерживается, - пояснила Оля Мокшанцева, которая училась в том же классе. - А на уроках и на перемене орёт на всех, особенно детдомовских всё время обзывает.

- А когда она на меня кричит, у меня сразу из головы всё вылетает, - пожаловалась Верочка. - Я даже то, что знала, не могу вспомнить. Я всё время боюсь, что она меня ударит.

- Теперь не бойся, - успокоила её Кира Георгиевна. - Теперь вас никто не обидит.

- А это точно? - с недоверием спросила девочка, кровать которой была по соседству с Верочкиной.

- Совершенно точно, - с улыбкой подтвердила Кира Георгиевна. - Ваши браслетики вас теперь защищают. А с Раисой Савельевной так. Смотрите на неё и при этом думайте, что в конце мая вы с ней расстанетесь навсегда.

- А в четвёртом классе? - спросила Верочка.

- В четвёртом классе вы будете уже учиться в нашей детдомовской школе, а в этой школе никогда не будет криков и оскорблений, не говоря уж о побоях. И вообще, вам вчера Нина Павловна рассказывала о Душе?

- Рассказывала, - оживилась Людочка. - Я сегодня утром уже здоровалась со своей.

- И я, и я, я тоже, - послышались голоса других девочек.

- А у Раисы Савельевны её душа страдает от непонимания. Так что вы уж лучше пожалейте её душу. И не надо обижаться на Раису Савельевну, надо её жалеть. Вы-то с ней мало бываете, меньше двадцати часов в неделю, а её душа постоянно от неё обиды терпит. Ну ладно, родные, идите в школу и помните, что дома вас будет ждать очень вкусный торт, когда в обед мы будем праздновать Верочкин день рождения. А угощение для твоего класса, Верочка, привезёт в школу Олег Васильевич.

- И для Раисы Савельевны? - недовольно спросила Люда.

- И для Раисы Савельевны, - подтвердила Вера Ивановна. - На вашем месте я бы её пожалела. У неё такая замечательная профессия, а она этого не ценит.

Дети получили большое удовольствие, увидев ошеломлённое лицо Раисы Савельевны, когда та вошла в класс и увидела преобразившихся детдомовцев.

А после уроков, когда за ними опять пришла новая воспитательница, она попросила детей подождать её у школы. Дети видели издали, что она что-то негромко сказала Раисе Савельевне, отчего Раиса Савельевна покраснела, а Кира Георгиевна спокойно повернулась и вышла из школы. Увидела ждущих её девочек и улыбнулась:

- Ну, что мои хорошие, домой? Будем праздновать Верочкин день рождения.

*

Теперь Николка с охотой бежал в школу. В школе возник ажиотаж, все учителя и учащиеся во все глаза смотрели на детдомовцев в новых костюмах. В городе уже распространялись слухи о снятии всесильного директора, о новых порядках, но таких быстрых перемен никто не ожидал. Юра с восторгом и завистью смотрел на преобразившегося друга. На переменах Николка с упоением описывал новую жизнь детдома. А потом, перед уроком краеведения, Николка увидел, как в класс входит Пётр Макарович, их новый воспитатель. Он о чём-то спросил Наталью Павловну, та кивнула, и Пётр Макарович прошёл к последнему столу, где одиноко сидел второгодник Матвей Журба. Николка сидел впереди и немного оторопело услышал, как Пётр Макарович вежливо обратился к Матвею:

65
{"b":"586761","o":1}