ЛитМир - Электронная Библиотека

Задумавшись, Торп не заметил, как Меджис задремала. Он уже собрался было тихонько уйти, решив дать, наконец, отдохнуть уставшей от разговора женщине, но уже на пороге бокса Торп услышал позади слабый голос:

- Кого-нибудь послали к месту предполагаемого приземления? - в этом вопросе Торп почувствовал едва уловимую тщательно скрываемую искру надежды на чудо, желание в это чудо поверить.

Профессор слегка улыбнулся, зная, что его улыбка не заметна в темноте комнаты. Меджис так же, как и он, хочет вновь увидеть Посланника, даже когда объективная реальность не допускает ни единого шанса воплотиться этому желанию. Торп помедлил, отыгрываясь за ту насмешку, которую выказала Меджис в начале их встречи, и проговорил:

- Конечно. Крайв отправила радиоактивный отряд Дрейка.

Но могли ли Торп, Меджис и все остальные предположить даже в своих самых смелых надеждах, что Посланник уже готов был пробудиться от многолетнего сна и вновь, как и прежде, вершить судьбы этих людей...

ЧАСТЬ 3. ГОРОД БЕГЛЕЦОВ.

Джон Рэмедж сидел за столом и ждал, когда жена подаст ужин. На дворе стоял летний вечер, и за окнами было уже темно. Как обычно, главе семейства с трудом удалось загнать с улицы в дом сорванцов сыновей, и теперь они беспокойно ерзали на стульях, ожидая начала трапезы. Внезапно за окнами сверкнуло, а спустя секунду стекла задрожали от раскатов далекого грома. Дождик сначала мелкими каплями неслышно окропил стекла, а затем, все усиливаясь, безудержным ливнем забарабанил по крыше коттеджа. Гроза приближалась, и всполохи молний сверкнули совсем близко. Порывы ветра распахнули створки неплотно закрытого окна и наполнили воздухом колышущиеся паруса занавесок. Рэмедж вскочил со своего места и бросился закрывать окно. Невольно взглянув на улицу, в свете очередной вспышки он увидел стоящую перед домом одинокую фигуру. Жена, только что вошедшая в гостиную, заметила странное выражение на лице мужа:

- Что там, Джон? Закрывай скорее окно и садись за стол.

- Там кто-то стоит. Перед нашим домом...

Жена подошла к окну и вместе с мужем стала вглядываться в расчерченную косыми струями дождя темноту. Очередная вспышка контрастной фотографией высветила пространство перед домом, но призрачная фигура словно испарилась.

- Видно и впрямь показалось, - Рэмедж вернулся за стол, и в этот момент в коридоре послышался стук распахнувшейся настежь входной двери. Ветер ворвался в дом и стал по-хозяйски гулять по комнатам, шевеля фотографии на стенах, загибая на столе скатерть и оставляя на коже людей неприятную влагу промозглой погоды. Рэмедж строго посмотрел на детей:

- А ну признавайтесь, кто из вас не закрыл за собой дверь?

Мальчишки виновато молчали, изредка поглядывая друг на друга. Рэмедж осуждающе покачал головой и, встретив улыбку жены, вышел из гостиной. В коридоре он насторожился, но ничего странного, кроме шума дождя и раскатов грома, не услышал. Приняв неприятный душ из дождевых капель, он уже приготовился было закрыть дверь, как вдруг на порог дома из темноты шагнул человек...

Яркая вспышка молнии высветила женское лицо, покрытое густой вязью непонятных рисунков. Оно показалась Рэмеджу странно знакомым. Это ощущение еще больше усилилось при виде короткого клинка в руке женщины. Вода струилась по ее лицу и, будто растворяя татуировки, темными ручейками стекала по щекам, лбу и шее, появлялась на лезвие меча и черной капелью срывалась с его кончика на землю. Раскат грома умолк, покатившись вдаль, а женщина, вплетая слова в шелест дождя, негромко произнесла:

- Звездный Посланник, ты нужен нам... Настало время вернуться!

Знакомый голос пробудил неясные воспоминания. Память калейдоскопом событий пронеслась в сознании майора, на несколько секунд заставив его позабыть об окружающей реальности. Когда он опомнился, перед ним уже никого не было.

