ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты хочешь, Джина?

— Вы ведь единственный, кто…

Снова перебивает:

— Этого достаточно.

Она краснеет, дышит часто и тяжело.

— Так вы останетесь?

— Опять глупый вопрос, Джина, — медленно произносит он, а во взгляде: «Скажи мне, попроси меня…».

— Я хочу, чтобы вы остались со мной. Вы останетесь?

— С тобой? — он может играть словами вечно.

Райт медленно двинулся к ней — шаг за шагом. И в его взгляде было нечто такое, что заставило девушку отступить.

— Так мы договорились? — вдруг спросила она, упирая ладонь ему в грудь.

Берингер бросил взгляд вниз на ее тонкую дрожащую руку, которая стала преградой между ними. Удержаться невозможно… Его пальцы скользнули по ее запястью, мягко обхватили. Ее широко распахнутые глаза налились ужасом, дыхание оборвалось…

— Что вы де… — о, небо!

Он поднес ее ладонь к губам и поцеловал, глядя в ее глаза. Глядя хищно, дико, яростно.

— Так пойдет, Джина?

— … ммм… ч-что?..

— Это выглядит пристойно или мне придумать что-то еще? — пока он растягивал слова, хрипло, дразняще, он ласкал подушечкой большого пальца место поцелуя.

Горячо!

— Да… в самый раз… я…

— Может нужно что-то другое?

— Нет.

— Все в порядке, Джина?

— В полном.

— Тогда увидимся ночью, — он отпустил ее руку, аккуратно убрал ей за ухо темную прядку, выбившуюся из прически. — Будешь ждать меня?

Она едва могла прошептать: «Куда ж я денусь?»

ГЛАВА 10

Он был настоящим извергом! Деспотом! Тираном!

Я ходила вокруг алтаря в пустой молельне, недовольно бурча. Тихие шаги на входе вынудили меня остановиться и прикусить язык.

— Не хотел вам мешать, леди, но вы, кажется, закончили молитву? — красный бархатный камзол невероятно шел лощенному молодому наследнику. Светлые волосы были собраны в высокий хвост.

— Ваше высочество, — я обернулась, исполнила реверанс.

— Мне доложили, что вы хотите меня видеть, — произнес он, вальяжно облокачиваясь плечом о косяк двери. — Вас так напугала встреча с моей матушкой?

Вопрос в лоб, но я нашла, что ответить:

— Я была опечалена тем, что вы ей ничего не рассказали, — мягко улыбнулась, прикинувшись полной идиоткой, — она пригласила меня к себе вместе с другими девушками и я…

— Леди Джина, — оборвал мою речь Эдмунд, — вам не стоит беспокоиться из-за ее величества. Я же дал вам слово. Неужели клятва наследника крови для вас ничего не значит?

— Конечно, я вам верю, — слегка потупилась, стараясь не переиграть эту «партию». — Но не лучше ли рассказать обо всем королеве?

— Вы полагаете, есть что-то, что можно скрыть от моей матери? О, леди Джина, вам многому предстоит научиться. А самое главное, вам следует научиться смирению. Если я говорю вам, что нужно делать, вы должны делать. Согласитесь, это малая цена за корону.

— Конечно, я полностью согласна.

Черт побери, он не хочет говорить о матери. Умно.

— Как обстоят дела с моим советником? — принц подошел ближе и взглянул мне в глаза.

— Кажется, он меня презирает, — ответила я предельно откровенно.

Эдмунд не сводил с меня светлых прищуренных глаз, пытаясь понять, способна ли я на ложь.

— Леди, всему свое время. Жаль, что вы пропустили уроки мадам Жизель. Она многому бы научила вас. Хотя, убежден, что Берингер обожает невинность.

Не знаю, удалось ли мне сохранить лицо невозмутимым.

— Запомните, леди, он должен не просто возжелать вас, но и влюбиться.

Это Беринеру не грозит, уж поверьте. Впрочем, я должна была ответить: «Буду стараться, мой принц!»

— Не уверена, что способна вызвать хоть искорку желания в этом чудовище.

— Придется вам постараться, — улыбнулся Эдмунд, когда услышал это слетевшее с моих губ презрительное «чудовище».

Он кротко поклонился и вышел из молельни. А меня продолжала терзать мысль: почему молодой наследник так ненавидит Райта? Из-за женщины? Но у принца полно женщин?

Я покинула храм, направившись в сторону покоев.

