ЛитМир - Электронная Библиотека

Он видел на Луне, только две тени от людей, одна из которых, пронзила другую, сопротивляющуюся и извивающуюся, видимо от невыносимой боли, обыкновенными вилами, которыми на Земле, обычно скирдуют стога сена, и затем эта тень, с огромной силой швыряла его, Авеля, куда-то Вниз..., и тот навсегда исчезал в этой тёмной, холодной бездне. Каин после этого, оставшись совершенно один, поднимал руки с окровавленными вилами вверх..., и что-то, по видимому, с неукротимой яростью кричал.... Но То, о чём кричал Каин, Максимка не слышал, но догадывался, что, что-то очень плохое....

Максим очнулся от этого завораживающего и тревожного сна и открыл глаза. Он с определённой тревогой и неохотой, вспомнил всё то, что ему только что приснилось. Весь этот жуткий сон, "его...", кресты и ходячее людское кладбище, которое он увидел во сне впервые. - "Плохой какой-то сон сегодня мне привиделся... - кумекал наш Максимка, - Намного пострашнее других будет...! И, наверное, именно поэтому, не очень-то и интересный...! - и чуть подумав, добавил - По крайней мере, для меня...."

Он ещё немного, без особого желания, поразмыслил обо всём "этом", и... долго не мудрствуя, как-то очень спокойно, с какой-то лёгкостью и мальчишеской беспечностью, взял, да и выбросил весь этот сон из головы. И постарался зашвырнуть его, как можно дальше в темноту этой ночи.... И Максимка сразу же почувствовал, что ему стало намного легче и спокойней на Душе.... Затем он потянулся всем своим юным, но уже довольно крепким телом, сладко зевнул и посмотрел в окно. На улице было темно, рассвет ещё не наступил, хотя уже чувствовалось, что он где-то рядом, совсем близко....

А сейчас, он видел в тёмном окне, что только одни далёкие, неприступные, но очень одинокие звёзды, гордо и холодно мерцают высоко в небе..., и которые тоже очень холодно и совершенно равнодушно, смотрят на него, через это тёмное оконное стекло.

И вдруг совсем неожиданно для Максима, это тёмное, но уже предрассветное небо, рассёк и прочертил яркий, светящийся след. Это был след, от падающего метеорита. Его свечение было очень коротким. Почти молниеносным. Как и сама Жизнь.... Но маленький, и такой уже не по своему возрасту, в чём-то даже мудрый Максим, всё-таки успел загадать, своё желание, которое, как он считал, было, самым главным в его жизни....

Вскоре, Максим услышал, как проснулась его любимая бабушка. Бабушка Лена. И как она неторопливо, вполголоса, в своей комнате, молилась Иисусу Христу.

Окончив молиться, она, с определённым трудом, уже по-старушечьи негромко охая и вздыхая, встала с колен, и подошла к спящему, как она видимо полагала внуку.

Она какое-то время внимательно смотрела на Максимку, затем с любовью поцеловала его в лоб, заботливо поправила на нём тёплое, ватное одеяло и пошла, растапливать печку, в уже довольно заметно остывшем за ночь доме....

= = =

ГЛАВА - 3.

"УЧИТЕЛЬНИЦА ПЕРВАЯ МОЯ...!"

(Первый опыт юности...)

Максим уже имел какое-то определённое, но в целом всё-таки, только общее представление об этих, не совсем понятных для него, очень влекущих, завораживающих, и даже в какой-то степени парализующих разум ощущениях.

Они всегда появлялись у него в животе, в области солнечного сплетения, или чуть ниже, в районе пупка, в тот момент, когда он случайно, или бывало специально, намеренно дотрагивался, или прикасался к девушке. До её очень неудержимо и зовуще-притягательного, очень волнующего нашего Максима, загадочного женского тела....

И в этот самый момент, ему казалось, что через него, теперь уже через всё его собственное тело, как будто бы пропускали ток высокого напряжения, перемешанный с чем-то невероятно сладким и очень приятным.

