ЛитМир - Электронная Библиотека

Он скитался по округе, ночуя в бараках и покупая еду на последние деньги. Парень больше не знал, что делать со своей жизнью; его мечта сделать семью богатой и счастливой потеряла смысл и утратила свою жизнеспособность. Тадеус бежал от себя, не желая вспоминать о своем прошлом, пока волна аспидной чумы не дала ему понять, кем он был на самом деле.

За несколько дней до конца года, группа эпидемиологов сделала невероятную находку: это был мальчик, что уцелел, будучи в эпицентре чумы. Единственный выживший из нулевых районов, феномен, получивший одаренность после семнадцати лет. Человек, иммунитет которого мог помочь в создании вакцины для спасения миллиардов людей, и, что немаловажно, для обретения контроля над ними.

Мальчик искал смерти среди умирающих от чумы, но судьба сыграла с ним злую шутку: пережитый стресс запустил цепочку реакций в его организме, пробудившую стойкий иммунитет. Он стал одаренным, хотя считалось, что после шестнадцати лет это было невозможно. Так или иначе, после долгих исследований, что проводились над ним в лабораториях Метрополя, человек по имени Тадеус Кель прекратил свое существование.

Глава – 7

Сати не помнила, как заснула. Буквально пару минут назад она разговаривала с президентом Грейси, а девушки из Хаммацу угрожала пистолетом Вигу Такеру… Они сказали, что забирают ее на Остров. Но что было потом? Должно быть, седатики еще действовали, потому что сознание самым неблагодарным образом отфильтровало часть произошедшего.

– Уже проснулась? – доброжелательно спросил возникший из ниоткуда Роланд. Вместо объемного вязаного шарфа, на нем был светлый палантин, небрежно наброшенный на шею и плечи. От него пахло свежестью, что бывает после грозы, и Сати сразу же вспомнились внеклассные занятия за городом.

– Что это за место? – спросила Сати, недоверчиво глядя по сторонам. Она была в овальной комнате, больше всего напоминающей каюту на каком-нибудь корабле. Ясно, что интерьер был не более чем интерактивной программой, но стены и пол из “натурального дерева” смотрелись очень органично. Кресло, в котором полулежала Сати, напоминало половинку яйца, а латексный матрас был прохладным и повторял форму ее тела. После всего случившегося, на нем хотелось проваляться как минимум несколько суток.

Рядом стоял журнальный столик со стопкой книг, зелеными яблоками в корзинке и стаканом воды. Сочетание светло-коричневых тонов дерева и медового света ночника создавало ощущение спокойствия, как если бы Сати вдруг попала домой, в тот самый уютный и нереалистичный дом, которым были наполнены ее мечты. Девушке была свойственна вошедшая в привычку подозрительность, но атмосфера этого места и вкрадчивый голос Роланда, действовали успокаивающе.

– Ты в глайдере, Сати, – сказал президент. – Мы летим домой.

Он нажал переключатель в изголовье кровати, и левая стена вместе с потолком исчезла. Сати вздрогнула от неожиданности, но Грейси быстро успокоил ее, положив руку на плечо:

– Я на время отключил функцию интерьера, чтобы ты смогла посмотреть.

Каюта глайдера была прозрачной. Чернильное небо, в котором они летели у горизонта становилось лазурным, а внизу, вместо земли было что-то наподобие белоснежно-розовой ваты.

– Это облака, – пояснил Роланд, с улыбкой рассматривая изумленное лицо Сати. – Мы на высоте пятнадцать тысяч метров.

– Невероятно, – только и смогла сказать девушка, рассматривая эти воздушные горы, по которым, казалось, можно пробежаться как по самым мягким в мире подушкам.

– Полет проходит на гиперзвуковой скорости, – продолжал Роланд. – Мы будем на месте через тридцать пять минут.

– Все это так странно, – задумчиво сказала Сати. – Я столько раз видела глайдеры, но сейчас я даже не помню, как оказалась внутри.

– Тебе многое пришлось вытерпеть за последнюю неделю, – президент присел рядом на кресло. – Ты уснула вскоре после того, как я сделал инъекцию антидота. Это нормально, организм требовал восстановления.

– Что же мне теперь делать?

