ЛитМир - Электронная Библиотека

- Стоп Максим, стоп...! - обратился он к самому себе, тем самым, останавливая поток, своих возмущённых мыслей - Ты в начале сам успокойся и ногами впустую не дрыкай...! На всякий случай.... Не злись попусту и не паникуй слишком сильно, а уж тем более громко.... Всё равно тебя, никто не услышит, и это, совсем, никому не интересно.

Как бы там ни было, но надо всё равно пробовать двигаться в направлении этого исчезнувшего надолба.

По возможности стараться держать его линию и не откланяться ни на шаг, ни вправо, ни влево. Это очень важно сейчас..., хотя если честно сказать..., то на мой взгляд, именно сейчас..., это практически не выполнимо....

Максим опять пошёл вперед. С исчезновением надолба, необходимость ползти по льду Амура, отпала сама собой. Максим шёл, вернее, продирался сквозь снег и ветер, сквозь эту ревущую, снежную пургу. Максим уже чувствовал, что изрядно устал, что сил практически у него не осталось. Делая отчаянные усилия Максим, шёл вперёд, карабкался, полз по льду, еще более часа. Вокруг него, как и раньше кружилась сплошная чёрная стена из снега. Максим чувствовал, что он не только смертельно устал, но, что ещё хуже, он уже довольно изрядно замёрз.

Вдруг в этой непролазной, белой темноте, Максим опять, на что-то наткнулся. Он ощупал этот предмет, и к своему немалому ужасу и изумлению, очень быстро всё понял. Это была хорошо знакомая ему деревянная веха. Та самая, теперь ему уже ставшая ненавистной деревяшка, от которой Максим час назад с большим трудом оторвался и пополз по надолбу. У Максима оборвалось сердце, и как ему показалось в этот момент, легко и бесшумно шлёпнулось прямо на холодный, как сама Антарктида, амурский лёд.

- Вот теперь уже точно всё, мне каюк...! - устало и с полным безразличием ко всему происходящему с ним отнёсся Максим и сел, прислонившись спиной к этой злосчастной вехе, при этом не очень-то весело и даже с каким-то очень ехидным сарказмом подумал... - Правильно умные Люди говорят... - "Не бывает так Плохо, чтобы не Могло стать еще Хуже....".

Максим понял, что, даже не замечая этого, он сделал по Амуру круг. Или может быть какую-то другую геометрическую фигуру, и по роковой случайности, или по какой-то своей природной закономерности, опять пришёл к тому месту, от которого ушёл час с лишним назад, а именно к своей старой знакомой, деревянной вехе. - Значит, Судьба...!

- А вроде всё так хорошо начиналось...! - сидя, прислонившись спиной к вехе, устало подумал наш бедный Максимус....

= = =

В этот день, с утра ему в военкомат позвонил Виктор Стефанович. Он был председателем поселкового совета села Константиновка, которое располагалось на противоположном берегу Амура. Максима и Виктора Стефановича связывали давние приятельские отношения.

В своё время, они начинались с обычных служебных отношений, а потом, незаметно для Максима, переросли в дружеские. В теплые и непринуждённые. И в этот день, Виктор Стефанович, пригласил Максима, в обязательном порядке пожаловать к нему в гости, на свой день рождения.

Их разговор подходил к концу.

- Так, я могу быть уверен в том, что ты приедешь...? - в беседе с Максимом спросил председатель сельсовета - Алевтина Ивановна, просила передать, что именно для тебя она наготовила гору пельменей по-уральски, которые ты так любишь. Так что не подведи, уважь её труд, и оправдай ожидания моей любимой супруги. За стол садимся в шесть часов вечера. Но ты можешь прийти и пораньше. Перед застольем немного поболтаем о том..., что такое ничего, и как из него сделать что-то....

- Спасибо дорогой мой друг, за приглашение - поблагодарил председателя Максим - Непременно буду к указанному времени, а возможно даже немного раньше.

