ЛитМир - Электронная Библиотека

На охоту, он собирался, как в бой, или через линию фронта за "языком...". Пётр Яковлевич, всегда очень серьёзно и с особой тщательностью готовился к охоте, не говоря уже о самой охоте. Максиму, эта черта в своём товарище очень даже нравилась.

- Давай, пошли... - тоже немногословно, ответил Максим.

Они обогнули пятиэтажный дом, в котором оба проживали, через задний двор вышли на пустырь, и зашагали к лесу, по заснеженной, накатанной, почти, как ледяной каток, дороге. Было около шести часов утра. До тайги им надо было добираться, около двух с половиной часов.

Какое-то время они шли молча.... Каждый думал о своём, а возможно об одном и том же, а именно о предстоящей охоте на таежного красавца лося. И тут вдруг, вроде бы, ни с того ни с сего, без всякой видимой причины, Пётр Яковлевич, нарушив молчание, произнёс следующее:

- Слушай, Максим...! Хочу уже давно тебя спросить? Хоть это может и не мое, наверное, дело, и что, скорее всего так и есть по большому счёту, но всё-таки! Уж очень хот-ца...!

- Валяй, спрашивай, коль есть охота... - вяло ответил Максим.

- Вот я тебя знаю уже достаточно долго и вроде бы должен очень хорошо изучить тебя. Ведь так...?

- Интригующее начало у твоего вопроса! Ну и дальше...?

- Нет, я вполне серьёзно, Максим. Не иронизируй. Ты для меня действительно до сих пор, как какая-то загадка. Прямо, как "кракскворд...", какой-то! Ну вот, к примеру, такой вопрос. Почему ты не женишься...? Или просто не заведёшь любовницу, как это делают многие другие товариш-чи...!

- Ну, во-первых, потому, что я уже был однажды женат и у меня, о чём ты прекрасно осведомлён и дети есть. Два сына. Это, во-первых. А во-вторых, отвечу вопросом на вопрос, любовницу то зачем заводить...? Какая цель "командировки"...? И откуда ты знаешь, что у меня, её нет...? А может у меня, их несколько. Я же тебе не обязан об этом говорить, как это сейчас делается на телеэкране. Кто кого и, как и сколько.... А уж тем более отчитываться. Верно...?

- Ну, перестань Максим, ты ж не ребёнок!? Ну, как это зачем...? Первый раз на свет, что ли народился...? Ты же живой человек! Чай не помер ещё...? И потом, никому и ни в чём не надо отчитываться. Все и без всяких отчётов и докладов знают, что у тебя никого нет. Не только я один. Ты сейчас живешь, как одинокий тополь на Плющихе.

- Это уж точно, пока ещё не умер, иначе бы тебе некому было задавать свои вопросы. И для чего весь этот душещипательный разговор, да перед такой ответственной охотой...!? Не уходим ли мы немного в сторону от нашей главной цели!? А...!? Ты уверен, что он нам, так уж и необходим? Лось то наш где-то бродит в тайге, как неприкаянный, и, наверное, уже заскучал по нам, а мы тут с тобой устроили утренник вопросов и ответов. Как в детском саду. Не помешает основному делу...?! Неужто это так любопытно и занятно для тебя дружище?

- Не хитри Максим! Не увиливай. Отвечать-то тебе не очень хочется? Верно? Интересно только знать, почему...?

- Интересно говоришь...? Ну, что ж, попробую этот твой интерес удовлетворить. Только стихами, хорошо...?

- А своими словами, что нельзя...? Я бы лучше понял.... Да и потом, я совершенно не интересуюсь поэзией. Ничего из стихов не помню, кроме разве, что "я не поэт, но я скажу стихами..., пошёл ты...!", ну а дальше..., ты и сам знаешь.... Вот и все мои широкие и очень "глыбокие" познания в этих самых стихах.

- Я это знаю. А вот я в отличие от некоторых моих товарищей-друзей, в моей далёкой и в чём-то даже счастливой юности, сам писал стихи. Вернее пробовал писать. Но, к сожалению, ничего путного не получилось. Поэт из меня так и не вышел. Или наоборот!? Вышел совсем и навсегда и больше ко мне никогда не возвращался. Даже в гости не заглядывал...! А стихи некоторых поэтов люблю до сих пор. Ну..., А.С. Пушкина, к примеру, или Омара Хайяма. Великие мужи...! Оба смотрели вдаль, вширь и вглубь.

Я кстати, между ними, частенько, даже знак равенства провожу. Оба прорицатели, оба пророки. Ты когда-нибудь читал Омара Хайяма...?

- Нет Максим, я его, к моему большому стыду, а скорее больше к моему удовольствию, не читал. Доволен хитрец...!? У тебя есть одна очень занимательная черта Максим. И знаешь какая...?

- Ну, и какая же...? Открой нам свой секрет.

- Если ты не хочешь на что-либо дать прямой и исчерпывающий ответ, то ты всегда отвечаешь вопросом на вопрос. Да так хитро и умело, что этим самым отдаляешь собеседника, нередко даже умного и проницательного, от сути своего же вопроса и всё больше и больше запутываешь его. Ты в этот момент, уж очень больно похож на паука..., который, не взирая ни на что, плетёт свою паутину. И человек зачастую, даже забывает, о чём он спрашивал в начале. Он запутывается и попадает в твою паутину, а затем попадает прямо на обеденный стол паука. Как в анекдоте, но только наоборот... - "Профессор хотел запутать студента своими вопросами, а студент запутал профессора своими ответами...".