– Для начала можешь привести себя в порядок, – Грейси вынул из тумбочки стопку одежды и большие ножницы. – Здесь есть небольшая уборная.

Сати все еще была в омерзительном сиреневом платье, «взбитые сливки» на голове спутались и на ощупь стали напоминать засохшую сахарную вату.

– Это можно будет распутать? – спросила она, с содроганием касаясь своих волос.

– Боюсь, что нет, – с сочувствием ответил Роланд. – Прическа сиделок делается раз и навсегда. Обрежь то, что можно, а дома мы приведем тебя в порядок.

Отметив про себя, что он уже второй раз произносит слово «дом», Сати лишь молча кивнула.

Уборная, что располагалась за стенкой, была действительно очень тесной. Сати тщательно смыла макияж, переоделась в просторные штаны и футболку. Настал черед волос.

– Ну и черт с вами, – сказала девушка и взялась за ножницы.

Она не стригла волосы, сколько себя помнила, но сейчас прядка за прядкой падали на пол без сожаления.

Через десять минут работа была окончена. Сати придирчиво осмотрела себя и с удовольствием отметила, что она больше не напоминает куклу. Серые глаза не были подернуты мутной пеленой, ресницы опять были нормальной длины, а кожа хоть и была сухой и потрескавшейся, но имела здоровый цвет. И лишь волосы были по ее меркам непростительно короткими. Они вились по голове хаотичными фиолетовыми завитушками, образовывая сходство с задорным барашком, резвящимся на лугу.

Пару раз глубоко вздохнув, Сати смело взглянула себе в глаза, и решительно направилась в каюту.

– Спасибо вам за помощь, конечно, но мне нужно вернуться в Метрополь, – с порога заявила она.

– Вот как? – президент с легким удивлением приподнял бровь, но Сати была уверена, что он ждал этой фразы.

– Мне нужно помочь одному человеку, – уклончиво ответила она.

– Предположу, что подобная просьба связана с твоим… скажем так, другом – Ойтушем Эвери, – произнес Роланд, наблюдая за тем, как на кресле остается вмятина от его ладони.

Брови Сати удивленно поползли вверх. Со всевидящим протекторием она уже смирилась, но чтобы еще и Грейси туда же?

– Удивлена, что мне так много известно? – мужчина словно читал ее мысли. – Наша работа заключается в том, чтобы приглядывать за всеми представителями Первого класса, искать одаренных. Вот почему мы следили за тобой и за тем, кто тебя окружает.

– Он жив? – спросила Сати, чувствуя, как подкашиваются ее ноги.

К счастью, Грейси не стал тянуть с ответом.

– Я не могу однозначно ответить тебе, Сати, – Роланд поднялся с кресла и теперь прогуливался по каюте вперед и обратно. – Мы перестали следить за ним, после того как вас арестовали. Все внимание было переключено на тебя, ты уж прости. Нам нужен такой ценный сотрудник, как ты, понимаешь?

– Если я такой ценный сотрудник, – деловито заметила Сати, – Почему бы вам не дать мне закончить начатое? А потом я поеду с вами на Остров, обещаю!

– В Метрополе больше небезопасно для тебя, – мягко возразил Роланд. – И потом, как ты собираешься искать Ойтуша?

– Ну… – об этом Сати действительно не подумала.

– Ваши власти используют специальную программу для слежения за носителями чипов, – продолжал президент, – Ну а у нас есть ее точная копия. Сати, ты сможешь поискать его, как только мы прилетим.

Похоже, что Роланду Грейси можно было доверять, даже несмотря на присущее многим лидерам деление на «свои» и «чужие», и тот факт, что он спланировал жизнь Сати более тщательно, чем она сама. Если он мог помочь спасти Ойтуша, она готова была стать его «ценным сотрудником».

– Чем я буду заниматься на Острове? – спросила Сати.

– Станешь частью нашей команды, – Грейси подмигнул ей, словно какой-нибудь одержимый работой хэдхантер.

– И буду носить дурацкую униформу? – Сати мило оскалилась. – Извините, конечно, но со мной эта тактика не сработает.

– Давай лучше я спрошу тебя, – хитро улыбнулся Роланд, поправив палантин. – Что ты знаешь об Острове?

15
{"b":"586769","o":1}