ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако надо как-то войти внутрь, и Пашка пошел вокруг стены в поисках ворот. Стена невысокая -- всего пару метров в высоту -- но абсолютно гладкая, перелезть здесь нет никакой возможности. По внутреннему времени Пашки прошло два часа с тех пор, как он появился в Дневном Царстве, когда он, наконец, нашел ворота. Выглядело это очень странно. Если высота стены два метра, то ворота не меньше десяти. На воротах летали нарисованные драконы, вышагивали слоны, верблюды, простые люди и странные, сделанные из огня чудища. Надо поторапливаться --запас времени ограничен. Мальчик робко постучал в ворота.

-- Здравствуй, путник, -- раздался голос, как показалось Пашке, со всех сторон сразу. - С благими ли намерениями пришел ты в Ахру?

-- Да, -- ответил Пашка.

-- Тогда проходи. Но учти, если несешь ты в себе ложь или зло, пройдя под аркой, ты будешь сожжен, если ты житель, или заключен, если ты джинн.

Ворота совершенно бесшумно открылись внутрь. После такого приветствия Пашка слегка оробел. Он посмотрел в проход, вроде ничего необычного на первый взгляд, но... В обоих углах открывшейся арки Пашка увидел две медные лампы. Хотя, может, и не медные, но точно лампы, как в мультфильмах об Аладдине и... да, как в той мерзкой книге об Алладине. Правая горела бледным синим огнем, а левая слегка гудела. Пашка подошел к левой, протянул руку. Он почувствовал, что она втягивает воздух подобно автомобильному пылесосу. К правой лампе он подходить не стал и, сделав глубокий вдох, вошел в арку. Ничего не произошло, в смысле, он остался цел, но вот то, что он услышал и увидел...

Войдя в город, Пашка чуть не оглох. И было от чего. Если из-за ворот не слышно никаких посторонних звуков, внутри города невообразимый гвалт. Как будто говорили миллионы людей. Да, собственно, он увидел и тех, кто говорил. Опять-таки из-за арки жителей Ахры не видать, но как только он пересек невидимую границу, их появились целое море. Люди и не очень. Или даже так -- люди и совсем не люди. Пашка уже видел в Цветных Странах ходячих животных, но здесь их оказалось в десятки раз больше. Лошади, верблюды, слоны, львы, тигры и множество зверья поменьше. Пашка, засмотревшись на это, сделал шаг и услышал:

-- Эй! Смотри под ноги!

Пашка посмотрел и увидел маленького мышонка. Тот стоял на задних лапках и смотрел на него. Маленькие черные глазки щурились, лапки уперты в боки.

-- Простите, -- сказал Пашка. -- Я засмотрелся...

-- Засмотрелся он, видите ли. А если бы я не успел отскочить? Кто бы кормил десять тысяч моих детей? Ты? Не смеши меня!

И мышонок ловко побежал дальше. Чтобы такого не повторилось, Пашка решил рассматривать жителей, стоя на месте. Он как раз глядел, как осел препирался с крысой, когда над ним нависла тень. Он резко повернулся и едва успел отскочить. На него чуть не наступил огромный слон, шедший на задних ногах-столбах.

-- Эй! Смотри, куда идешь! -- крикнул ему Пашка. Слон посмотрел на него сверху вниз.

- Прости, человечек, -- пробасила слоних, а это была слониха. -- Но лучше бы тебе смотреть вверх, чем мне вниз. Не я пострадаю от нашей взаимной невнимательности.

Наглая слониха пошла дальше, Пашка решил двинуть по улочкам, а не стоять на открытом пространстве. Навряд ли слон или какой-нибудь другой зверь тогда на него наступит. Он выбрал не самую большую и не самую маленькую улицу. Наверное, большие улицы, те, что не меньше десяти метров в ширину, именно для существ вроде слона, а самая маленькая, в ладонь, пропускала всякое мелкое зверье. Пашка пошел по улице чуть уже средней. Тут ходили в основном люди, но иногда и звери. Ну, например, волки или собаки, кошки и тушканчики, а самым крупным была пантера в черном цилиндре. Все звери ходили, как люди, на задних лапах, и даже встреченная по пути змея подпрыгивала на хвосте, а не ползла, как положено. Иногда звери шли парами, разговаривая друг с другом. И Пашка понимал каждое слово! Вот черный кот и белая пуделиха прогуливались, держась под лапки. Пашка невольно услышал, о чём они говорят.

-- Знаете, мадам, я бы не был столь голословен на вашем месте. Вода поистине страшная вещь и нет ничего хорошего, чтобы окунать в нее свои пушистые телеса, -- говорил кот.

-- Но позвольте, вы предлагаете мне ходить грязной?! -- отвечала пуделиха.

-- Как вам это в голову пришло? Отнюдь. Но для чего природа даровала вам язык?

-- И как я помою им шею сверху?

-- Для этого есть друзья, мур-р...

Кот принялся облизывать ей шею. Пуделиха заурчала от удовольствия. Пашка пошел дальше. С обеих сторон улицы возвышались дома из глины. В арочных окнах то и дело появлялись человеческие лица. На большинстве играли улыбки. Вон из противоположных домов две старухи о чем-то переговаривались. По улицам тоже ходили люди в одежде восточного стиля: шаровары, белые рубашки и неизменный тюрбан у мужчин. Попадались девушки и женщины с чадрой на лице. Иногда женщин или мужчин несли на чем-то вроде носилок. Названия этому приспособлению Пашка не знал, но видел что-то подобное по телевизору.

Узкая улочка кончилась очень внезапно, Пашка вышел в самое оживленное место, когда-либо виденное в жизни. Базар. По сравнению с ним Ванинский рынок просто небольшая кучка людей. Здесь же их тысячи тысяч. Огромное пространство заставлено лотками и палатками, иногда товар продавали просто сидя на земле. И все рекламировали свой товар самым громким образом.

-- А ну кому сушеные зубы зебры?!!! -- кричала беззубая зебра.

-- Навоз! Подходи! Навоз! Не продаю, а отдам в хорошие руки! Навоз! Самовывоз! -- говорил огромный слон.

-- Эй, кому нужны гномы? Уйду в услужение к высокой, белокурой, обеспеченной девушке. Желательно с дворцом, -- вопрошала кучка маленьких человечков.

-- Бананы, дыни, гашиш, опиум. Снимите пробу!

-- Налетай на медок! Эй, налетай на медок! А ну прочь с моего меда! - ругался на мух шмель размером с подушку.

-- Трупы. Кому трупы? Только что выкопал! За дополнительную плату могу сделать из них зомби! Получится прекрасный домашний работник, не требующий много еды. Только мозги, которые можете купить у меня же.

-- Превосходные ш-ш-елка-а-а.

А вот это очень заинтересовало мальчика, потому что рядом с небольшим лотком, где шипели пауки с человеческую ладонь, стоял никто иной, как его знакомый. Шелковый Человек рассматривал превосходные ш-шелка-а-а очень придирчиво. Пашка пошел к нему.

-- Значит, здесь вы отовариваетесь? -- спросил мальчик.

-- И здесь тоже. Но я предпочитаю работу шелкопрядов, а не пауков.

-- Ш-што вы, они не умеют пряс-сти, - прошипела большая паучиха, по которой бегали маленькие паучата. -- Их ш-елк бесполес-сен, а ф-ф мой попадалис-сь даш-ше медфеди!

-- Что-то не верится, -- сказал Шелковый Человек скептически. -- Ладно, если не найду ничего лучше, вернусь.

29
{"b":"586778","o":1}