Он, от этого всегда испытывал, огромное, и как говорят, какое-то поистине неземное, но и в то же время совершенно непонятное для него наслаждение, даже более того... - просто блаженство, сотканное из воздушных, тонких кружев. Максим в этот момент, на какое-то время, попросту замирал.... Он упивался ими, он купался в этих чувствах. Максим не хотел их отпускать от себя. Он боялся вспугнуть эти ощущения, даже своими мыслями о них, опасаясь, что они, эти райские ощущения, могут вдруг исчезнуть навсегда.

Но при этом, наш любознательный Максим, очень усиленно соображал, пытаясь понять, от чего так это всё происходит, и откуда, как говорится, растут красивые длинные ноги....

А сейчас, в данный период своей юной и где-то даже счастливой жизни, он был больше похож на молодого, начинающего свой поиск, перспективного теоретика, только что приступившего к добросовестному изучению этой теории, чем на уже много знающего практика, который эту самую теорию, уже с определённым пониманием, с толком и положительным результатом, мог применять на деле.

Ну, а если быть ещё более конкретным..., то в настоящее время, наш Максим, учился в техникуме, на втором курсе. Грыз, как говорится гранит науки, своими ещё пока молодыми и крепкими зубами и заодно, между делом..., с определённым желанием и удовольствием, старался тщательно пережёвывать, отскочившие куда-то в сторону от этого гранита, небольшие и нередко довольно острые куски и кусочки этой самой не очень лёгкой науки. Ему совсем недавно исполнилось, шестнадцать лет. Время поиска....

И здесь к слову, надо сказать, что кое-какой опыт общения с девушками у Максима всё-таки был. Пусть и небольшой, в сравнении с огромным опытом, хотя бы того же Д* Артаньяна, или Дон Жуана..., но всё же был. Дело только никогда, ещё ни разу, не доходило до главного. Ну..., в общем..., до "этого самого"! Ну...! Сами знаете до чего...!

В общении с девушками, он уже чувствовал себя довольно раскованно и даже в чём-то уверенно. Мог уже быть вальяжным, а при необходимости и даже довольно развязным, и нередко, не в меру несколько наглым. Но это была его только внешняя оболочка, видимость. И такое его уверенно-нагловатое поведение, было в какой-то степени, для него..., - даже его защитой, своего личного имиджа, который Максим уже создал.

Он так же уже мог болтать с ними на щекотливые темы с видом знатока и со знанием уже вполне опытного молодого ловеласа. Мог вкусно и красиво целовать в губы. Девушкам это нравилось. Руки тоже при этом не оставались без дела и находили себе работу. Он уже мог очень умело руками скользить по телу девушки и при этом он чувствовал, что это, им тоже очень нравится. Но скользить только по строго определённым и вполне доступным участкам этого самого тела. Дальше, ни-ни-ни...! Дальше Максим не проникал, никогда "там" не был, и "туда", никогда не захаживал. Ни разу. Невидимую, запретную черту, Максим ни разу ещё не пересекал.

Он, в общем-то, точно и не знал, что находится "там...", немного, дальше, этой самой черты. В том самом таинственном месте, о наличии и существовании которого, он, конечно же, догадывался. И даже более того, знал, что "оно...", в женской природе есть, и о котором он, втайне ото всех, усиленно сопя носом, очень даже упорно, мечтал.... И он хотел, хотя бы разочек увидеть "его...", "это", или "её"...? Но которое, к счастью, или, к великому сожалению, Максим в своей жизни, ни разу не видел и не знал, как "оно" выглядит. Как говорится в живом, натуральном виде. Ну а уж тем более, никогда его не трогал.... Но его, в силу, непонятно каких таких причин, просто неудержимо тянуло туда, к этому самому загадочному и очень таинственному объекту....

14
{"b":"586788","o":1}