ЛитМир - Электронная Библиотека

Москва город огромный. Но потом решил пробираться в Кремль. Если есть кто живой, то он обязательно должен оставить о себе знать именно в Кремле. В центре страны. А где еще? С этими мыслями я и уснул. Проснулся рано утром, быстренько приготовил себе завтрак, и в путь. Перед МКАДом встретил очень много заторов. Столкнувшиеся машины стояли кучами на дороге и рядом с ней. И проехав, от пересечения с кольцевой, не больше трех километров, пересел на скутер.

Город был сильно разрушен. Наверное, взрывался газ, проваливалось метро. Огонь здесь, похоже, бушевал во всю. Я не увидел ни одного дома, который бы избежал пожара. Там где проходили линии метро, теперь были огромные ямы или руины от провалившихся зданий. Признаков наличия людей не было. Только одиночные собаки пересекали дорогу или рылись в развалинах. Смотреть на все это было невыносимо страшно. Пробираться по запруженным дорогам и сохранять направление было очень трудно. Но я упорно продвигался к Кремлю. Где-то приходилось переносить скутер на себе через развалины.

И только к утру я добрался до Красной площади. Там стояла тишина. Никто не приходил и не оставил никаких отметок. Я с тоской вошел в ворота Кремля. Они были открыты настежь. Вездесущие собаки пробегали по дорожкам. Разрушений почти не было. Следов пожара тоже. Просто было очень грязно и безлюдно. От усталости я зашел в караулку и найдя комнату отдыха, упал на первый попавшийся топчан, и уснул.

Мне снилась Москва в той жизни, которой уже не вернуть. Множество людей, красивые девушки, классные машины, автомобильные пробки, звенящие трамваи. Почетный караул, печатающий шаг. Красная площадь, заполненная разнообразным людом. Гостиницы, в которых никогда не было свободных мест. Огромные магазины, манящие витринами, в которых не протолкнуться. Мне снилась людская толчея вокзалов, тугие потоки в метро, очереди на маршрутки. Все то, что было раньше. И опять все было реально. Люди ходили, разговаривали, занимались своими делами. Было много, много людей. Я чувтвовал их запах, слышал их разговоры. Но они меня нет. Я пробовал толкать их. Они останавливались, оглядывались, пожимали плечами, улыбались и шли дальше! Я орал и бил любого, до кого мог дотянуться. Реакция была всегда одна и та же. Этот тяжелый сон кончился под утро. Потом я все же забылся и уснул без сновидений.

На следующий день продолжил поиски.

Искал весь день - безрезультатно. Было все. Все что должно было быть. Музеи, кабинеты и офисы. Покои и залы. Все было. Не было следов людей. Никаких. Ни где.

Я ничего не тронул и не сломал, хотя побеситься было страшное желание. Написал на листе бумаге о себе и оставил на столе президента. Несколько таких же листов оставил в других кабинетах и залах. Может кто то найдет. И приедут ко мне.

А потом поехал обратно. Кое как выбрался из города, опять переночевал в том же доме и следующей ночью вернулся домой.

Собаки были на месте. Конечно же слопали все припасы, но вода еще оставалась. Они дружно и весело встречали меня. Прыгали и радовались. А я обнимал и целовал их мохнатые морды. Они ждали меня и дождались. Как они были довольны!

После поездки я заболел. Мысли об одиночестве и тоска свалила меня в постель. Я почти не вставал. Только кормил собак. Никуда не выезжал. Депрессия и головная боль, невыносимая головная боль. Алкоголь не помогал, я пробовал.

В коротких, мимолетных снах приходили люди. А после пробуждения приходила головная боль. Пытка длилась две недели. Я сильно похудел. Подниматься становилось все трудней и трудней. В какой то момент я стал думать о самоубийстве. Даже несколько раз брал в руки пистолет и пытался выстрелить себе в рот или в висок. Не смог.

А весна брала мир в свои руки. На улице зеленела трава. На деревьях появились листочки.

Пели птицы. Насекомые прыгали и летали. Собаки резвились и гонялись целыми днями по двору и прядали носами, когда рядом пробегала дикая стая. Пахло жизнью, пахло радостью. Но радостью не для меня. Для меня оставалась тоска , депрессия и грусть.

