ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Быть может, это и не главный вход во дворец, всё равно дверь показалась Пашке слишком маленькой. Сюда мог войти разве что среднестатистический мужчина, но, допустим, если бы попробовал слон, которых в Ахре хватало, у него ничего не вышло бы. Вернее, не вошло бы. Но потом Пашка вспомнил, из чего сделан дворец, и понял, большие двери означали трату драгоценного материала. Так или иначе, он поднялся по ступеням и вошел в главный дворец Ахры.

Внутри все сияло странно голубым светом. Тут нет светильников голубого цвета, просто свет проникал прямо через стены и окрашивался голубым. Перед Пашкой открылся просторный зал, он подумал, его предположение о двери ошибочно. Зачем экономить на алмазе и делать маленькие двери, если сам дворец выдолблен изнутри наполовину, или даже больше. Мальчик шел по алмазным коридорам и никого не встречал на своем пути. Это тоже странно. Должны же быть во дворце слуги или просто жители. Так Пашка вышел к огромной лестнице и поднялся по ней. На втором этаже тоже не нашлось людей, зато появилась мебель. Столы, стулья, кресла, шкафы - всё из бриллиантов. Пашка шел и шел. Звуки шагов не слышались, хотя шел он не по ковру. И, наконец, уперся в небольшую дверь странной формы. Снизу нормального размера, а к верху она расширялась раза в три. Пашка повернул алмазную ручку, толкнул дверь.

Перед ним открылся самый роскошный зал, какой можно себе представить. Это тронный зал, о чём свидетельствовал огромный трон посредине. На полу роскошные толстые ковры серебряного цвета с ворсом чуть не по щиколотку, всюду раскиданы серебряные подушки, стены усыпаны каменьями и расписаны серебром, статуи из серебряного хрусталя, фонтан из серебра и трон -- тоже серебряный. А на троне сидит султан Ахры.

-- Здравствуйте, -- сказал Пашка, входя внутрь.

Но султан никак не отреагировал на появление мальчика. Как сидел, так и сидит. О султане надо сказать особо. Пашка представлял султана-Аладдина уже состарившегося и больше похожего на султана Аграбы из мультика -- толстенького, седого и бородатого весельчака, но нет. Во-первых, султан оказался достаточно молод -- на вид лет двадцать пять не больше. Разодет в серебреные одежды, похож на робота из сектора Ночного Царства. Его лицо казалось маской, тоже серебренной. Как будто его кто-то покрасил серебрянкой. И, конечно, тюрбан. Тюрбан султана был раза эдак в два больше его самого. Но не шарообразный, а формой колесом -- эдакий груздь, где ножка султан, а шляпка -- огромный тюрбан. Султан повернул лицо вправо, по идее такая конструкция на голове должна заставить шею сломаться, но ничего. Он наклонил голову и посмотрел на блюдо с виноградом подле трона. Тюрбан тоже нагнулся, но не упал. Одна виноградина сама собой отделилась от грозди и полетела в рот. Да, тоже фокусник.

-- Здравствуйте, -- повторил Пашка. Никакой реакции. Султан еще раз посмотрел на блюдо, очередная виноградина полетела ему в рот. Пашка заметил, что и зубы у него тоже серебренные. -- Господин султан, вы меня слышите?

Но опять ничего. "Может, он слепоглухонемой?" -- подумал Пашка. Но надо же что-то делать. Он прошел по мягкому ковру и приблизился к трону вплотную.

-- Товарищ султан! -- крикнул Пашка ему почти в лицо. Реакция -- ноль.

Мальчика это немного разозлило, он схватил правителя Ахры за рукав. Ну, попытался схватить. Ладонь Пашки прошла сквозь руку султана, мальчик чуть не упал. Он кое-как восстановил равновесие и еще раз провел рукой по султану, на этот раз через тело и даже задержал ладонь в груди. Ни Пашка, ни султан ничего не почувствовали. Ну, за себя Пашка мог сказать точно, но и султан никак не отреагировал.

Внезапно Пашка развеселился и, взойдя по ступенькам, уселся прямо на трон. И вот тут его проняло. Ему как будто дали пинка и он слетел с трона -- благо упал на мягкий ковер. Пашка поднялся, потирая ушибленный зад.

-- Да не очень-то и хотелось! -- прокричал он султану, но тот, естественно, ничего не ответил. -- Что за глупость?

-- Это не глупость, мальчик, -- сказали сзади. Пашка повернулся, ожидая увидеть Шелкового Человека, но перед ним стоял донельзя напыщенный сурок и смотрел через стекла толстых очков. Длинные усы шевелились, зубы светились серебром, шерсть переливается -- тщательно расчесана.

-- А кто вы такой? -- спросил Пашка.

-- Я помощник визиря Ахры по таким, как ты, -- ответил сурок напыщенно. -- Я главный консультант по незарегистрированным жителям Ахры.

-- А где сам визирь?

-- В этом зале. Просто ты его не видишь. Султана увидеть можно, но его двор нет.

-- А почему?

-- Потому что двор султана Ахры интересуют только дела жителей Ахры.

-- То есть они меня не замечают, а видят только жителей Ахры и наоборот?

-- Правильно.

Пашка на секунду задумался, а потом сказал:

-- А тебя они видят?

- Иногда. Когда я говорю с ними о делах Ахры, они меня видят и отвечают. Но, если говорю с ними о таких, как ты, я становлюсь для них невидим и неинтересен.

-- Блин! И что мне делать?

-- Это, мальчик из Мира, зависит от того, чего ты хочешь.

-- Ой, простите, -- спохватился Пашка. -- Просто это для меня всё очень странно.

-- Ничего удивительного. Ты первый раз у нас?

-- Да.

-- Тогда понятно. Ты можешь спросить у меня, что хотел.

-- Я хочу узнать о Никодиме?

-- Ух ты! А зачем?

-- Не могу сказать.

-- Вот лучше тогда об этом и помалкивай. Тебе вообще повезло, что ты попал на меня, а не на кого другого. Знай же, мальчик, что даже упоминание этого имени грозит тебе заточением и допросом под пытками.

-- Почему?

-- А потому что он вот уже как несколько циклов пропал. Султан и другие шерифы его искали, да и сейчас тоже ищут, но поиски не дают результатов. А ты, незнакомец из Мира, приходишь сюда и начинаешь им интересоваться -- это выглядит более чем подозрительно.

-- Ладно. Я думаю, он мой отец.

-- "Ты думаешь"? Ты не знаешь, кто твой отец?

-- Знаю. Но в Мире он... ну, долго объяснять. В общем, я видел в Предрассветном Царстве его статую. Точнее статую человека, как две капли воды похожего на него и мне сказали, что это Никодим -- какой-то шериф Ахры.

-- Какой-то! Да ты понимаешь, о чём говоришь?! Какой-то! Да он величайший... а впрочем, пойдем покажу.

Сурок потопал из тронного зала, мальчик следом. Сурок повел по длинным коридорам, пока они не пришли к огромной арке. А за аркой стояла она. Еще одна статуя отца.

Если в Атике она была сурова, здесь Никодим подпирал бока ладонями и улыбался очень по-доброму. Такой же улыбкой, какой улыбался, уча Пашку кататься на велосипеде, или играть в шахматы.

33
{"b":"586778","o":1}