Внезапно на горизонте полыхнуло так, что сумрак мгновенно превратился в день. Рэмедж заслонил лицо ладонью от нестерпимого света и сквозь пальцы увидел огненный шар гигантского солнца. Ударная волна ураганом покатилась по улочкам городка, сметая на своем пути дома, припаркованные машины и фонарные столбы. Все это, превращенное в дымящиеся обломки, поднималось в воздух и, кувыркаясь, неслось дальше, порождая еще больший хаос и разрушения. Бежать было бессмысленно. Рэмедж зажмурился в ожидании неминуемой смерти, но почувствовал на коже лишь дуновение горячего ветра и раздражающий зуд от сыплющихся за воротник песчинок. Майор открыл глаза и осмотрелся. Его дом и весь город исчезли без следа. Вокруг, насколько хватало глаз, расстилалась бескрайняя пустошь. На горизонте показались темные точки и, постепенно увеличиваясь, превратились в странных наездников, восседающих на спинах гигантских рептилий. Похоже, они заметили одинокую фигуру майора, так как резко вонзили голые пятки в чешуйчатые бока ящеров и те, хищно оскалив зубастые пасти и разбрасывая песок когтистыми лапами, устремились к нему. До Рэмеджа донеслись воинственные выкрики приближающихся всадников, и он вдруг с изумлением различил слова:

- Джон Рэмедж, очнитесь...

- У него кошмар...

- Вколите стимулятор...

- Сейчас...

Ощущение фальшивости окружающего мира затопило сознание майора и неожиданно все вокруг просто исчезло. Остался лишь яркий белый фон, подозрительно смахивающий на экран кинотеатра, на котором только что демонстрировали исчезнувшую реальность. На белом фоне появился темный силуэт и удивительно знакомый голос произнес:

- Ну что, очнулся? Ну и силен же ты, Джон!

Лицо говорившего приблизилось, и потрясенный Рэмедж узнал в человеке генерала Алекса Макбрайта. Тот широко улыбнулся и с облегчением продолжил:

- Не ожидал меня увидеть снова, Джон?

- Алекс...? Где я? Что со мной произошло?

- Ты на Земле, дружище.

- Но я уже был на Земле! Нас атаковали... Я был ранен, а потом..., - сознание Рэмеджа уперлось в глухую стену беспамятства. - Что было дальше? Жена и дети... Я вернулся к ним! Не знаю как, но...

- Ты говоришь загадками, Джон, - теперь подошла очередь генерала изумленно посмотреть на своего друга. - Мы сняли тебя с Конкистадора. Ты был один там, в статисе.

- Забрали с Конкистадора? - Рэмедж совершенно запутался. - Значит ядерная война - это приснившийся мне кошмар?

- Нет, Джон. Война действительно была. Давно. Мы находимся глубоко под землей. Это, - генерал неопределенным жестом обвел пространство вокруг себя, - Нора, в которой мы укрылись перед тем, как радиоактивные ветры отравили воздух, почву и воду на поверхности.

Рэмедж на несколько минут замолчал, силясь окончательно избавиться от кошмара, принять окружающую реальность и увязать воедино лавину обрушившихся на него фактов. Генерал терпеливо ждал, пока Рэмедж вновь не заговорил:

- Значит, Большой Скачок, дежурства и все остальное реально... Но как вы пережили войну? Неужели технологии Большого Скачка удалось осуществить на Земле?

- Только отчасти, Джон. Помнишь наш разговор? Мы вели исследования параллельно, используя информацию, полученную в том числе и от тебя...

- И кто же выжил, генерал? Кого вы спасли? Все те, кто вверг планету в хаос, будут продолжать жить, а наши...

- Ты не дослушал меня до конца, Джон. Атака была молниеносной. Мы были отрезаны от остального мира. Нет, Джон, Нора не прибежище для элиты, - генерал критически осмотрел майора и повернул голову. Рэмедж проследил за его взглядом и заметил в стороне худощавого человека средних лет в белом халате врача, который следил за показаниями медицинских приборов. Тот кивнул в ответ на вопросительный взгляд генерала, и Макбрайт вновь обратился к Рэмеджу:

- Доктор Пэйдж дает добро, Джон. Попробуем совершить маленькую прогулку.

Движение цилиндра лифтовой кабины почти не ощущалось. Огоньки на контрольной панели складывались в цифры, отмечая этажи, уходящие вглубь толщи планеты. Макбрайт молчал. Рэмедж, держась за дугу идущего по периметру кабины поручня, постоянно чувствовал стягивающие кожу плеча эластичные повязки. Память с невероятной четкостью напомнила ему те ужасные минуты, когда пилы челюстей ящера терзали его плечо, и он невольно подвигал рукой, лишний раз убеждаясь, что она по-прежнему на месте. Генерал обратил на это внимание и понимающе улыбнулся:

6
{"b":"586783","o":1}