Одиночество. Тугое, как резина, одиночество. Мне ничего не хотелось. Но я ,все таки встал. Очень тяжело, но встал. Решил посадить картошку. На следующий год. Запасы были, но картошка нужна. Вскопал мотоблоком соседний участок. Потом как когда-то, делал ямки и бросал туда половинку картошки. Потом засыпал ямки землей. Посадил десять ведер. Потом еще пять. Много будет, наверное, но посадил. Как еще уродится.

Потихоньку подчищал двор, занимался с собаками. Ездил на охоту в деревни. Стрелял кур, гусей. Ловил рыбу. Но одиночество и тоска не отпускали. Тяжелая, мутная тоска, гнетущее состояние пытки и боли. Голова и сердце рвались на части.

После поездки в Москву пришла уверенность в том, что я совершенно один. Один на весь мир. Один на всю планету. Я скулил и рыдал каждый день .Безразличие и ненужность всех моих потуг подвергало меня в уныние. Стало тяжелее чем в прошлом году.

Тогда у меня была задача выжить, и была надежда, что я не совсем один. А теперь!

Я ездил в город, иногда привозил какие то консервы, книги, уцелевшие после зимы.

Пытался читать, не выходило. Прочитав предложение, я забывал его начало. Все было не так. Все было плохо. Только во сне приходили люди. И только во сне я встречал жену и дочь. Но они меня не видели. А я все пытался пробиться сквозь плотный воздух, разделяющий нас. Я орал и бесился.

А потом ушли и сны. Я просто проваливался в темноту и все. Просыпаясь, я пытался вспомнить, но не мог. Не было ничего. Просто пустая темнота.

Я охотился, ловил рыбу, замораживал или тушил впрок. Следил за огородом, ездил в город. Делал все то, что должен был делать. Но для чего я все это делал, с каждым днем все больше теряло смысл. Моя жизнь текла по какому то, мною же заведенному распорядку, но смысла в этой жизни я не видел.

Для чего?

У меня не было ответа, как я его не искал в себе.

Потом наступил мой сороковой день рождения. Я накрыл стол, наготовил продуктов, сделал угощение собакам. Я праздновал . Спиртное текло рекой. Я стрелял очередями в небо. Собаки лаяли и носились вокруг меня. Я веселился. Я много выпил, курил свои любимые сигары, и уснул поздно.

И в эту ночь я опять увидел сон, в котором я снова встретил свою семью. И меня услышала жена. Она повернула голову и спросила:

-Почему ты так долго? Мы очень скучали по тебе.

А дочь радовалась. Я обнимал жену, носил дочь на руках. Купался с ними в море. И так было легко, душа пела и ласкалась в тепле любимых сердец. Они снова были со мной и я не хотел их бросать. Они, наконец, услышали и увидели меня. Впервые, за все это время. Я был счастлив. Я снова был с семьей. И люди, знакомые и не знакомые. Они тоже не знали, что произошло, но все они были здесь. И это был сон! Сон, счастливый, радостный сон. И они меня слышали, видели и радовались. И все были счастливы. Тепло и солнечно.

-Я никуда не хочу!

А потом пришло утро и все кончилось. Сон ушел. Я хотел его остановить, но не смог.

И я взял бутылку и выпил. Потом еще, и еще, и еще, пока не упал. Потом снова пришел сон. Пришла жена и дочь. Пришли друзья. И все говорили обо мне. Поздравляли с днем рождения. И был стол, и были тосты, и было хорошо.

Потом я проснулся. И все. Опять был мой дом, собаки, вечер.лето.

Я притащил к кровати стол. Выставил бутылки, что бы можно было достать. И стал пить.

Я пил и отрубался, и снова был с людьми, с родными.

Я там жил с ними, работал, отдыхал. Моя дочь подрастала, я любил жену. Она не хотела, чтобы я уходил. И я не хотел уходить. Я хотел быть с ними.

Я просыпался и пил. И еще, и еще, и еще, пока не засыпал.

Они ждали меня. Дочь и жена брали меня под руки и мы шли к себе. Потом долго гуляли, целовались и радовались. Зажигали свечи и пели. Все было хорошо. Только я уходил, а уходить не хотел. Я всей душой хотел, как можно больше быть с семьей, с людьми. Там у всех было тело и жизнь. И у меня было тело. Я чувствовал прикосновения, я целовал дочь и жену, ощущал тепло и прохладу. И уходил реально, вместе с телом. Мое тело было со мной, со следами поцелуев, запаха, с ощущениями. Все было как на Яву! Ноя просыпался и уходил! А я не хотел!

16
{"b":"586799","o":1}