ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Хорогорк, -- проворковал один из кочегаров.

Второй молча встал и дунул на лампу. Котельная погрузилась в непроглядную тьму, только квадрат дверки котла бледно сияет розовым. Пашка услышал крадущиеся шаги, звон металла по камню. Он затаил дыхание, но сердце предательски выстукивало, и Пашке казалось, только глухой не услышит его удары. Опять шаги, теперь под подошвами сапог хрустел шлак и мелкий уголь. В руках Пашка держал фонарь и принял единственно возможное решение. Он включит фонарь и направит в лицо кочегарам, от внезапной вспышки их глаза на секунду ослепнут, и он сможет быстро убежать. Пашка медленно откапывался -- теперь нет смысла таиться. Шаги не слышны -- их перебивал звук перекатывающегося угля. Пашка уперся ногами в кучу и увидел две тени, подошедшие вплотную. Он выкинул вперед руку с фонарем и нажал на кнопку. Луч света прорезал темноту, но не ослепил кочегаров. Ужас шибанул по мальчику пудовым молотом.

Перед ним два мужика, в руках у каждого совковая лопата, и они замахивались ими на угольную кучу. На луч фонаря они вообще не отреагировали, и даже не ускорили движения, а продолжали медленно красться. Потому что у них были зашиты глаза. На каждой глазнице крупными уродливыми стежками крест-накрест красовались капроновые нитки. Грязные и уже растрепанные, а вокруг воспаленные брови и мешки под глазами, с подтеками крови и струпьями.

-- А-а-а-а-а!!!! -- закричал Пашка.

-- А-А-АГА-АРА-А-АХА!!!! -- взревели кочегары и бросились на мальчика.

Пашка отскочил в сторону, в ту же секунду две лопаты ударили в то место. В следующее мгновенье Пашке пришлось опять совершать кульбит, удары лопат забили по углю с невероятной частотой. Пашка получил по ноге и взвыл от боли, но ему повезло -- удар пришелся по касательной. Пашка схватил кусок угля и кинул в лицо одному из монстров в человеческом обличии. Тот взревел от боли, тут же последовал удар. Но Пашка упал на спину и скатился по углю вниз. Он быстрее таракана проскочил между ног кочегара, а второй, пытаясь попасть по нему лопатой, ударил первого по голени. Теперь уже взревели оба. Пашка уронил фонарь, когда спускался по углю, но тот упал удачно -- дверь кочегарки осветилась. Пашка вскочил на ноги и понесся к выходу. Он взмолился, чтобы ее не закрыли, и его молитвы услышали.

Он вылетел на улицу и побежал. Нет -- полетел. Но тут же услышал, сзади по только что выпавшему снегу хрустят сапоги кочегаров. Пашка обернулся, две неуклюжие фигуры с лопатами над головой бегут за ним. Но один кочегар заметно прихрамывал, а второй определенно терялся на открытом пространстве. Он замедлился, к чему-то прислушиваясь, и опять бросился в погоню. Второй уже безнадежно отстал, но первый бежал гораздо быстрее. Пашка увидел перед собой дорожку посыпанную крупным щебнем, и на бегу схватил несколько камней. Он развернулся и швырнул их, но не в кочегара, а вбок. Кочегар остановился, опять прислушался, Пашке удалось забежать за угол четвертой школы. Он выглянул из-за него и увидел, кочегар что-то трогает на земле. Следы! Он ощупывал следы мальчика, как ищейка! Позади Пашки школьный двор, мальчик начал носиться по нему, стараясь перебирать ногами как можно чаще, а когда услышал натужное дыхание за углом, бросился дальше. Теперь он бежал огромными прыжками и вскоре достиг асфальта.

Его дом всего в десяти метрах, но Пашка не мог допустить, чтобы слепой кочегар узнал, где он живет. Пашка пытался отдышаться, но при этом не дышать как паровоз. Он увидел, на школьном дворе, кочегар обследует его следы. А потом мужчина в сердцах переломил черенок лопаты о колено и двинул назад. В это же время к школе, как раз, подходил второй кочегар. Первый что-то прорычал ему, они неторопливо пошли в свою ужасную котельную.

Пашка вздохнул облегченно и побрел домой. Теперь надо придумать, что сказать Маринке.

А кочегары благополучно дошли до котельной и вошли внутрь. И они, конечно же, не могли увидеть огромную черную крысу, прятавшуюся в горе угля неподалеку. Крыса стояла на задних лапах, показывая ночи острые резцы. Глаза закрыты, но вот, она их открыла. Крыса встала на все четыре лапы и огляделась по сторонам, словно не понимая, что здесь делает. Впрочем, ее замешательство продолжалось недолго. Вскоре она уже побежала в котельную и уснула на том месте, где прятался Пашка.

***

В ту ночь Пашке повезло не только в кочегарке, но и дома. Когда он пришел и открыл дверь своим ключом, сестра уже спала, а еще забыла выключить телевизор. На посторонний шум она внимания не обратила и не проснулась. Пашка прошмыгнул в ванну и тщательно отмылся. Все вещи он запихал в пакет и спрятал под своим диваном -- позднее выбросит. Почувствовав себя немного лучше и слегка успокоившись, Пашка лег в кровать и стал думать, что теперь делать.

Да, вопрос не из легких. Значит, нельзя попасть в Огненное Царство из котельной. Пашка ни за что на свете не стал бы пробовать еще раз. Он ворочался, пытаясь уснуть и единственное решение, которое пришло в голову -- это опять попасть в Ночное Царство и спросить совета у Тима. Это так странно. С одной стороны, Тим лежал всего в паре метрах от него, на старом матрасе, а с другой, чтобы поговорить с ним, надо опять уснуть в катере.

Утром он сочинил сказку, что пришел раньше, чем Маринка проснулась, и пошел в школу. Теперь он тоже делал крюк, но так, чтобы проходить как можно дальше от котельной. Хотя он и не боялся, что его найдут. Единственное, что могло дать кочегарам след -- это оброненный фонарь, но мало ли фонарей такой марки. Однако подходить к котельной близко Пашка не решался. По его плану он должен пойти в парк на выходных, до них всего пара дней.

В субботу он опять соврал Маринке, что хочет переночевать у друга, что в тот раз ему очень понравилось. Пашка даже смог объяснить, зачем ему нужен спальный мешок. Якобы у друга только старая раскладушка и спать лучше в мешке. Пашка прослонялся по набережной до одиннадцати, а потом пошел к памятнику. На улице мороз, Пашка оделся в трое штанов, трое кофт, да еще прихватил пару бензиновых грелок, с которыми отец ходил на зимнюю рыбалку.

Ночь снова выдалась безоблачная, в морозном воздухе звезды сияли даже ярче. Лед еще не встал, но море, словно чувствуя приближение зимы, замедлилось. Волны плескались и переливались, словно глицерин. Маяк высвечивал из тьмы корабли, но фигуры Кузьмича в его окнах мальчик не увидел. Пашка вспомнил строчки стиха, прочитанные на памятнике. Опять подсказка, но кто их оставляет? Пашка всё больше сомневался, что это Шелковый Человек. Но кто?

С этими тревожными мыслями Пашка уснул, свернувшись клубком и прижимая грелки поближе к телу. Сон пришел быстро. Последнее, что Пашка слышал в Мире -- как всегда, ветер, сопровождавший его в путешествиях.

***

64
{"b":"586778","o":1}