ЛитМир - Электронная Библиотека

Орал и плескался, и снова орал! Ложился на воду и слушал, слушал, слушал! Но слышал только Раскаты, которые шумели волнами и трещали рогозом!

"Попал, блин! Во как попал!"

А солнце начало клонится к западу, неуклонно устремляясь к закату. Вечер. А потом ночь!

Я уже замерз и стучал зубами. Холод пробрался под костюм и тело мелко тряслось , а ступни начало сводить маленькими судорогами.

" Вот и замерзаю! Двигаться!"

И я стал плавать кругами, быстро маша ластами, согреваться. Устал быстро, но немного согрелся и стараясь успокоиться решил, как то осознать своё положение, не поддаваясь панике, если получится. Надо, чтоб получилось.

" Если я заблудился, значит, меня ищут. Если меня ищут, то обязательно найдут. Не факт, что быстро, и не факт, что живого.

Осёл!

Обязательно найдут, и обязательно живого. Пацаны не бросят, будут искать, будут.

До вечера ещё далеко и солнце ещё высоко. Надо держаться и слушать мотор. Но как держаться и где? Остаться на месте и ждать, или идти дальше, пытаясь выйти туда, откуда начиналась охота. Но где это место? Ведь я не удосужился запомнить ни положение солнца, ни направление ветра. Ориентир был один - стена камыша, да еще, направление. И островки. А островков здесь куча, и маленькая тележка! И все близнецы! Ё-мое!!!

Да-а-а! Приплыл!

Стоп! Опять пугаюсь, а надо думать и как то выбираться! Думать и выбираться!"

А вокруг стало тихо, ветер прекратил гнать волны и, зеркало воды замерло, чистая гладь заворожено смотрела в небо, отражая в себе облака и синеву. Солнце радостно засверкало и дарило свое тепло этой чистой, и тихой воде. И я успокоился. Я уверился в том, что меня найдут, и что всё будет хорошо, и мои друзья не бросят меня, набьют, может быть морду, но вытащат отсюда, и напоят горячим чаем из термоса, и потом будут громко ругаться, и долго потом подкалывать этим происшествием. Но обязательно найдут.

"Думать! Где свернул? Если здесь, то надо оставаться на месте и ждать. Они пройдут и найдут эту протоку. Значит надо оставаться на месте. А почему они так долго? На моторе гораздо быстрей чем на ластах. Или я еще где то свернул?

Тогда ... Даже страшно подумать... Не думать о плохом!"

Я решил оставаться на месте и ждать. И не думать о плохом! Я сел и начал ждать. А ждать было тяжело и я стал петь. Потом петь надоело. И я опять молча ждал.

Егерь ехал уже не по опыту и знанию мест. Он ехал по наитию. Где можно свернуть? Куда уйти?

Нет. Он вел лодку и не думал о плохом. Он пытался думать о хорошем.

" Вот он, ёпппперный певец! Куда же он, бляха-муха, делся! Ниччё! Найду! Ещё никого не терял!"

Моторка медленно заходила в протоку.

-Вот он! Сволочь лысая! Эй!

-Эй!

-Конь педальный!

И еще много добрых и ласковых слов!

Они орали втроём, напрягая, разом осипшие глотки и он услышал, и оглянулся!

-Нашелся! Плыви сюда!

Я услышал этот истошный "Эй!" и обернулся. На носу лодки стоял Вовка и ругаясь матом на всю Ивановскую, махал мне спиннингом. Егерь поддал газу и лодка быстро подкатила ко мне.

И так мне стало хорошо....

Потом на меня ругались, давали подзатыльники, тыкали кулаками под ребра, раздевали и поили чаем из термоса. Все так как я думал, совсем недавно. Я был с друзьями, я нашелся.

-Ну что, еще пошвыряем? Или может поныряем?

Гневные взгляды и очередной подзатыльник прервали мои истерические попытки пошутить.

-Домой! - сказал один.

-Домой, на базу! -вторил ему следующий.

А егерь улыбался. Не будет аврала, не будет разноса от начальства, а будет обычная и привычная работа, разделка рыбы и смешной рассказ другим егерям про туриста, который чуть не потерялся в Раскатах .

