ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но не вышел в коридор второго этажа -- услышал стук молотка. Он выглянул и увидел, мужик в синем комбинезоне прибивает к стене доски. Проход на чердак в противоположном конце коридора, благо кто-то открыл люк и опустил лестницу. Что делать дальше?

Где-то на первом этаже послышался удар и звон разбитого стекла -- видимо, ветер помог мужику на первом этаже закрывать окна, только перестарался слегка. И тут же строитель со второго этажа промахнулся по гвоздю и ударил по пальцу. Он закричал, начал грязно ругаться, согнувшись впополам и баюкая поврежденный палец. Пашка молнией выбежал, пока мужчину поглотила боль, а в голове у мальчишки стучало: "когда грустят - он очень рад". Он прошмыгнул на чердак. Его не заметили.

На чердаке душно, расплылся полумрак, свет лился только сквозь несколько маленьких окошек и пахло пылью. Крыша текла, кое-где падали капли дождя, под ними предусмотрительно поставили ведра. Пашка раздумывал, где бы укрыться и уснуть -- его мутило от усталости, он бы прям тут упал и отключился, но тогда его могут найти и разбудить. Он зашел за наставленные друг на друга парты и улыбнулся. Словно на заказ здесь навалили стопку физкультурных матов. Пашка уже хотел завалиться на них, когда заметил, на матах лежит скакалка. Вместе с бантиками, пришитыми к искусственной коже, это сильно походило на улыбающееся лицо. "Когда смеются -- он ревет". А когда ревут, что происходит? Льются слезы. Пашка пошел в дальний угол, там, за поваленной набок партой, поставили ведро, в него мерно падали капли воды. Пол рядом с ведром не слишком чистый, но человек-наоборот и не должен спать в удобной кровати или на матах. Пашка, свернувшись калачиком, лег рядом с ведром. Его почти сразу сморило, сквозь сон слышались голоса. Два мужских голоса:

-- Ну и где эти маты?

-- Вон, в углу.

-- Давай взяли, бригадир сказал, их в зал надо...

Пашка улыбнулся и заснул.

***

Он поднялся с песка и посмотрел вокруг. Опять пустыня, только на этот раз полностью желтая, а на ярко-голубом небе повисло огромное солнце. Местное светило, наверное, раза в два больше, чем в Мире, но жара давало не много. Напротив, погода приятная -- градусов тридцать максимум. Тепло Пашка любил.

Дневное Царство! Пашка не сомневался, это именно оно, как не сомневался, что прямо перед ним раскинулась Ахра - столица Дневного Царства. Город, где шерифом служил отец. И это действительно потрясающий город. Словно из сказки "Тысяча и одной ночи", построенный в арабском стиле, из желтых песков вырастал волшебный град. Именно град, язык не повернется назвать это великолепие городом. Но даже не сама Ахра заворожила Пашку. Над ней раскинулись семь радуг. Хоть на небе ни облачка, радуги пересекают Ахру, как мосты. Они скрещивались прямо над шпилем огромного дворца. Пашка никогда не видел Тадж-Махала, но если бы видел, сказал, что он полная туфта по сравнению с этим дворцом. Один большущий купол и шесть поменьше возвышались над дворцом. Из большого купола к перекрестью радуг шел длинный шпиль. Быть может, радуги как раз из него и выходили, Пашка этого так и не понял. Дворец окружала высокая стена с множеством небольших башенок, а за ней -- сама Ахра. По всему периметру столицы копии величественного дворца, только поменьше. Были тут и простые каменные дома, и шатры палаток, и еще что-то -- Пашка отсюда не видел.

-- Что тебя так задержало? - спросили сзади. Пашка повернулся и увидел знакомую фигуру с растяпанными волосами. Шелковый Человек одетый в белую пижаму и аромат восточных специй с ним вместе. Только теперь пахнет ванилью, корицей и гвоздикой, в прошлый раз ароматы были поэкзотичнее.

-- А, это вы. Песочный Человек.

-- Почему песочный? -- поднял брови мужчина. -- Нет, я Шелковый Человек, Карл.

-- Я имею в виду ту книгу, что вы мне передали. Да и карта, наверное, ваша работа, не так ли?

-- Я понятия не имею, о чем ты говоришь, Карл. Я пришел сюда, когда почувствовал, что ты в Азиль-до-Абаре.

-- Так это не вы написали стих, про человека-наоборот? -- Пашка говорил недоверчиво. -- Но там была ваша картинка.

-- Человек Наоборот? -- усмехнулся мужчина. -- Что-то я совсем перестал понимать. Еще один Человек помимо песочного? Нет, я о таких не слышал. А мое изображение можно найти много где. Всё же я правлю в Алям-аль-Метале.

-- Что-то незаметно, -- теперь усмехнулся уже мальчик. -- Вроде, в Цветных странах другой Император.

-- Он лишь номинальный правитель, а я настоящий. Как и все остальные сонные "императоры". Зачем ты пришел в Дневное Царство? Продолжаешь знакомство с Азиль-до-Абаром?

-- Я хочу узнать о Никодиме, -- сказал Пашка жадно.

-- Это я понял, а зачем?

-- А какое вам дело? Вы-то не отвечаете на мои вопросы.

-- Быстро учишься, Карл. Это хорошо. Не надо рассказывать ни о себе, ни о своих целях, если не хочешь что-нибудь с этого поиметь. Тут, знаешь ли, информация очень дорого стоит.

-- Ну и зачем вы явились? - спросил Пашка, когда Шелковый Человек умолк на минуту. Просто замолчал, уставившись на прекрасную Ахру.

-- А мне интересно. Я очень любопытен и хочу узнать, зачем ты сюда пришел и почему. Не очень часто у нас тут появляются сновидцы, прыгающие по самому высокому уровню Алям-аль-Металя, как лягушка по кувшинкам.

-- А давайте так: я расскажу вам, зачем я пришел, а вы мне о Никодиме?

-- Ну нет, мальчик, -- рассмеялся Шелковый Человек. -- Так не пойдет. Я не играю в чужие игры, только в свои. Но я тебе кое-что расскажу. Это будет плата за то, что ты сделал в Предрассветном Царстве.

-- Слушаю.

--Чтобы узнать о Никодиме, тебе лучше всего встретиться с султаном Ахры. Если ты станешь расспрашивать о нём простых жителей, они расскажут лишь сказки и сплетни. Но проблема в том, что султан встречается только с жителями Ахры.

-- И что дальше?

-- Это всё.

-- Как мне стать жителем Ахры?

Но Шелковый Человек, улыбнувшись, растворился в воздухе. Пашка не особенно удивился. Хотя его, конечно, интересовало, кто же он такой. Правитель Алям-аль-Металя -- звучит громко, но на этот счет есть большие сомнения. Пашка решил, что расспросит о нём кого-нибудь в городе. Он побрел по желтому песку в сторону Ахры.

По мере приближения к столице, Пашка понял, что недооценил ни расстояние до града, ни его размеры. Ахра оказалась огромной и особенно большим -- главный дворец. Пашка вообще не мог представить, что такое можно построить. Наверное, не меньше километра в высоту, а может, и выше. Пашка подошел еще ближе и увидел, его покрывают разнообразные рисунки и узоры. А когда пришел к невысокой стене, рассмотрел, все рисунки сделаны из драгоценных камней огромной величины.

28
{"b":"586778","o":1}