ЛитМир - Электронная Библиотека

-Оборвёт!

Заорал Владимир.

-Не затягивай, не затягивай, отпусти, пусть утомится, подержи на расстоянии, поводи!

Дай я! Сорвется!

-Щяз! - повернулся к нему Александр: -Сам лови, директор, блин! Дай ему!

Щука стала уставать, и всё ближе и ближе Сашка подтягивал её к лодке. Она еще делала рывки и свечки, но тройник блесны сидел глубоко и твердо, нитка с поводком крепко держали и не давали уйти. Ещё не много и рыбина сдалась. Егерь принял её в подсак и закинул в лодку.

-Вот монстр! Хороша!

Мужики радовались трофею, а щука устало открывая рот, хватала воздух и теряла сознание.

-Чемпион! Самая большая у тебя сегодня! Килограмм на девять потянет!

-Нет, кил на восемь не более. Но здорова! - Егерь был тоже доволен. Он всегда трепетно относился к трофеям своих туристов. Было среди егерей негласное соревнование по размеру и весу добытой приезжающими спиннингистами, рыбы.

Солнце стояло высоко и Владимир, посмотрев на часы, произнес:

-А не пора ли нам к нашему подводнику? Щуки мы набили изрядно, а как у него?

-Сколько прошло? Приедем рано, опять орать про дискриминацию начнет!

-Да уж вся ко больше двух часов! Погнали посмотрим.

-Ну погнали.

Собрали спиннинги, уселись, и моторка медленно тронулась к островкам.

Стенка камыша резко закончилась , узкий проход между колками, с песчаным дном и редкой травкой поразил своим неожиданным появлением. И так же, неожиданно, прямо на меня вышла стайка сазанов. Приличных. Самый большой, на быстрый взгляд, тянул килограмм десять - двенадцать. К внезапному выстрелу я был не готов, так что рыбы, заметив меня, ловко развернулись и направились совершенно в другую сторону. Но мой мозг успел отдать приказ пальцу и палец, все таки, нажал на курок. Гарпун догнал уходящий бок дикого карпа и пробив чешую застрял в нем. Я видел, что стрела не пробила рыбину насквозь, линь разматывался и уходил в протоку за не маленьким хвостом. Понимая, что могу потерять столь желанный приз, я двинулся вслед на ластах, не давая линю натянуться. Сазан мощно уходил по протоке, направляясь к густым камышам с другой стороны острова. Прибавив скорости, яростно работая ластами, я догнал рыбу, схватил её и протолкнул гарпун вперед, лепесток раскрылся и в этот момент мой трофей словно взбесился. Извернувшись он вырвался из моих рук , подняв муть со дна и травы, выбрав три метра линя пошел по длинной дуге, дергая и пытаясь вырваться.

И тут! Линь, вдруг быстро натянулся, а потом обвис и упал на дно!

-Сошел! Сорвался! Вырвал кусок мяса и ушел!

Мысли пронеслись в голове и досада стала наполнять весь мой организм отчаянием.

И вдруг, из непроглядной мути, прямо перед маской, откуда ни возьмись, появилась огромная сазанья морда, и с огромной силой ударила по стеклу! Силиконовый обтюратор маски, превратившись в твердый металл, очень больно врезался в кожу! Я перевернулся в воде от удара и, наверное, получил не сильный, но чувствительный нокдаун. Встав на ноги, встряхнул головой : --Не слабо!.

Но после этого отчаянного удара, потерявший силы сазан, практически сразу же сдулся, и только заваливаясь на бок, медленно пытался спрятаться в облаке мути. Догнав его, видно он тоже потерял волю и ориентацию после своего последнего рывка, уже не спеша пересадил на кукан.

-Ух ты! Здоровущий боец!

Удачная охота отняла у меня много сил и я решил отдохнуть, просто полежать на воде, полюбоваться на красоты подводных рощиц и лугов. На кукане, крепко притороченном на спине, плотно, образуя юбку из хвостов, сидели три сазана весом от пяти до двенадцати килограмм и семь карасей, тоже не слабых, килограмма под три. Я расслабился, и лениво шевеля ластами плыл и рассматривал окрестные пейзажи. Маленькие рыбешки, с любопытством всех малышей, сновали рядом. Солнце, отталкиваясь от серебристой чешуи, играя вспыхивающими зайчиками в прозрачной воде, прибавляло радости и привлекательности водной действительности. Вот не большая щучка затаилась за стеблями травы, выжидала добычу, еле шевеля прозрачными плавниками. Там, в стороне, в крохотной ложбинке, застыли полосатые окуни, опекая стайку красноперки. Красноперка, зависнув вниз головой, дремала или жевала травинки в дебрях водорослей и камыша.

