ЛитМир - Электронная Библиотека

Футболист отшатнулся, дав мне приподняться и встать на колено, опять задрал ногу, но! Кто как, но есть у меня одна коронка, очень хорошо получается, захват левой рукой под пятку, рывок вверх и на себя, правой рукой, ладонью в лобок, со всей дури. Знаю, очень больно и неприятно когда лобковый шов расходится. Обратным ходом рванул мачете из петли. Выпрямился, чуть довернул лезвие и тычок концом, в лицо рядом стоящему. Он отшатнулся и приподнял подбородок, я крутанул кисть, и лезвие рассекло ему горло. Резко обратно и сверху по плечу, тупой стороной лезвия, скорчившегося первого. Теперь последний. Они здесь совсем не пуганные! Ноги у меня в кроссовках, так что в копчик со всей дури по голой волосатой жопе. Он кувыркнулся, в два шага догнал и потом по упавшему, опять же тупой стороной мачете по голове. Три ноль. Я победил! Один труп и двое годные, чего спросить. Стянул живым мизинцы на руках хомутами. Обувь сдёрнул и на ногах большие пальцы то же самое.

Организм дрожит, руки трясутся, перед глазами плывёт, но ещё не вечер, однако старею. Жена простонала, начала приходить в себя?! Бледная моя киса. Когда я ей предложение сделал, предупреждал, влипнуть в историю на пустом месте, это про меня! Но так?! Проковылял к машине, она рядом стоит, на заднем сиденье Марина лежит. Извините, но! Члены семьи на первом месте. За моим сиденьем вода в бутылках всегда. Хлебнул сам, побрызгал жене на лицо. Открыла глаза.

- Ты как?

- Это что было?

- Не знаю! Но точно чертовщина!

- Ой! А это кто?

- Наверное, местные. Неудачно познакомились.

- Блин! А кто с меня брюки снял?

- Ну, я его уже как бы наказал!

Вроде пришла в себя. Я обратно к машине. Мокрой ладонью Марину по лицу хлопну. Глаза открыла. Шарахнулась.

- Как себя чувствуете?

- Мутит, а что случилось?!

- Пока не знаю! Ты посиди пока. Может водички. Вон упаковка.

- Спасибо.

Жена как раз закончила приводить себя в порядок.

- Вот козёл, пуговица оторвалась!

-Ладно, что-нибудь придумаю! - пошарил в пепельнице, я не курю и держу там всякую мелочёвку, булавку для прочистки жиклёров омывателя лобового стекла. Отдал, она зацепила джинсы.

Абреки пока отдыхали. Можно и оглядеться.

У меня есть свойство, когда припекает, внутренне собираюсь и становлюсь довольно внимательным и собранным, хотя в обычной жизни, раздолбай ещё тот. Вот и на этот раз присел на корточки, несколько раз глубоко вдохнул, собирая мысли в кучу.

Огляделся, пустырь или большая поляна. Кому что больше нравиться. Вокруг как бы лес. Деревья, по низу кустарник. Не наш лес, и кустарник не наш. По краям разобранные кузова машин, именно в этом смысле, все, что можно свинчено. В тени под огромным раскидистым деревом УАЗ буханка камуфляжной раскраски, в смысле выкрашен тёмно бурой краской и очень небрежно, кистью, с распахнутыми дверками. Жарко. Градусов за тридцать есть. Солнце почти в зените. Небо, бросилось в глаза, зеленоватого оттенка. Обернулся к машине. Глянул в зеркало. В горячке не почувствовал, кровь капает, но нос целый. Что же произошло?!

Ладно, мы люди не гордые, можем и спросить вежливо. Один у нас с переломом ключицы и лобковой кости пока в отключке, а тот, которого по голове шарахнул, уже заворочался.

- Тебя как зовут болезный?

- Я твою ма....

Товарищ не понял! По голени мачете плашмя. Относительно безвредно для здоровья, но очень больно.

- Я спросил?

- Да пошёл ты?

Ещё раз, но уже посильнее.

- Ай!

Он не прав, любую беседу нужно начинать с знакомства.

- Так как тебя зовут дорогой?

- Аслан!

- Это что за местность Аслан. Мы где?

- Это не Земля! Вас все равно поймают! Будите умирать страшно! Отсюда дороги нет! А нас здесь много!

- Так! ТАК! Так! Сказал пулемётчик. Ты чего гонишь!

- Я, правда, говорю! Мы здесь лет пятнадцать!

- Давай не торопясь и поподробней.

- Ну, я совсем всё не знаю. Рассказывали, у нас в каком то институте горец открытие сделал. В результате дорогу сюда открыл. Если какие неприятности на Земле, наших сюда отсылают. Нас здесь, правда, много!

- Сколько.

- Тысяч двадцать!

- И всё! Больше ни кого нет?

- Рабы ещё есть! Жёны, дети!

- Сколько рабов и прочих.