- Хочешь ответный еврейский анекдот по теме, вернее по тому, что ты сказал, что я частенько, не отвечаю на заданный мне вопрос прямо и слишком просто...?

- Давай, послушаем твой анекдот. Деваться то мне некуда.... Ты всё равно меня объегоришь Максим. Обдерёшь как липку. Одними только словами вчистую запутаешь....

- Ну, так слушай.... - "Один не еврей, возмущённо говорит еврею. - "Почему вы евреи, никогда не отвечаете прямо...? Почему вы всегда отвечаете вопросом на вопрос...?" - Еврей очень внимательно выслушал все претензии своего возмущённого собеседника, и также очень серьёзно, смиренно и с почтением спросил, - "А как надо...!?"

- Ну и как тебе мой друг, старый, мудрый еврей...? Кстати, ты не слишком ли завысил мои скромные способности, по поводу моего умения, витиевато вести беседу с людьми...?

- Ха-ха-ха-ха...! - в это самое время с большим видимо удовольствием, хохотал Гуцман - Молодец, юморист этот твой еврей. Ничего не скажешь...! Еврей, он всегда, из любого положения вывернется, причём уверенно, легко и элегантно красиво..., и обязательно с пользой для себя любимого.... - И тут внезапно Петруччио замолк..., а затем довольно игриво попытался напеть... - Евреи, евреи..., кругом одни евреи...! - вдруг неожиданно для Максима, даже не пропел, а как-то очень трогательно и задушевно, простонал Гуцман...

- Во-о..., дела...?! Во даёт сукин сын, но..., наш сукин сын! Прямо заслушаешься...! Или он это на непогоду...?! Погоди, погоди, но ведь это же наш "сукин сын...!" Ну..., тогда пусть "даёт...!". И он о себе, что ли гундосит...?! - удивлённо подумал Максим, - Так ведь же не поёт по человечески-то, а действительно, как будто панихиду по кому-то справляет...! Узнать бы не мешало по кому!? Да и понятно это..., медведь Петру Яковлевичу, ещё во время его рождения, на ухо, сразу двумя лапами наступил..., так и стоит там до сих пор..., косолапый.... Приятно ему, наверное...?! Так он приятное с полезным соединил....

- Скажи мне дорогой Максим, а ты не хочешь послушать теперь уже мой анекдот, про одного мужика-зануду...? Не знаю, кто он по национальности будет, но есть все основания подозревать..., что уж точно не еврей....

Максим уже знал эту странную особенность, которая водилась за Гуцманом; он везде и повсюду, в любой компании, рассказывал именно этот, а не какой-либо другой анекдот, причём сразу же забывая о том, кому он его рассказывал, и который сейчас, в который уже раз, собирался поведать и ему. Максим был почти уверен, что Пётр Яковлевич, из уймы существующих в мире анекдотов, заучил, как говорится назубок, только этот один..., знает только его..., и мусолит его бедолагу..., всем, везде и повсюду....

- "Давай валяй Пётр Яковлевич, сказывай нам свой анекдот..., коль есть охота..." - как-то вяло, без особой радости, промямлил Максим.

- Ну, тогда слушай дружище..., уверяю, ты просто обхохочешься...!; Заходит мужчина в ресторан поужинать, (дело было не у нас в России, а где-то в Европе...) и всё что ему было нужно..., заказал, поел, выпил и собирается уходить. К нему подходит официант и спрашивает его, всё ли в порядке и всё ли ему понравилось... (в Европе так принято вести себя...). Гость отвечает; Да мол, всё нормально..., но почему-то мне положили к ужину, только один кусочек хлеба...?! - Официант отметил это у себя в блокнотике. На следующий вечер, этот гость опять приходит, заказывает, и всё съедает..., к нему вновь подходит официант и спрашивает; Всё ли в порядке у Вас..., я Вам сегодня положил два кусочка хлеба. (увеличил на 100%...) - Гость возмущённо...; У Вас что, в ресторане с хлебом проблемы...???! Положили всего два кусочка...!!! - Официант опять всё записал. На следующий вечер, он кладёт уже не два, а аж четыре кусочка хлеба.... (опять увеличил на 100%...). Мужчина поел и уже почти разгневанно высказывает подошедшему к нему официанту, (который почти наверняка ждал от гостя благодарности...) своё неудовольствие. - Послушайте дорогой Вы мой...! Я очень люблю хлеб..., а Вы словно издеваетесь надо мной..., и кладёте мне, всего лишь четыре кусочка хлеба...! - И этот бедный, и уже изрядно затюканный официант, идёт к своему боссу и просит у него совета, как ему быть с таким привередливым гостем...? Босс говорит: - "Ну, ЧЁ ты себе голову заморачиваешь...?! Ну, любит человек хлеб...! Возьми и испеки ему большой каравай и положи ему завтра вечером на стол.... - Официант так и поступил; повар испёк ему каравай и он положил его на стол гостя. Этот каравай был настолько огромный, что местами, просто свисал со стола.... - И первое, что гость сделал, когда вечером подошёл к своему столу..., так это то, что он удивлённо, возмущённо..., и как-то обречённо воскликнул: - "Господи...! Опять я вижу только Один кусок хлеба...!!!

126
{"b":"586788","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Князь Вольдемар Старинов. Книга вторая. Чужая война
Жуткая история Проспера Реддинга
Золушка за тридцать
Тестировщик миров
Загадка для благородной девицы
Великий побег
Дачный детектив
Стук
Написано кровью моего сердца. Книга 2. Кровь от крови моей