Русалка

Валерка ждал меня возле супермаркета со всем своим снаряжением. Мешок, сумка с ластами и рюкзачок с грузами на фоне серьёзного костюма с галстуком смотрелись странно. Улыбка на суровом лице моего товарища расцвела ярким цветком при виде моего джипчика. Запихивая в багажник свои мешки, он весело бубнил:

-Жду, жду! Пропал. Позвонил едешь, и пропал! Я с работы сбежал, понимаешь, вся контора на меня пялилась, пока я со всем барахлом, прусь, как чукча в баню! Как дела? Почему задержался?

-Всё нормально. Пробки. Извини.

Мы давно, с самой весны, собирались с Валерой поохотится в его родных местах, в ста пятидесяти километрах от нашего города, на речке Кривка. Там была его деревня, там он провёл детство и знал эти края хорошо. Обещал зачётных сазанов и приличных карасей. И наконец, за неделю созвонились, собрались, и сегодня рванули. Решили по приезду сразу нырнуть, а потом уже разбить палатку, сварить ухи и скоротать вечерок за ушицей и рюмочкой коньячка, приправляя всё это впечатлениями от охоты и рассказами о прошлых рыбалках и нырялках.

Дорога после города была свободна и я не щадил педаль газа. Через пару часов мы уже были на месте.

На карте речка Кривка была указана тонкой беспрерывной ниточкой. На самом деле, это было несколько озёр, разделённые плотинами. Не малых, кстати размеров. Овражные берега заросли кустарником перед самой водой, а чуть выше лесок.

Возле плотины останавливаться не стали, свернули в лес. Проехав по грунтовой лесной дороге пару километров, нашли удобное местечко и остановились. Но наши ожидания о гордом одино-честве не оправдались. Укрывшись за деревьями, стояла НИВА. А у воды расположился мужичок в соломенной шляпе, времен Никиты Хрущева, и устраивался порыбачить. Увидев, что место занято, мы захотели опять тронуться на поиски подходящей стоянки, но рыболов окрикнул:

-Эй, ребятки, дальше не пройдёте, грязно, не сохнет дорога, да ямы одни. Там только на грузовой. Ваш джип не пройдёт. А чего хотели? Порыбачить? Так места здесь на всех хватит. А больше сюда никто не поедет. Располагайтесь.

-Спасибо, отец.

Отозвался я и решил, всё-таки, проверить дорогу, пошёл в лес. Валерка остался и направился к рыбаку. Я обследовал дорогу, в глубь леса, метров на пятьсот. Подходов к воде не нашёл, а вот отвратительная дорога не закончилась, бежала, петляла, блестела грязью и глубокими лужами.

Вернувшись, увидел Валерку, уже наводившим, шампунь в баклажке.

-Бесполезно! Грязь непролазная! Наверное, здесь обоснуемся.

-Я так и понял. Разгружайся. Я этого деда знаю. Знатный в округе рыболов. Степаныч. Все речки и ручьи изучил. Пока Валерка готовился я пошёл к Степанычу, познакомиться и разузнать о здешней рыбке.

Степаныч, сидел в раскладном кресле и следил за кончиком фидера. И фидерок был не из про-стых, фирменный. Продвинутая Дайва. И катушечка с байтранером. Вот так то. Вокруг всё было достаточно грамотно разложено и размещено, прикормка разных цветов и запахов, несколько видов насадок, включая мелкие бойлы. А сам он готовил мудрёную ассиметричную петлю.

-Добрый день! Как рыбалка? Клюёт?

-И ты будь здоров! Клюет помаленьку.

-А как тут с рыбкой? Есть экземпляры для охоты?

-А как же! Карасик до трёхи, сазан встречается под десятку, щучки взрослые. Тут лесок затоплен-ный, чуть правее, метров триста. Вот там и ныряйте. Я Валерке всё рассказал уже.

-Спасибо за информацию. А как тут с туристами? Машину оставлять можно?

-Да какие туристы? Оставляйте, я присмотрю. Валерка сказал вы с ночевой, и я до утра, вместе по веселей будет. Ныряйте, всё будет нормально. Вечерком уху сварганим! Давайте, ныряйте!

И я пошёл переодеваться. Это не заняло много времени и через пятнадцать минут мы были уже в воде. Отплыв, по указаниям Степаныча с берега, мы нашли затопленный коряжник, и начали охоту. Прозрачность была не очень, метра полтора - два, на глубине три метра был термоклин и почти нулевая видимость. Так что охота предстояла трудовая. Но мы не отчаялись и полностью занялись любимым увлечением, забыв о времени и остальном мире.

7
{"b":"586799","o":1}