ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Маринка уехала в Совгавань в субботу утром, Пашка готовился к ночи в катере. Он взял спальный мешок - на улице уже холодно. В школьный портфель поместились фонарь и нож, так, на всякий случай. Пашка прикинул, лучше выходить позднее, так меньше шансов нарваться на подзагулявших забулдыг или бомжей, иногда ночевавших в парке. Он выгулял Тима и в одиннадцать часов пошел в парк.

Ночью Заветы мрачноваты, как, впрочем, большинство маленьких городков и поселков. Освящения мало, но набережные фонари горели. А вот парк темен, и только серебреное море играло, отражая свет почти полной луны. Да, ночка как раз для вампиров или оборотней. Пашка прошел по набережной, спустился по каменным ступеням до памятника-катера. Катер недавно выкрасили заново, он блестел, похожий на игрушечный. Пашка проворно взобрался сначала на каменный постамент, а потом пролез в люк катера. На всё у него не ушло и минуты.

Пашка расстелил на дне катера спальный мешок и лег. Но сон не шел, и мальчик принялся рассматривать внутренности катера в свете фонаря. Ничего особенно интересного. Даже надписи, что оставляют местные шутники, и неприличные слова тщательно закрасили свежей краской. Ее запах до сих пор чувствовался и немного раздражал. Пашка подумал, неплохо бы глотнуть холодного чистого воздуха, и высунул голову в люк.

В парке нет фонарей или асфальтных дорожек, только протоптанные тропинки кое-где посыпали щебнем. Тихо и даже холодный осенний ветер, обычно дующий с моря, не нарушал безмолвия. Пашка видел проплывающие вдали суда, мигающие яркими вспышками белого света. И еще Пашка увидел маяк. Он горел, как и подобает, луч его прожектора бродил по морю, распугивая рыб. Маяк особенно интересовал Пашку в силу известных причин. Он пригляделся к нему повнимательнее. Маяк возвышался не настолько далеко, Пашка понял, на его вершине кто-то есть. Кузьмич -- старый, загадочный и страшный смотритель. Луч прожектора то и дело высвечивал его худую фигуру, Пашка подумал, он тоже изучает море. Мальчик представил, какие мысли могут бродить в его голове. Почему-то подумалось, Кузьмич размышляет, сколько жизней забрало это холодное море. Сколько кораблей оно поглотило, скольких ныряльщиков, да и простых людей, решивших поплавать. Пашке казалось, такие мысли должны вызвать у старика насмешливую улыбку.

Мальчик перевел взгляд на бухту. Вдруг в толще вод прожектор высветил затонувший корабль. Всего на секунду, но Пашке хватило. Мальчик увидел старый крейсер, почти полностью набитый углем. В дне зияли продолговатые дыры от льдин, в утробе колыхались скелеты людей. Пашка перевел взгляд обратно на маяк - Кузьмич пропал. Мальчик так и не понял, увидел ли он корабль, или это лишь игры воображения, в любом случае его поклонило в сон. Пашка влез внутрь и закутался в мешок. Спустя пять минут глаза закрылись, и темные пределы Ночного Царства поглотили его. И он не увидел, что фигура старика вновь появилась на вершине маяка. Теперь Кузьмич смотрел на памятник-катер. Почти белые глаза внимательно рассматривали гордый силуэт, вокруг стали зарождаться клубы белого тумана. Но налетел холодный ветер, и туман развеялся, так и не успев толком появиться. Кузьмич нахмурился и пошел домой.

***

Открыв глаза, Пашка подумал, что ослеп. Никакой разницы между открытыми и закрытыми глазами он не чувствовал, но потом бледное сияние одинокой звезды на небе, сказало, он еще видит. Пашка присел и сомнения пропали. С этой стороны действительно непроглядно темно, но с той... С той самый большой и красивый город из всех виденных мальчиком. Пашка отметил, с каждым новым Царством добавляется не только приключений, но и красоты. Атика казалась самым красивым городом на свете, потом это место заняла Ахра, теперь Шум выбил столицу Дневного Царства из сердца. Выбил, но лишь на время. Пашка не сомневался, что увидит еще много красивого, продолжив путешествия по Азиль-до-Абару.

Пашка бывал в Москве, правда, два года назад; он видел десятки фильмов, где показывали ночной Нью-Йорк, или Чикаго, или Гонконг. Да и по телевизору ночных пейзажей транслировали много. Но такого он даже не мог себе представить. Перед ним предстал Шум - столица Ночного Царства. Пашка не знал, означает ли это именно звук, или всего лишь удачное совпадение, но шума столица производила много. Шум раскинулся в паре километров от Пашки посреди черного грунта и был освящен хлеще, нежели любой город Мира. Шум походил на футуристический город будущего, но никто из режиссеров фантастических фильмов и не мог представить такого великолепия, либо не мог воплотить в своих картинах. Здания невероятной высоты, по предварительным прикидкам, не меньше километра. В них миллионы окон, и каждое светит своим определенным оттенком света. Здания, похожие на небоскребы Мира, но есть и такие, что совершенно выбивались из архитектурных пристрастий землян. Дома в форме буквы "г", это лишь самый простой пример извращений архитектуры Шума. А как вам дома в форме восьмерок, или пирамид, причем вверх ногами? Или летающие, или полностью прозрачные, а по некоторым, как по большим телевизорам, кто-то выступал. Дома в форме статуй людей и животных, или вообще сплошные столбы света -- Пашка так и не понял, из чего они сделаны. И всё это гудело, бибикало, фыркало, пыхтело. Короче, шумело.

Пашка поднялся и осмотрелся. Он думал, сейчас увидит привычную фигуру в шелковой пижаме, но никого нет. Пашка подумал, возможно, Шелковый Человек, наконец, отстал, и пошел к городу.

По мере приближения Шума -- шума становилось больше, а детали вырисовывались яснее. Главная необычность -- транспорт. Как и подобает городу из фантастической книжки, он имел транспорт исключительно летающий. Тут летали красивые машины и автобусы, а над городом завис огромный металлический шар. По гигантскому дому-телевизору выступал человек, одетый в классический черный костюм. Он с безразличным лицом сообщал жителям Шума новости:

-- Индексы торговой гильдии Производителей Крышечек Для Бутылок понизился на полтора процента. Возможно, это связано с повышением индекса их главных конкурентов -- корпорации ПКДБ, но трудно сказать наверняка. Сегодня надо отметить повышение курса Шумского кредита. Наша валюта была признана в Цветных Странах Предрассветного Царства, и с ними же заключили довольно удачный контракт на закупку Мало. Неизвестно, откуда у Цветных Стран такое количество Мало, но, так или иначе, Ночное Царство не растерялось и обогнало торгашей из Ахры. Уровень продаж самой Ахры, однако, вырос. Выросла и плата за аренду места на их рыках, правда, незначительно, всего на один процент. А сейчас я хотел бы пригласит в студию одного из наших экспертов, который расскажет нам о макроэкономических изменениях на рыках Ахры...

В студию вошел какой-то мужчина в тюрбане, но Пашке уже давно стало скучно, и он перестал слушать. Какая на фиг экономика, когда перед тобой город будущего? Переход из черного грунта в Шум был внезапен и резок. Только что мальчик шел по земле, и вот под ногами металлические плиты. Как только он вступил них, прямо перед ним появилась голограмма экрана. На нём лицо робота без рта, но с прорезью динамика и двумя плошками желтых глаз.

-- Добро пожаловать в Шум, странник, -- сказал робот женским голосом. - Назовите ваше имя и статус, добрый гость.

57
{"b":"586778","o":1}