ЛитМир - Электронная Библиотека

- "Хорошо, что хоть к этому краю, я не головой двигался во сне... - думал Максим - А то б уже на небесах был, и в очередь в Рай пристраивался..., или в Ад..., хотя честно говоря, никакой разницы между ними не вижу.... И может быть, как раз поэтому, меня, ни То, ни Другое не привлекает, особо не радует и совершенно не вдохновляет на подвиги.... Короче..., меня, ну совсем не распирает от радости, пристроиться в то, или другое небесное заведение..."

Максим более чем аккуратно, действуя одними руками, сантиметров на семь или десять, подтянул своё непослушное тело к стене выступа, отодвинувшись от его края. С определённым трудом разлепил глаза.... Затем, более уверенно, но всё так же продолжая соблюдать ту же осторожность, он уже на сантиметров сорок придвинулся к стене. Теперь и ноги и сам Максим целиком, плашмя, лежал на площадке выступа. После всех этих хитро мудрых манипуляций с самим собой, он сел, участливо посмотрел на бушлат и почему-то тоже, подтянул его поближе к себе.

И только после этого, Максим с явным облегчением прислонился спиной к стене и вдруг, ни с того, ни с сего, тоже очень явно и очень отчётливо, увидел свою поднятую вверх руку. И почему то, именно правую. Хотя, когда он её поднимал, против своей воли, тогда..., около десяти лет назад, на внеплановом офицерском собрании, руки-то он своей, как раз и не видел, потому, как его голова, была стыдливо опущена вниз, и глаза видели только не совсем чистый, основательно обшарпанный и заюзганный пол, покрытый некачественным линолеумом....

- "Вот наверное так, как сейчас, или возможно чуть иным, но всё же подобным, похожим образом, всё, что делается и творится людьми в этой жизни, как бумеранг, возвращается к ним, к каждому в своё время... Но возвращается в обязательном порядке... - теперь уже мирно сидя у стеночки размышлял Максим..., - Что человек сеет в этой жизни, то, как правило, и жнёт...

Но вот, что интересно...?! Ведь он, этот самый бумеранг, возвратился ко мне не до конца, не полностью, а возможно где-то только на четверть или наполовину. Если бы он звезданул меня по полной программе..., то я бы сейчас здесь не сидел, а валялся кровавыми кусками внизу, у подножья этой горы. Значит это ещё не полная расплата, не полное предъявление счёта, а это только лишь намёк, предупреждение о том, что полная расплата за содеянное тобой, может наступить когда угодно и догнать тебя, в любое время, в любой момент и при любых жизненных обстоятельствах. Независимо от того..., идёшь ли ты по улице, спишь ли ты у себя дома в кровати, работаешь или любишь в этот момент женщину...."

Максим в своих мыслях, перенёсся, почти на десять лет назад....

В это время, по всей нашей огромной стране, в разных её уголках, далёких и не очень, в очередной раз, наше не в меру "заботливое" Правительство, напрягаясь и кряхтя, усиленно боролось с беспробудным пьянством наших несознательных граждан....

И вот тогда, Максим, как и все офицеры военкомата, шёл по направлению к актовому залу, где и должно было состояться офицерское собрание. Повестка собрания: - Обсуждение недостойного поведения тов. Анисимова, связанного со злоупотреблением спиртными напитками, в период нахождения Анисимова в командировке...

Когда все заняли свои места, председатель доложил всем присутствующим, суть произошедшего....

Майор Анисимов Владимир Николаевич, будучи в командировке в другом городе, напился в местном ресторане. При его задержании милицией, оказал сопротивление и в конце концов был помещён в местный вытрезвитель....

Что мы, мол, будем делать с Анисимовым...? Вся страна борется с пьянством, а у нас, в нашей офицерской, здоровой и кристально чистой семье, завёлся свой собственный пьяница, который дискредитирует высокое звание офицера, да и весь коллектив заодно тоже....