Признаться, я начала привыкать к дворцу: к вычурным подъемам, молчаливым завтракам в обществе Эдмунда и претенденток, даже к Мэг Ингрэм, которая тенью ходила за мной. Мрачная камеристка, которая никогда не улыбалась, но могла сразить ядовитым сарказмом.

— Добрый вечер, леди, — она встретила меня у покоев учтивым выражением лица.

Ее внимательный цепкий взгляд синих блестящих глаз был абсолютно холоден.

— Добрый, — процедила я сквозь зубы.

С каждым новым днем, казалось, права камеристки увеличивались, а мои безбожно уменьшались. Такими темпами, я скоро обнаружу в своих покоях третью кровать…

— Леди Джина, не угодно ли вам посмотреть драгоценности, которые привезли торговцы из Дивона? — спросила она, не меняя ни позы, ни выражения лица. — Его высочество желает сделать подарки всем претенденткам. Кроме того, каждая из леди сможет купить понравившиеся ей украшения, если так будет угодно.

Обычная традиция, которая требовала подготовки. Конечно, мне нужно будет нацепить турнюр, парик и пару лишних юбок, чтобы заполучить безделушку. И конечно, принцу не было до этого никакого дела.

— Где пропадает леди Элина? — холодно осведомилась Мэг, когда мы вошли в покои. — Вас обязательно должна сопровождать компаньонка.

К слову, леди Эртон сегодня была освобождена от обязанностей моей сопровождающей. Очень не вовремя.

— Я дала ей выходной, — сказала беспечно, кривясь, когда девушки затягивали корсет.

— Вы-ход-ной? — произнесла Мэг, не поведя даже бровью. — Очень опрометчиво, леди Джина. Придется мне самой выполнять при вас роль компаньонки.

«Если это заставит вас улыбаться, то — пожалуйста, — ехидно подумала я».

Когда за окном стемнело, и дворец окутал желтоватый свет огней, горничные, наконец, водрузили мне на голову шляпку с вуалью.

— Ваша компаньонка еще не пришла, — с укоризной заметила Мэг, и между бровей у нее залегла морщинка. — Безумие для женщины, дорожащей репутацией.

Мы вышли в коридор, где ожидала стража. Нас сопровождали в парадную залу, где должен был свершиться первый акт спектакля под названием «влюбленный Берингер» и похоронить остатки моего собственного доброго имени.

Когда мы вошли в зал, освещенный множеством свечей, ничего не предвещало катастрофы.

— Поклон, леди Джина, — инструктировала меня Мэг, пока мы шли по залу, — справа лорд Пурье, советник короля и наместник в Таросе, рядом граф Жорж Вокур, третий в очереди на престол, слева его преосвященство Виктор де Мотинье.

Бессчетное множество раз я приседала в книксене, чувствуя, что меня рассматривают, оценивают и выносят вердикт.

— Впереди королева Генриетта Сафская, — шепнула Мэг. — По левую руку от нее лорд де Хог…

Интересно, все эти «де» в фамилиях господ имеют столь же богатую смысловую нагрузку, что и мое «эль».

— По правую его высочество принц Эдмунд.

Как будто я могла не заметить утонченного высокого блондина в красном. Он улыбнулся мне краешком губ.

— Рядом лорд Берингер… Леди Джина, вы побледнели? — шепнула камеристка, и я впервые уловила в ее голосе понимающую улыбку.

Райт был тот же самый — циничный, властный, хмурый — но его внешний вид просто потрясал. Ворот-стойка белоснежной рубахи, темно-изумрудный дублет с ромбовидным узором, гладковыбритый подбородок, уложенные волосы — он был безумно красив. Мужчина кивнул, и я ответила ему сдержанным поклоном.

— Леди, займите свое место, — строго произнесла Мэг мне на ухо.

У зоны, отведенной претенденткам, я столкнулась с Камиллой и Сибиллой, которые восторженными жестами прокомментировали мой наряд.

Рассевшись, сложив на коленях веера, претендентки ждали даров Эдмунда. К нам поспешили лакеи с ларцами, в которых таились украшения. Словно по команде, мы распахнули крышечки. А вот теперь каждая постаралась изобразить весь спектр чувств от восторга до экстаза, чтобы выразить принцу благодарность. Внутри шкатулки нас ждал браслет с розовыми топазами. Минут десять мы примеряли, расхваливали подарки и лицемерно любовались друг другом.

18
{"b":"586766","o":1}