ЛитМир - Электронная Библиотека

И Максим, немного успокоившись оттого, что хоть какое-то решение всё же нашлось, на какое-то время отключился от волновавших его мыслей.

Он стал внимательно, и даже с каким-то повышенным интересом, рассматривать местный, очень красивый горный ландшафт, покрытый зелёной бархатной скатертью, который невдалеке проплывал за окном бегущего автобуса, по невзрачной, серой дорожной ленте автомобильной трассы.

= = =

ГЛАВА - 22.

"ЗНАКОМСТВО с Л/Составом ВОЕНКОМАТА".

В этот же день, приехав по месту службы в небольшой курортный городок, который, кстати сказать, с первого взгляда очень понравился Максиму, как иногда с первого взгляда нравится женщина, он пешком, чтобы хоть мало-мальски познакомиться с городом, добрался до местного военного комиссариата.

Было около трёх часов дня. Он доложил о своём приезде дежурному по военкомату, который его попросил немного подождать, пока он созванивался и говорил по телефону с горвоенкомом.

Максим, от нечего делать, в это время, рассматривал помещение, где он находился. Почти все его стены были завешаны плакатами, стендами с военной тематикой, пестрящими крылатыми армейскими цитатами и выражениями агитационного и призывного толка и содержания. И на этих стендах и плакатах, розовощёкие молодые парни в армейской форме и с лицами разных национальностей, рассказывали о том, как хорошо жить и служить в армии.... А на гражданке, мол, так, "тьфу, ерунда...", и что каждый юноша призывного возраста должен не "косить..." от армии, а наоборот прикладывать все силы, чтобы в неё попасть.... Это, вроде, как и будет являться выполнением гражданского и конституционного долга, перед нашей горячо любимой Родиной.

И почти на каждом плакате, как правило, внизу, но почему-то уже серой, неброской краской, была написана ссылка на статью Закона, "О всеобщей воинской обязанности", - об ответственности за уклонение от службы в Вооруженных Силах. Дескать, если будешь выкидывать фортели или коники и делать что-то не так, - посадим на фик, или ещё на что-нибудь...! И ни куда-либо, а в самую настоящую тюрьму. Вот и разберись тут, кто из них сильнее привирает...!? Ссылка, или солдаты.

С одной стороны убеждают, что лучше жизни чем в армии нет, а с другой стороны, если ты даже по своей собственной глупости откажешься от предлагаемой тебе лучшей доли, то мы тебе надаём по мордасам и упрячем в места не столь отдалённые. И выбора у тебя юный друг, никакого нет.... Чай у нас своя, специфическая демократия.

- Вот всё-таки интересно получается!? Ведь если там, так хорошо, как утверждают эти розовощёкие солдаты, то в таком случае, почему далеко не все поголовно туда стремятся попасть? А как раз наоборот, почти все поголовно, за редким исключением и под любым предлогом, стараются увильнуть от службы в армии. Почему...? Всё это, противоречит людской психологии и логике. Народ не зря придумал пословицу, "Рыба ищет, где глубже, а человек где лучше. В худшем случае, где рыба..."! Таковы жизненные, законы общества, в котором мы все живём. Или нет...? Или возможно и то, что "всеобщий закон..." то, писан не для всех...! Не зря он написан мелким шрифтом. Ведь все эти молодые, подающие "большие" надежды, артисты, музыканты, художники, танцоры и т.д. и т.п. а короче говоря, вся эта, так сказать артистическая богема, богема "высокого" искусства, которая вроде бы напрямую не нарушая закон, этот же самый закон, писанный для "всех...", (в законе не говорится об исключении) очень даже свободно, без особого напряжения, обходит его.... То есть, попросту чхает на этот закон. Другими словами, при помощи не писаного закона, который якобы и в природе не существует, они тихонько, но со смаком плюют на писаный закон, о котором пишут и кричат везде и повсюду. Как тут не последовать их примеру...!? И поэтому, уже в свою очередь, глядя на этих "избранных", основная, "серая..." масса думает: - "Если вам можно? Тогда почему нам нельзя...!? Что, мы рыжие что ли...!?" - И начинается всеобщий, тотальный "откос..." и, причём далеко, не только в армии....

