ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Кис-кис, - позвала кота Эльза. - А в доме никого нет. Вон дверь притворена костылём... Да и там никого нет. И тихо...

Мои смятения отодвинулись за границы почты, а из памяти как-то вылетело, что моё авто-то испарилось!

После осмотра все влезли в 'ЗиР'; я расположился, справа от Николаича, мысленно перекрестился, Борисов включил кондиционер, и мы выехали со двора.

Поехал он по встречной, транспорта-то вокруг не замечалось. Леди болтали на заднем сиденье - окрестности изменились .... Дореволюционной стиль-с. Бульвар был застроен полукаменными домами и хатами, с камышово-черепично-жестяными крышами, слепо глядевшие на нас закрытыми из-за жары ставнями. Дальше ляльки завопили и замахали руками, муть со всех сторон разглядели. Любопытства стало - море, а 'эликсир' сказывался. Доехали до конца парка, без углового у меня там РДК, притормозили, посмотрели вправо-влево. Нового из нашего времени ничего не приметили и поехали дальше, в общем-то, свыкаясь со станицей. Спидометр авто показывал - 50 километров в час, мотор работал ровно и тихо. Да и когда сидишь в броневике, с моментально проснувшимся стадным чувством и чувством локтя, даже с незнакомыми людьми, привыкание, с чем хочешь, произойдёт. И это, на чужой роток не накинешь платок...

- Кажется, что с утра здесь был, этот, ...субботник! - коряво поделился Николаич. - Что скажите?

- Здесь или вообще? - заинтересовалась Эльза.

- Или как! - Николаич вёл 'ЗиР' и толковал: - Смотрите, везде заборы и наличники покрашены, сорняков нет, вон флаги вывесили. Или праздник будет или начальство ждут. План работ выполнили, теперь, небось, у них сиеста. (Казачков и, правда, видно не было, плюс дети, собаки, коты...)

- Дядя Ваня, я же объясняла! Какая сиеста! - возмутилась Зося. - Это нам здешний Творец пространства создаёт карту местности, чтобы мы тут осваивали...

- Ладно-ладно, барышня, - перебил речистую Борисов, - Я ещё не привык к ва... ихним закидонам! Я домой хочу попасть!..

- Зося, не перебивай старших! - от Эльзы. - Ванечка, успокойся!

- Странный квартал, - удивлённый голосок Лиэль, - он не похож на тот, что слева. Какой-то тот не дорисованный! Давайте остановимся, посмотрим.

- Ещё одна! Счас, всё брошу, и пойдём посмотреть. Я не вижу тут никакого вашего блокпоста-локалки. И хочу убедиться, что мой 'немец' стоит в гараже! Борн, молчи!..

А я и молчал. Лиэль-то была права, когда говорила о недорисованности домишек. ...Да и двигались мы как по коридору декораций фильмы о Великом 1913 годе, с ихним же антуражем.

Бац по голове, с вышибанием правильных - игральных?! - думок. И это стало проблемой на полчаса, гм, игрового времени.

При слове 'немец', я вспомнил о своей прелести - Lada 1500, 'семёрке' в эскортном варианте. 'Вот никогда такого не было и опять! Опять безлошадный я!' А 'ЗиР' по гладкой дороге уже проехал длинный квартал и завернул направо. Сооружений 1970-2011 годов, составляющих наш городской центр - ДК 'Орион', районная администрация, рынок, магазины и стадион - здесь не имелось в наличии. Центр станицы был, где-то в другом месте. Скорее всего, у главного собора...

Ещё несколько поворотов, мелькало жильё казаков и понаехавших - иногородних, затем ещё один невысокий собор, сверкающий сусальным золотом трёх куполов, и внедорожник остановился. Эльза охнула, Борисов чертыхнулся, а я бестактно и не к месту подумал: 'А не дружат ли Борисов и Эльза крепко организмами?'

Элемент популярной игры серии GTA для нашей поездки оказался без прибытка. Обитель, где жил Николаич, здесь отсутствовала. От слова совсем...

- Счёт стал 1:0, не в нашу пользу, - проговорила Зося, при притихших Эльзе и Лиэль, и бледном Борисове, у которого желваки заиграли на скулах. - Поехали, дядя Ваня, к Борну.

- Ладно, зляка, проехали, поехали к Роману. На улицу Южную, дом двести двадцать. Девочки, посмотрите, как живёт этот Борн, - едко сказал, помолчал и договорил: - Когда это я нагрешил?