- Рабов тысяч пятьдесят. Нас всех, я уже сказал двадцать тысяч!

- Боеспособных мужчин сколько?

- Тысячи четыре!

- А мы как сюда попали?

- Я точно не знаю, но старший говорит когда. Мы приезжаем. Вспышка, появляются машины, и мы берём рабов и всё остальное.

- Живёте где?

- Три крупных посёлка и фермы.

- Животный мир как.

- Тут бизоны и кошки большие, но человека бояться, хотя собак воруют. Падальщики ещё с кошку, стаями, они ночные.

- Бояться, говоришь. Кто бы сомневался. Местность вокруг?

- На восток море, на запад горы. Юг и Север равнина.

- Радиус обследованной территории?

- Чего?

- Далеко забирались посмотреть?

- Не знаю!

Жена стояла рядом, слушала. Марина под конец то же приковыляла на своих каблуках.

- Девочки, а это что там?

Я показал на лес. Они повернулись, и я ударил абрека рукояткой мачете в висок. Он дёрнулся. Теперь в бровь пальцем ткнул, проверить. Так! Не жилец. А что у нас с оставшимся. Подошёл и наклонился. Раньше надо было шустрить. Пытался ударить меня ногами и взвыл от боли.

- А ты думал я тебя просто так бил. Я тебе ключицу сломал и мочевой пузырь разорван. Оставлю в кустах. Будешь умирать долго, очень долго и больно. Да же если найдут, вряд ли здесь тебя кто спасёт. Так что хороший выход для тебя умереть быстро. Или как скажешь. Я вообще по жизни добрый. Так что рассказывай!

В принципе всё совпало. Второй раз девицы не купились и пришлось бить при них.

- А зачем ты его в лицо пальцем ткнул? - Спросила жена.

- Там троичный нерв. Если дёрнется, значит ещё живой.

- Слушай, а ты где этому научился.

- Книжки читаю.

- Ну да!

- Ну, что ты дзюдо занималась, я то же через два года после свадьбы узнал.

Эмоций столько, что честное слово, с трудом сдержался. Чуть не описался! А вы как думаете?! Я уже тридцать лет как домашний пёс. А тут раз! Одни три трупа чего стоят! И все своими руками. И мысль такая гадливая, а может зря! Есть одна фишка, думаешь, что будет хуже. Типа гопники, когда гонят, кричат, стой, а то хуже будет. Но хуже будет, когда догонят, если бы не дёрнулся, то точно было бы очень, очень плохо! Так что будем поглядеть.

Что мы имеем! Мы попали. Есть, конечно, вероятность, что нас развели, и сейчас выйдет Пельш и скажет, вас разыграли. Но есть некоторый скорее не опыт, просто здравый смысл и он подсказывает. Всё не просто плохо, а очень плохо! Ладно! Желающие могут постучать головой, по чему найдут, только быстро.

Что делать, многократно описано, и тут думать не надо. Хотя нет, как раз и надо! Дурная голова, ногам покоя не даёт, все, что сейчас не додумаю и не сделаю, потом ещё как аукница!

Первым делом обыскал и раздел убиенных. Со снабжением здесь очевидно проблемы! Так что, два комплекта одежды, у третьего всё кровью испачкано, но он мелкий и его ботинки как раз Марине, а то она на каблуках.

Отдельная песня, как уговорил её одеть их. Похвалил себя, двоих без крови завалил. Из огнестрела, автомат и двуствольное охотничье ружьё. С патронами плохо. К укороту магазин. К ружью десять патронов в самодельном патронташе. Будем надеяться, что там не бекасиная дробь. Ножички, один, лезвие сантиметров сорок, мачете, это которым я тут махал, кинжал, и вроде как финка, оба в самодельных же ножнах. Всё самопальное, грубо сделанное, но острое блин! Восемь презервативов. Обшарпанный бинокль китайский, двенадцать крат. Одни наручные часы. Кстати кварцевые со стрелками. Забыл про время здешнее узнать. И всё.

Теперь буханка. Самое то для сельской местности. Покрашена кистью в болотно бурый цвет. С отгороженным отсеком в задней части. В салоне диван, два кресла и столик. Рация импортная автомобильная, одна. Китайская. Выключена. Великолепный набор инструментов в пластиковом кофре. Дорогой зараза. Можно что угодно разобрать. Канистра бензина на двадцать литров. Две пятилитровые баклажки с водой. Корзинка с едой. Мясо жаренное, мягкий сыр, грубого помола хлеб. Котелок с треногой! Закопчённый чайник, три кружки. Жестяная банка с чаем. Чай крупнолистный. Сахар, бурые комки, в тряпочку завёрнут. Негусто. А ты чего хотел. Магазинов здесь, похоже, нет. Они наверняка рассчитывали на добычу. И всё вместе явный признак, что живут в основном на самообеспечении.

2
{"b":"586774","o":1}