Максим был в курсе дел и уже знал, что пришла бумага от вышестоящего командования, в которой недвусмысленно указывалось на то, что бы к Анисимову, были приняты самые строгие меры. Короче говоря, пьянству Бой..... Пьют или выпивают все..., но не все попадаются....

Все уже заранее знали, какой ожидается результат, и какое решение будет принято на этом собрании. Знал его и Анисимов. Он всё понимал и никого за это не осуждал. Что делать? Попался - отвечай....

Хотя все прекрасно знали, что именно Анисимов, меньше всех из присутствующих, тянулся к спиртному. Даже можно было сказать, что к алкоголю он был практически равнодушен. Есть - есть, нет..., ещё лучше. Но в этом, конкретном случае, парню просто не повезло.

Максим был не согласен с таким решением офицерского собрания, но свои мысли, по поводу своего несогласия, вслух, почему-то до сих пор не озвучил, не произнёс. Один голос, который исходил из его сердца, говорил Максиму: - "Ведь Анисимов-то не виноваааат..., вернее не настолько виновен, что бы его наказывали так строго. И ты, Максим, об этом прекрасно знаешь. И потом, ты же с Анисимовым, был, ну если не в дружеских отношениях, то в приятельских находился точно...!!! И тоже иногда закладывал с ним за воротник.... Вспомни праздники, проведённые вместе, ну или хотя бы, тот же день СА и ВМФ на 23 февраля.... Как же быть с взаимовыручкой дружище, Максим...??? И где же твоя долбанная офицерская Честь...?"

Другой голос нашёптывал уже из головы: - "Тихо ты "герой...", охолонь родной, возьми себя в руки, успокойся и не дрыгай ногами..., пока тебя не имеют...! Ну, что тебе дался этот Анисимов!?? На кой он тебе...?! Он тебе дружище, совершенно не нужен. Тебе от него пользы никакой, как от козла молока.... Вышестоящее командование к тебе хорошо относится, с уважением, ценит тебя..., так зачем так глупо..., эти отношения портить...??! Ты всё равно ничего не изменишь, результат будет тот же, решение по Анисимову уже давно принято..... Поэтому не валяй дурака и голосуй, как все нормальные люди, и не выпендривайся..., правдолюб ты мой задрипанный...!".

Второй голос победил, пусть и не совсем уверенно, не с крупным, разгромным счётом, но всё же победил... А победителей, как известно, - у нас не судят... Максим вместе со всеми, поднял руку.... И как только он её поднял, Максим, в глубине своей Души, чётко понял и полностью осознал то, что он сейчас стал Частью этой бесхребетной, приспосабливающейся ко всему и вся в этой жизни, попирающей все нормы человеческой Нравственности и Морали, ради сиюминутной, собственной выгоды..., частью самой обыкновенной ТОЛПЫ. (Хотя до проведения данного собрания, этот же самый офицерский коллектив, для него, для Максима..., как он искренне считал..., был самый Родной и Близкий...). Максим впервые в своей жизни, стал безликим Толпарём.

Когда после окончания собрания, он шёл по коридору к себе в кабинет, на Душе у него было муторно, если не сказать, просто мерзко и погано. Максим понимал, что как ты тут не крути дружище, не выкручивайся и не изгаляйся, а он, если по большому счёту, по Совести..., то просто-напросто Предал Анисимова. Предал дружище, предал...!

И Максим об этом, помнил Всегда. Хотя вспоминал всё это с неохотой, горечью, болью и стыдом....

= = =

- "Эээй..., Максим...!!! Давай наконец-то выбирайся с этого выступа и подгребай сюда..." - как в густом тумане, услышал Максим, голос Айтека.

Айтек, по национальности, был карачаевцем, а по призванию, егерем.... И он нередко помогал Максиму и другим охотникам, в организации самой охоты.

- "Кабан проскочил между номерами и перемахнул вооон за ту гору... - Айтек небрежным взмахом руки указал на соседнюю высоченную гору.. - Всё надо начинать сначала.... Взберёмся на неё и будем делать новый гай...."

80
{"b":"586788","o":1}