ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ну не возвращаться же из-за такого пустяка? - подумал Максим - Даже если поднимется пурга, у меня вполне достаточно времени проскочить Амур ускоренным шагом....

Но, уже через минут пятнадцать, Максим начал понимать, что он серьёзно ошибся. Вокруг него творилось, что-то невообразимое. Ветер завывал, как голодный волк, готовый сожрать любого и каждого, кто попадётся у него на пути. Берегов уже не было видно. Небо также исчезло. Оно было полностью затянуто темно-серыми тучами. Максим стоял в сплошной белой пелене, вертящейся непонятно в каком направлении.

- Да ничего страшного пока нет дружище Макс...! - с долей определённого всё же беспокойства думал Максим - Я плотно стою на дороге и минут через двадцать, ну от силы тридцать, буду на том берегу. Оснований для беспокойства пока никаких нет и не предвидится....

И Максим пошел вперёд. На свою беду....

И вот спустя каких-то пять часов с небольшим, он совсем обессиленный, насквозь промёрзший и уже в кровь содранными коленями, сидел у той же самой вехи, и устало, очень спокойно и где-то даже безразлично думал о том положении, в которое он попал..., по своей неосмотрительности и своей же собственной глупости. Думая обо всём этом, Максиму в какой-то момент показалось, что он полностью смирился со своей незавидной участью и что он готов принять это, как что-то неизбежное и неотвратимое. И Нет никакого смысла плевать или "делать...", что-либо "другое..." против ветра..., а тем более против Такого ветра, который кружит и с неукротимой злобой, завывает сейчас, везде и повсюду....

- "Нет..., в этот раз мне не выбраться. Замерзну к чертям собачьим. Превращусь в обыкновенную ледышку в человеческом облике...".

Очередной, злой порыв ветра, как дубиной с колючками на ней, ударил Максима по лицу. И вдруг это, Максима почему-то очень и очень сильно разозлило. Максим рассвирепел....

- "Ну, козлиная твоя рожа, ну гнида вонючая, ну сучий потрах недорезанный. Ну-у-у, погоди...!" - обзывая эту ненавистную пургу самыми последними нецензурными словами, и с большим трудом пытаясь встать на карачки, сипел Максим.

Его тоже, как и этот ветер, охватила какая-то бешеная злоба, на всё то, что с ним сейчас происходило. На пургу, на Виктора Стефановича, на эти долбанные пельмени, на самого себя. Он стоял на четвереньках, и из его горла вырывалось звериное рычание, переходящее в вой. Он сейчас, на самом деле напоминал волка, который, будучи гонимый в тайге нестерпимым голодом, готов на всё, на любое действо, в том числе и на убийство, лишь бы только выжить.

Максим пополз вперед, не зная и не понимая при этом..., где и в какой стороне, этот загадочный и неуловимый "перёд..." находится. За ним тянулся кровавый след. Но он почти не чувствовал боли. Он продолжал тупо, монотонно и с каким-то бешеным остервенением, ползти по льду.

И тут вдруг Максиму показалось, что в глазах у него вспыхнул неяркий красный свет.

- "Неужто пришел привет...!? С ума съезжаю. Уже галлюцинации начались. Совсем твои дела плохи Макс...".

Максим потряс головой, но неяркая, красная точка не исчезла. И ко всему прочему, она двигалась. Описав дугу, эта точка, на какое-то время словно зависла в воздухе, а затем начала медленно падать и потом совсем исчезла.

- "Максим..., послушай...!" - обращаясь к самому себе, соображал большой любитель пельменей - "Это же ракета...! Меня ищут...! Они хватились! Дежурный видимо связался с Константиновкой, и они поняли, что я плутаю по Амуру".

У Максима, как бы открылось второе дыхание. Как у спортсмена-бегуна на длинные дистанции. Он теперь уже не обращал никакого внимания на свои колени, на боль, которая пронизывала его от ступней до макушки. Ни на завывание ветра, который словно боцман на древнеримских, морских галерах, хлестал его, как плёткой, по голому, незащищённому телу, ни на что. Он упорно продолжал ползти, теперь уже в направлении исчезнувшей красной точки.

И здесь совсем неожиданно для себя, Максим, чуть ли не лбом упёрся, как в стену, в какое-то небольшое, почти вертикальное возвышение, и остановился.

Он понял, что это было. Это был берег....

Сквозь крутящуюся, как белка в колесе пургу, он увидел не очень ясные силуэты, бегущих к нему людей.

Максим понял, что он спасён, силы оставили его, и он на какое-то время потерял сознание....

= = =

Очнулся Максим уже в доме Виктора Стефановича. Он лежал в кровати, укутанный тёплыми одеялами, по самый подбородок.

Его добросовестно натёрли спиртом, обработали раны на ногах и на руках. Как ни странно, но Максим чувствовал себя довольно сносно. Хоть бери, вставай и отправляйся в обратный путь к себе домой, и смотри в своё удовольствие передачу, "Про ЭТО...".

- Ну и напугал же ты нас Максим "батькович..."! - услышал он голос Виктора Стефановича - Уже солдат из воинской части подключили на твои поиски. Всех на ноги подняли. Всех кругом переполошили! А пурга действительно сумасшедшая. Мне кажется, что даже я, за всю свою жизнь никогда такой не видывал. Как ты себя чувствуешь Максим...?

- Ты знаешь, как это ни странно, но чувствую я себя вполне терпимо. А напугался я , не меньше чем вы все вместе взятые, дорогой ты наш именинник.

- Кто из нас больше именинник это большой вопрос Максим. Мне кажется, что этот день тебе придётся отмечать, как день своего второго рождения. Мы тебя снаружи полностью подлечили, а вот теперь давай полечимся изнутри....

Виктор Стефанович пошёл на кухню и принёс оттуда на подносе полный фужер спирта и тарелку дымящихся пельменей. Протянул фужер Максиму и как-то очень серьёзно, почти торжественно сказал - "Давай, для пользы дела и поправки твоего здоровья...".

Максим взял бокал, резко выдохнул в сторону и выпил его до дна. Через минуту, другую, он почувствовал, как тепло разливается по всему его, уставшему и очень измученному этой ужасной пургой телу.

- Дружище, подай мне мой китель, пожалуйста. - попросил председателя Максим - Затем он вынул из внутреннего кармана коробочку с часами, достал их оттуда и протянул своему другу.

- С днём рождения тебя мой друг...! Это мой тебе подарок. Пусть они для нас с тобой, отсчитывают новое время. Ведь Новый Год то, не за горами...!

Виктор Стефанович взял часы и вслух прочитал их название на циферблате. Часы назывались просто - "Победа...".

Слов благодарности от своего давнишнего друга, Максим уже не слышал. Он крепко, мирно и безмятежно спал.

Ему снилась девушка, одетая в белое, кружевное, словно подвенечное платье. Только вот Максим, никак не мог разглядеть её лицо. Она медленно кружилась, в каком-то своём одиноком и как показалось Максиму, очень грустном танце.

Но очень скоро, движения её стали убыстряться, она кружилась всё быстрее и быстрее, поднимая вокруг себя снег и превращая его в белую, снежную пургу. И вот она уже крутилась, как самая настоящая юла, раскрученная до упора хулиганистым мальчишкой.

Наконец девушка в белом платье полностью растворилась и навсегда исчезла в снежной пелене.

Максиму сейчас снилась белая пурга....

158
{"b":"586788","o":1}