ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Простите Раиса Петровна, -- потупился Пашка, осознавая весь идиотизм происходящего.

-- Садись на свое место. Ты и так уже много пропустил.

Пашка сел. Он как будто потерял волю и пошел к своей парте. Обычно он сидел с Серегой Наумовым, но сегодня парта пустовала.

-- Итак, проверим домашнее задание, -- продолжила учительница.

Она открыла створы доски, за ними странные уравнения. Очень сложные с всякими закорючками, скобками, знаками, похожими на галочки, и маленькими циферками над и под большими цифрами. До такого они еще не доходили. Учительница села за стол, открыла журнал.

-- Так, я думаю, что Павел как раз и ответит, -- сказал она и улыбнулась, показав чистейшие белые зубы. Ее волосы, собранные сзади в хвост, слегка припорошило инеем.

-- Я? -- спросил Пашка.

-- Да ты. Ты же болел и оценок у тебя нет, так что -- к доске.

Пашка, как в тумане, вышел к доске, взял мел. И обнаружил, вместо него на полочке под школьной доской лежит несколько сосулек. Пашка провел сосулькой по доске. Следа не осталось -- только послышался противный скрип. Да, если бы и остался, всё равно он в жизни бы это не решил. Он положил мел-ледышку на полочку и, повернувшись к учительнице, сказал:

-- Простите, Раиса Петровна, я не могу.

-- Как? -- глаза учительницы расширились, а все дети ахнули. -- Паша, ты не выздоровел?

-- Почему, я здоров, -- ответил Пашка, краснея.

-- Тогда ты, может быть, болел чем-то серьезным? Менингит, белая горячка, синдром дауна?

-- Нет?

-- Так почему же ты не можешь решить такое простейшее уравнение?! -- учительница перешла на крик, Пашка вздрогнул. -- Это же проходят в первом классе! Максимов, к доске!

Леха Максимов резво вышел и, взяв ту же сосульку, стал быстро и сноровисто решать уравнение. В его пальцах сосулька прекрасно писала. Одноклассник быстренько решил уравнение и, сказав: "Пара пустяков", -- сел на свое место. А учительница стояла, подперев руками боки, и смотрела на Пашку.

-- Ну, это же просто, -- сказал она. -- Я же не задаю ничего сложного. Я даже специально выбрала то, что мы уже проходили.

-- Но мы этого не проходили! -- Пашка наконец разозлился. Чего вдруг эта снежная училка на него орет?

-- Как это не проходили? А, я поняла. Дети, как вы думаете, почему он не может решить такие простые примеры?

Отличница Машка с первой парты тут же подняла руку.

-- Да, Машенька, -- сказала учительница ласково.

-- Потому что он глупый, -- сказала отличница и визгливо засмеялась. Весь класс подхватил этот смех и заржал. Причем смехом не человеческим, а больше похожим на обезьяний.

-- Дети, дети, - сказала учительница. -- Успокойтесь. Я не думаю, что он глупый. Он скорее тупой. Да точно -- ты тупой!

И учительница указала на него пальцем. Одноклассники повторили ее жест и хором заголосили:

-- Тупой, тупой, тупой, тупой...

-- Замолчите! -- крикнул Пашка.

-- А чего молчать, если ты тупой? -- спросила учительница.

-- Я не тупой! -- воскликнул Пашка, и его укололо в левый мизинец. Он взглянул туда -- краешек ногтя начал зеленеть.

Мальчик глубоко вздохнул, снова взглянул на мизинец -- нормального цвета.

Тут Пашка заметил еще кое-что. Учительница отбрасывала длинную тень на белом снегу. Вдруг в левом валенке что-то завибрировало. Пашка улыбнулся.

-- А знаете, может, вы и правы, - сказал Пашка, обходя учительницу и становясь рядом с ее тенью.

-- Эй, ты куда пошел?

-- Да так. Просто после позорной комнаты ваши дешевые фокусы уже не впечатляют!

Пашка встал на колено и, достав ножницы Атропос, перерезал тень учительницы. Он вроде просто щелканул ножами по снегу, но тень надорвалась и пропала. Учительница тут же стала меняться и вот -- обратилась простой кучкой снега.

-- Кто еще думает, что я тупой? -- спросил Пашка у класса.

Все дети мрачно смотрели на него черно-белыми глазами, а потом... взорвались. Сотни крупных снежинок закружились вокруг Пашки и улетели куда-то вдаль. Пашка улыбался, но это прошло, когда он снова услышал глухой "БУХ" позади. Он посмотрел на черную тучу -- она сдвинулась с места и медленно поползла к нему. Пашка побрел в противоположную сторону.

В Огненном Царстве Пашка на собственной шкуре почувствовал, что такое жар. Теперь он понял, что такое холод. Нет, в Черно-Белом Царстве не очень уж холодно -- где-то минус двадцать пять, однако, вкупе с пронзительным ветром, что продувал даже дубленку и заползал под нее, охлаждая тело... Ледяная пустыня пряталась под метелью, Пашка не мог определить ее размер, но думал, она огромна. Он шел, а пейзаж ни капли не менялся. Нет ни холмов, ни оврагов, просто ровное, покрытое снегом поле, и противный мелкий снег с неба. Единственным разнообразием оставалась туча сзади, но, как Пашка понял, двигалась она со скоростью обычного пешехода. И вот с неба снова посыпались крупные хлопья, Пашка приготовился к очередной пакости.

Снежинки падали, но ни в кого не превращались. Правда, они не достигали земли, но вот десяток пушинок начало расти. Они, как и предыдущие, увеличивались в размерах, обрастая снегом, перед Пашкой предстали десять фигур. Десять мужчин стояли и смотрели на мальчика пустыми черно-белыми глазами. С ними было что-то не так, ну, помимо того, что они появились из снежинок, но что, Пашка не мог понять. А потом заметил. Сквозь фигуры видна пустыня позади. Пашка достал из валенка ножницы и сказал:

-- Ну а вам чего надо? Если будете дразниться, это не поможет.

Но мужчины не стали дразниться. Они выросли в размерах в два раза и поменяли форму. На каждом появился белый саван, как будто кто-то накрыл их простынью, в ней зияли два глаза-дыры. Они стали похожи на приведение из мультика о Карлсоне. И, естественно, полетели к мальчику.

Призраки взлетели в воздух и с душераздирающим воем закружились над Пашкой. Однако на него это не произвело нужного эффекта. Быть может, год назад он и испугался бы, но после призрака первого султана Ахры и других двенадцати приведений, эти почти смешные. Ну подумаешь, закутанные в простыни мужики в два раза больше обычных. Эка невидаль. И Пашка заметил еще кое-что интересное. Приведения выли, летали, а на снегу под ними кружились черные пятна теней. Дальше всё было просто. Пашка воткнул ножницы Атропос в тень одного из призраков и та замерла. Пашка посмотрел наверх и увидел, фигура, похожая на огромный снежок, замерла в воздухе и делает резкие рывки, чтобы высвободиться, но у нее ничего не выходит. И тогда Пашка раскрыл ножницы. Тень порвалась как бумага, на Пашку сверху упал сноп снежинок.

86
{"b":"586778","o":1}