Эльза успокаивающе погладила по плечу шофёра-погорельца и меня потрепала там же, видимо, чтоб не бледнел раньше времени. 'Может она экстрасенс, чутко-отзывчивый', - ещё подумал, считая про себя количество ставившихся позади пустынных кварталов станицы и при таки муторном молчании женской составляющей нашего экипажа, разглядевших зелёные подсказывающие стрелочки куда ехать, перед бампером вездехода...

- И что это за напасть? А? Ноль два!.. У меня дом и Ауди навернулись, у Борна - дом, 'Кашкай' и катер!

- Незадача, давайте, этот как его, тайм-аут, - вытер испарину со лба. - Не знаю, как кто, а я вчера-сегодня, не грешил. Но сопрел...

- И мы не грешили, - пискнула Лиэль. - Правда, мама?! Ой, туман наш Западный весь закрывает, до земли!..

Вообще-то мы выехали за окраину города, гм, станицы конечно. Южная улица была крайней. Вот. А на Родине, блин, слезинка навернулась, я и жил в Западном посёлке, на улице Аксёнова 17. Эхе-хе... И ляльки были моими соседями по зоне проживания...

- Давайте обождём... Ой, мальчики, вы же ещё не обедали, - вспомнила Эльза, - Ваня, Рома, покушайте... Доча, возьми пистолет, если выходить собралась. И не ходи к речке, мало ли что там...

Лиэль с пистолетом Николаича вылезла осматриваться, Эльза из сумки проворно достала прихваченные - хозяйственная тётка! - контейнеры с едой. Культура-с была, и бумажные салфетки подала. Сало, хлеб, соль, варёные яйца, котлетки, мясная нарезка от Матильды, кружки с чаем из немецкого термоса Борисова. Ели мы, правда через силу, но нам Зося зачитала кусок толи лекции, толи сообщения из истории столетней давности о станице Ясная:

'История района насчитывает более трёх столетий. Когда-то Кара-Чаплакскую слободу посетил великий князь Николай Николаевич, и 3 июля 1875 года появилось высочайшее повеление царя: 'Зачислить в сословие Донского казачьего войска станицу на урочище Кара-Чаплак и именовать её Великокняжеской'. В 1915 году в станице Великокняжеской насчитывалось 974 двора, 31221 десятина земельного довольствия, проживало 4900 мужчин и 4400 женщин. Здесь располагались управление окружного атамана, управление окружного воинского начальника, окружной земельный совет, окружное казначейство. Окружная земская больница, бактериологическая станция, станичное правление, ветеринарная лечебница, 2 церкви, реальное училище, высшее начальное женское 4-х классное училище, два приходских училища, ремесленная школа. Заводы: 2 маслобойных, известковый, черепичный, горшечный, кирпичный, 3 паровых и 9 ветряных мукомольных мельниц. Ежегодно 30 января, в пятницу недели святой пасхи, 29 августа и 1 октября проводились ярмарки...'

- ...а сегодня, какое число?.. - в конце спросила. - Ой, меня Лилька зовёт. Приятного аппетита...

- Угу, - от обоих, некультурных.

'Мужик он же агрессор по натуре, потом добытчик для семьи из одной, гм, мегеры и одного-трёх шнурков из поколения Пепси, и думает он одну думку, а не с десяток, как женщины... О, женщины, и девы красные! И эти, как их, прости господи... Мда...'

Осмысление произошедшего со мной текло тонкой струйкой, не переходя, как говорят современные философы в формирование законченных мыслей. Суть и образность, глубина, объем, точность и звучание всё ложилось неровно... И поэтому время короткого обеда я разбил на несколько частей: еда молча - думы по очереди - созерцание. Первое не лезло. Второе было резко-отрицательным по содержанию. Третье...

Посмотрел через толстое стекло. На небе были набежавшие облака, в форме подушек и простыней. Красиво! Хм, где их теперь искать, после потери крыши над головой?.. Узкая речушка, вроде как, Чепрак пятиметровый не более - шевелила камышом и вялыми зеленоватыми волнами. На земле пропылённая жухлая травка-муравка. Те же спорыш и вьюнок, увиденных во дворе соседа-казака рядом с почтой...

- Ваня, Борн, гляньте, хмарь отступает? И как так? Ой, она же скачками отходит! - громко удивилась-запричитала Эльза. - Смотрите, большак показался!

- И чего так сразу орать, Эльза Густовна? - спросил недовольно в спину выпрыгивающей из авто начальницы прямо-таки казни египетской.

5
{"b":"586801","o":1}