ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рубен удивлённо оглянулся - "про него, что ли говорят?". Рядом с его скамейкой стояли двое: Олег Васильевич и девчонка чуть постарше Рубена. Сходство с Олегом и новой заведующей было очевидно.

- Это ты про меня? - решил уточнить Рубен.

- Конечно, про тебя, - так же возмущённо ответила девушка. - Мама сказала, что у тебя талант, нужен хороший инструмент и самоучитель. Я целый вечер на тебя потратила, а результат? Пока я вижу у тебя один талант - инструмент портить. Две струны уже расстроены.

- Это не я, - попытался защититься Рубен. - В спальне её негде спрятать, вот все и упражняются, когда я не вижу.

- Надо было в шкафчик убирать, - посоветовал Олег. - Оттуда только ты ведь сможешь достать.

- Не сообразил, - сокрушённо покаялся Рубен.

- Дай сюда гитару, - девчонка забрала инструмент у Рубена и занялась ею.

Рубен ещё не успел высказать этой нахалке своё возмущение, как гитара была возвращена ему.

- Ты почему свой самоучитель даже не посмотрел? - продолжала свой наезд девчонка. - Вот и старайся для них, - ворчливо добавила она.

- Да ну их, эти самоучители, - скривился Рубен. - Чему они могут научить, там всегда сплошное занудство.

- Сам ты это слово, - передразнила девчонка. - Ты бы хоть один раз его просто открыл. Там же текста почти нет, и никакого занудства я туда не писала. Иллюстраций много к упражнениям, и полезные советы тебе оттуда бы не помешали, - поучительно добавила она. - Кстати, привет, я Нина, - неожиданно добавила она, - а ты ведь Рубен?

Рубен глянул явно довольного их разговором Олега, кивнул и спросил:

- Так это ты, что ли, самоучитель написала?

- Я, - подтвердила девушка, - и инструмент я тебе приобретала, старалась выбрать самый лучший. Слушай, - уже миролюбиво продолжила она, - что у тебя талант есть, мама права, только упёртости в тебе много, а это для развития таланта вредно. Если хочешь, я с тобой по выходным могу заниматься. А в будни сам работай по самоучителю. Согласен?

Рубен нерешительно посмотрел на Олега. Тот убрал улыбку и серьёзно посоветовал:

- Соглашайся, Нина в ученики почти не берёт, ты второй, кому она предложила. Она в этом году консерваторию заканчивает и тебя может подготовить к поступлению. Если хочешь стать профессиональным гитаристом, лучше учителя не найти.

- Тогда я согласен, - торопливо сказал Рубен. - Играть я хочу больше всего на свете.

Санкт-Петербург.

Татьяна с Глебкой плохо спали этой ночью. Волнения перед тем, что их ожидает на новом месте, не способствовали крепкому сну. И проснулись они очень рано. Глебка смотрел в окно, не решаясь беспокоить маму вопросами, на которые она ответов и сама не знала. Татьяна взволнованно ходила по комнате, в который раз проверяя подготовленные вещи. С собой она собиралась взять две большие сумки, со своей и Глебкиной одеждой, семейный фотоальбом. Александр заверил её, что в домике всё есть, и полотенца, и постельное бельё. Ничего из этого можно пока с собой не везти. А если ей что-то из их оставленного имущества понадобится, она может попросить сестру отправить это багажом. Если сестра не согласится, Игорь вскоре вернётся из Южноморска, он поможет.

Медведевский с Игорем появились в их квартире в 10 часов утра, когда они совсем извелись. Когда мужчины вошли в комнату, и Медведь увидел встревоженный взгляд малыша, у него сжалось сердце. Впервые он позавидовал другу Христо, его отцовству. Медведю так сильно захотелось, чтобы Глебка был его сыном. Захотелось убрать испуг из глаз мальчика, чтобы он радовался жизни, научился смеяться и шалить.

- Ну что, Танюша, готова к путешествию? - спросил Игорь, когда они поздоровались и присели по её приглашению.

- Да, - ответила Таня, - вот наш багаж, - показала она на сумки. - Я взяла только одежду, всё остальное в доме есть, как написали племянники.

Она вопросительно посмотрела на Медведя.

- Ну, я же показывал вчера снимки, - подтвердил он. - Племянники для вас всё приготовили, а если ещё что-то понадобится, то домовой обеспечит.

- Домовой? - нервно засмеялась Таня. - А там и домовой есть?

- Как же без него, - серьёзно сказал Медведь. - Он вам и защитником и помощником будет. Ну, это вам племянники подробно расскажут. А сейчас можем отправляться? Нас жена Игоря в машине ждёт, она нас в аэропорт отвезёт.

- Лариса? - обрадовалась Таня. - Я её так давно не видела.