Красота!

-А сколько же времени прошло?- засвербила опаской тревожная мысль.

-Не пора ли нам пора?- но ребят не было.

Поднялся, оглянулся. Горизонт был пуст. Как то, стало неуютно. И где же доблестные рыболовы?

Ладно, приедут, и я пошел вправо, вдоль стенки, исследуя затишки и полянки.

Огромная щука, вся в иле и водорослях, грациозно взмахнув хвостом, ушла от меня подальше. Большая, старая, мудрая. А я ее и не заметил. Гоняться за ней не стал, хороший трофей, но пусть живет, мне хватит.

"Холодновато, однако!"-ежась подумал я. А мужиков всё не было. -"Зарыбачились, блин-а, совсем, забыли про меня. Замерзну, блин!" И тревога холодом стала забираться под костюм. Я встал и начал топтаться, осматриваясь и вглядываясь в даль, и по сторонам. Лодки с рыбаками нигде не было видно.

"Заблудился! А они не могут меня найти!"

Я стал лихорадочно вспоминать, где я мог свернуть не туда. Где мог перепутать направление? "С самого начала пошел вправо, левая рука была со стороны стенки травы, все правильно, чтобы правая с ружьем всегда была готова к выстрелу. Так и шел. И сейчас так иду. Вроде бы!"

Мысли раздирали голову и страх зарождался под лысиной. И мне стало плохо.

" Нет. Не может быть, что бы заблудился. Всегда держался одного направления! Ма-ма! Что же делать? А если и правда, заблудился? Как меня искать? Нет! Все нормально! Просто парни задерживаются!"

Я лег на воду, в воде потеплее, и поплыл, уже не выискивая рыбу, а пытаясь разобраться в ситуации в которую попал. И уже не радовала добыча на кукане, а тяжело оттягивала спину, заставляя порой задевать коленками илистое дно. Так кружась, почти на одном месте, я все больше и больше тревожился и пугался.

-Что делать? Как? Куда?

-А-а-а-а-а-а-а!

Я стал орать и звать на помощь, в надежде, что меня кто то услышит. Но никто не слышал. Вокруг было пусто. Ни лодки, ни друзей!

Егерь медленно вел лодку рядом с островком и три пары глаз зорко вглядывались в воду.

-Блин! Куда он делся, зараза! И трубка у него синяя, темно - синяя! Ни черта не видно!

Владимир сидел на носу лодки, а Сашка на корме и оба, нервно ругались на незадачливого подвоха. Егерь, делая очередной заход для поиска, перебирал в уме жилки и протоки, куда можно заплыть. И гнал, гнал, совсем уж плохие мысли!

"Не дай бог! Тьфу! Тьфу! Тьфу!"

-Два часа уже ищем! Нет его! Давай подумаем! Подождем, может сам выйдет!

-Давай! Глуши мотор, слушаем! Послушаем и сами звать начнем!

-Мотор в воде больше слышно, чем голос, давай подождем и послушаем!

И они затихли, прислушиваясь к шуму ветра.

Раскаты шумели волнами и трещали рогозом. Кое где выпрыгивала, какая ни будь крупная рыбина и звонко шлепала по воде. Три головы моментально поворачивались на звук и искали глазами человека, черную спину или трубку.

Им становилось страшно. Ответственность за товарища, мелкими мурашками бегала по спине под майками. И страх заполнял мысли и чувства, и не думалось о другом.

-Ау! А-а-а-а! Наро-о-о-д! А-а-а-а!

Я орал, и почти охрип. Страх и паника охватили меня целиком, я метался в воде и махал руками, но вокруг были только волны и камыши. Совсем недавно я подплыл к протоке, зашёл в нее, проплыл и встал на другой стороне. Передо мной было три колка и еще один левее, вдалеке.

Я обрадовался.

" Вот где я, наверное, и заплутал. Ушел в протоку и пошел в обратную сторону, левой рукой держась к камышам."

Радость быстро улетучилась, когда я оглянулся назад.

Оглянулся, посмотрел и медленно, со стоном развернулся! Там было почти такой же пейзаж, что и впереди! Как в зеркале! Я шлепнулся на задницу и завыл!

6
{"b":"586799","o":1}