- Ну, вот и решили. Вот и прекрасно! Мы с Алевтиной Ивановной будем ждать тебя.

Максим довольно хорошо знал эту семью. Он очень ценил дружбу с Виктором Стефановичем, и очень хорошо и с большим уважением относился к Алевтине Ивановне. Она в жизни, была очень строга к себе и окружающим её людям, абсолютно бескомпромиссна в любых житейских делах, крайне строго, и также бескомпромиссно относилась к нравственности, морали и супружеской верности. Максиму она очень нравилась, но не так как нравились ему большинство женщин, которые встречались ему, в его нередко шебутной жизни. Не своей внешней, женской красотой. Совсем нет.... Алевтина Ивановна, нравилась Максиму, какой-то своей необыкновенной, внутренней красотой, каким-то своим, присущим только ей, очень домашним, лёгким и умиротворяющим людей, тёплым, внутренним светом.

Со своей первой женой, Виктор Стефанович развёлся несколько лет назад. И когда Максим за рюмкой водки, в доверительных беседах, делал свои, вполне дружеские, но очень аккуратные попытки узнать причину их развода, Виктор Стефанович, всегда отвечал одно и то же - "Мы с ней, дорогой мой Максим, не сошлись характерами, которые до свадьбы мы совсем не знали, и на которые, по своей юношеской глупости и беспечности, не обращали никакого внимания..." - и при этом, почему-то, хитро, но с грустью улыбался, пряча улыбку в свои довольно пышные усы.

Алевтина Ивановна тоже давно разошлась со своим мужем, предавшем её.

Но время шло и жизнь продолжалась, и эти два одиноких человека, встретили друг друга, и в выборе своём, не ошиблись. И глядя сейчас, на эту семейную пару, Максим видел и понимал, что они живут достойно и счастливо. Максим был рад этому, довольно редкому жизненному обстоятельству. Он искренне был рад за своих друзей.

После разговора с Виктором Стефановичем, Максим поехал в городской универмаг. Там он выбрал подарок. Это были не очень дорогие, но красивые и хорошего качества наручные часы.

В этот день, как показалось Максиму солнце светило ярче, чем обычно. Было тихо, безветренно. Большой городской термометр, установленный прямо на здании универмага, показывал минус двадцать пять. Ничего неожиданного, или чего-то нехорошего и уж тем более непредсказуемого, этот солнечный день, ну никак не предвещал.

Рабочий день подходил к его завершению. Максим позвонил дежурному по военкомату и сказал, что в четыре часа вечера, он на служебной машине, выезжает в село Константиновка. Дал дежурному домашний телефон председателя сельсовета, что бы в случае чего, его могли найти. Максим всегда ставил дежурного в известность о своём местонахождении. Это было незыблемое правило.

- А почему бы мне ни пройтись пешком до Константиновки...? - подумал Максим. - Погода отличная и вся прогулка займёт минут пятьдесят, ну самое многое один час. Пройдусь, подышу свежим воздухом, да и разомнусь перед обильным угощением. Подготовлюсь так сказать...! А то, что-то я уж больно по долгу стал засиживаться в кабинете. Нужна небольшая, разминочная прогулка. Для общей пользы....

- "Движение, это жизнь..."! - сделал глубокомысленное заключение Максим, и без четверти четыре покинул свой кабинет. Он медленно и с определённым удовольствием для себя, шёл по дороге ведущей к Амуру.

- "Как прекрасна эта жизнь, посмотри...!" - бодро шагая по дороге, тихонько мурлыкал себе под нос Максим, когда-то очень любимую им песню.

Уже подходя к замёрзшей реке, он начал понимать, что погода, такая хорошая и безмятежная до сих пор, начинает быстро меняться. Небо становилось свинцовым и неприветливым. Вдруг, откуда не возьмись, поднялся ветер. Максим поднял воротник своей шубы.

157
{"b":"586788","o":1}