- Вот сейчас и повидаешь, - добродушно усмехнулся Игорь. - Пока едем, по дороге пообщаетесь, новостями обменяетесь. Если всё пойдёт, как планируем, скоро и мы с ней в Южноморске обоснуемся.

- Я буду рада, а то ведь я там никого не знаю, - просияла Таня.

- Как это никого? - нарочито возмутился Медведь. - А меня?

Он выглядел таким удивлённым и расстроенным, что засмеялся даже Глебка, всё это время тихо сидевший в кресле и внимательно на всех смотревший.

- Вот только Вас, - согласилась Таня.

- Таня, а давай на "ты" перейдём, - предложил Медведь. - Мы с Игорем и Ларисой уже приятелями стали, и ты с нами общаться будешь, так что предлагаю перейти к неформальному общению.

- Я согласна, - просто сказала Таня.

- Тогда поехали? - спросил Игорь. - Я Ларе сказал, что мы недолго.

- Подождём немного, - попросила Таня, - мне Калерии нужно ключи отдать, пусть у меня комнату примет. Она обещала к десяти прийти, а ты же знаешь, она обычно не опаздывает.

Действительно, вскоре открылась дверь, и вошла Калерия.

- Здравствуйте, - сказала она. - Значит, уезжаешь? - спросила она сестру.

- Да, мы уезжаем, - подтвердила Таня. - Медведь мне привёз приглашение на работу. Условия очень хорошие, меня они полностью устраивают. Вот ключи, спасибо вам с Кириллом за помощь, теперь я сама справлюсь.

- Ладно, пиши, - сказала Калерия, взяв ключи и отходя к окну.

- Обязательно, - пообещала Таня и взялась было за одну из больших сумок.

- Сумки я возьму, - вмешался Игорь, - тебе пакета хватит.

Медведь подошёл к сжавшемуся в кресле Глебке, легко поднял его на руки.

- Пойдём, сынок, - ласково сказал он мальчику, который робко охватил рукой его шею. - Начинаем новую жизнь. Всё теперь будет хорошо.

Мужчины с Таней и Глебкой вышли во двор, где их ожидала машина. Игорь поставил сумки в багажник и распорядился:

- Девочки впереди, мужчины сзади.

Он усадил Таню на переднее сиденье рядом с женой, сам сел сзади, где уже устроился Медведь с Глебкой на коленях. Когда машина выехала на проспект, и Таня с Ларисой завели разговор о том городе, куда им предстоит переселиться, Глебка с надеждой спросил Медведя:

- А ты мой папа?

Несмотря на гул мотора, Татьяна услышала этот вопрос и охнула от неожиданности:

- Глебушка, ты что это придумал?

Глебка насупился и сказал с обидой:

- Но он же сказал "сынок".

Медведь крепче прижал к себе удручённого малыша и тихо спросил:

- А ты хочешь, чтобы я был твоим папой?

Дождался согласного кивка мальчика и спросил погромче:

- Таня, а Глебушка крещёный?

- Нет, - вздохнула Таня. - Не было возможности, - пояснила она.

- А ты не будешь возражать, если я его окрещу и стану его крёстным отцом?

- Ты действительно этого хочешь? - недоверчиво спросила Таня.

- Больше всего на свете, - клятвенно заверил её Медведь, чувствуя, как взволнованно забилось сердечко малыша.

- Ну, я не против, - согласилась Таня. - Спасибо тебе.

- Это вам спасибо, мои родные, - растроганно ответил Медведь, доставая свой айфон. - Ну-ка, Глебушка, давай посмотрим, когда у тебя именины. О, вот, нашёл, именины Глеба 15-го мая, - обрадовался он. - Всё, малыш, считай, что я твой папа, посланный тебе Богом, - взволнованно пошутил он.

*

14 апреля, понедельник

Четвёртая и пятая группы возвращались из школы. Уже подходя к дому, они увидели, как на улицу перед фасадом детского дома въехал уже знакомый детдомовцам джип Олега Васильевича. Олег помог какой-то женщине выбраться из машины, а вышедший из джипа мужчина поддержал выскочившую за ним девочку лет шести. Генка Маслов вдруг почувствовал, как его тело начинает бить крупная дрожь, с которой он никак не мог справиться. Ребята, заметив, как похож Генка на приехавшую женщину, примолкли и отошли в сторону. На непослушных ногах Генка двинулся в сторону стоящих у машины людей, с ужасом ожидая, что сейчас мираж рассеется, приезжие уйдут, не взглянув на него. Глядя на родителей молящими глазами, он шептал внезапно севшим голосом: "Я Генка, Генка ...". Он не замечал, как слёзы струились из его глаз, только удивлялся, почему вдруг мир стал расплываться, и ужасался, что его не узнают, не признают и опять он останется один на всём белом свете.

94
{"b":"586761","o":1}