А не будь этих "проныр", не будь этого исключения из правил, правило, наверняка, работало бы, как часы! Ну, хотя бы, как часы "Победа...". Но ведь так видимо поступают не только с этим, конкретным законом! По всей вероятности, это происходит у нас, и со всеми другими законами, тоже...! И это, скорее всего, так и есть. Даже наверняка есть! Поэтому, у нас, очень неестественно, очень уродливо, и причём уже давно-давно, мирно уживаются, эти два вида "законов..."! Писанные, для большинства...! Не писанные, для "избранных...". И отсюда становится ясно, почему эти броские, красочные призывы идти в армию и эта пословица не стыкуются...!? Получается разночтение. Вывод, по-моему, напрашивается только один. Или пословица неправильная..., или то, что говорится на этих плакатах, мягко говоря, не соответствует действительности. Иначе бы, эта ссылка на закон об ответственности за уклонение от службы, так невзрачно, но в тоже время внушительно - угрожающе не красовалась бы на плакатах. И получается, как в том анекдоте. - "Мне..., - говорил один фатально невезучий человек, падающий в океан на самолёте терпящим катастрофу и снабженный стюардессой свистком, для отпугивания акул: - Обязательно не повезёт. Мне попадётся, либо акула глухая, либо свисток без дырки...".

От этих грустно-философских рассуждений, Максима оторвал голос дежурного, который сказал, что военком ждёт и ему нужно пройти в его кабинет для беседы.

- Господи, Боже мой...! - подумал Максим. - "Когда эти беседы с большим начальством, наконец-то, закончатся. Уже вторая за сегодняшний день. Так и устать можно. Очень хочется надеяться, что полковник - горвоенком, не обладает таким тонким чувством юмора и уменьем щекотать нервы, как генерал - крайвоенком".

Зайдя в кабинет военкома, Максим доложил о своём прибытии.

В конце кабинета, возле окна, за своим рабочим столом, сидел приятной наружности полковник, лет пятидесяти, чуть с серым цветом лица и по всей вероятности не отличавшийся отменным здоровьем. Он встал из-за стола, чтобы поздороваться, и Максим увидел, что полковник довольно высокого роста, с немного излишней нездоровой полнотой. Он был несколько, медлителен в своих движениях, даже чуть заторможен, и, наверное, скорее всего, уже ко многим вещам, которые происходили вокруг него, относился спокойно и довольно безразлично.

Беседа тоже протекала, как бы соответственно состоянию здоровья или настроению полковника, вяло, без каких-либо всплесков, экспрессии и ярко выраженных эмоций. Ни шатко, ни валко, и поэтому, не очень интересно. Но Максим всё же понял, что военком человек мягкий и добрый, немного уже уставший, и ко многому в этой жизни привыкший. Видно болезни, донимавшие его, отнимали не только какую-то часть его жизни, но и сам интерес к этой самой жизни. Он выслужил в армии всё что мог и, наверное, по этой причине тоже, последнее время, он не столько служил Родине и Отечеству, сколько просто дослуживал до пенсии. Он нередко поручал своему заместителю, (Максим увидел это позже) выполнять свои обязанности, оставляя его за себя, а сам, то болел, то ездил на рыбалку, которую очень любил. Был он немного педантичен, по-доброму строг к подчиненным, никогда не злоупотреблял, или старался не злоупотреблять своим служебным положением и не заставлял подчиненных, особенно гражданских, выходить на работу в выходные и праздничные дни. Среди личного состава военкомата пользовался, в общем-то, вполне заслуженным авторитетом, уважением и, наверное, где-то даже любовью.

51
{"b":"586788","o":1}