ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мои размышления были прерваны его откровением.

- Так хочется ему сейчас рожу разукрасить... И руки повыдергивать, чтобы больше не мог ни тебя, ни маму обидеть. И еще кое-что за то, что Таня от него натерпелась...

Я понимала его, мне тоже хотелось придушить Колесова, собственными руками, чтобы он больше никогда и никого не смог обидеть. Перед глазами снова встала та же картинка, что и в такси. Мне годика три... Конечно, маленькая девочка, которой я была в тот момент, мало что поняла, и лишь спустя годы, с возрастом стало ясно, чему стала свидетелем. Он был пьян, зашел в комнату где мы находились и попытался изнасиловать маму. Она долго отбивалась, тогда Колесов пригрозил, что побьет меня. И мамочка сдалась, безвольной куклой повисла на его руках. Я стояла и смотрела, как мой биологический отец причиняет боль самому дорогому для меня человеку. До сих пор не могу осознать масштабы происходившего тогда, но даже от смутной картины становится тошно.

Заскользив пальцем по его щетине, спустилась на горло, раньше в детстве часто так делала. Отчим почему-то напрягся.

- Я его тогда пальцем не тронул, боялся, что не остановлюсь. Посадят - вы снова без защиты останетесь.

После этих слов мое сердце пропустило удар. Я не представляю свою жизнь без него, без родного дома, где меня любят и ждут, без маминой улыбки, без смешной сонной мордашки брата по утрам. Моя семья для меня - это мой мир, это самое ценное, что у меня есть!

Позвонила мама, мы быстро собрались и поехали домой. Она обняла меня и долго не отпускала от себя, действительно сильно переживала и расстраивалась. А я благодарила кого-то... Сама не понимаю кого... За то, что она рядом, за то, что с ней все хорошо...

Артемка утащил нас смотреть мультик. Мы постепенно расслабились и даже немного посмеялись над приключениями забавных зверюшек. Потом включили следующую часть. Я досматривала ее положив голову маме на колени. Так, под красивую мелодию титров и нежные прикосновения родных рук, незаметно уснула. День был слишком тяжелым. Сквозь дрему услышала, как папа отнес Темку в его кровать, потом разбудил маму и отвел в комнату. Какой-то частью незадремавшего сознания я ждала, что он и меня унесет в мою спальню. Но, папа лишь постоял рядом несколько мгновений, укрыл пледом и ушел...

Стон разочарования потревожил сумрак гостиной. Меня снедала нужда в его большом, сильном, родном теле. Желание быть рядом, быть под его защитой, укрыться одеялом из нежности, заботы, любви, ласки просто зашкаливало. Во сне эти мысли и стремления казались правильными, настоящими, естественными. Здесь, на грани между сном и явью, не существовало норм приличия, многие невозможные вещи оказались допустимыми и возможными. Я все глубже и глубже проваливалась сквозь чувственную завесу. Жажда чего-то непонятного, но очень желанного и необходимого в это мгновение накрыла меня, смывая мою личность неконтролируемой силой, дикой первозданной потребностью... в ком? Уже невозможно было вспомнить.

Нежные, большие, чуть шершавые ладони легли на мою грудь, отчего внизу живота до предела сжалась спираль желания, кровь с бешеной скоростью заструилась по телу. Мне было жарко, плед стал мешать. А Он принялся целовать мою шею, иногда поднимаясь вверх до ушной раковины, а затем опускаясь вниз, до ложбинки груди. Я выгнулась дугой, стремясь побыстрее закончить эту пытку, и в то же время желая, чтобы она длилась до бесконечности. Его тело прижалось ко мне, я растворялась в Нем, Его тепло проникало мне под кожу, ближе, глубже... Его движения замедлялись, а желание внутри меня все нарастало и нарастало. Мне хотелось немедленно... Что? Я не знала, но была уверена, что это мне необходимо, жизненно важно. Он был мне нужен, до боли, до сдавленного крика.

Пытка продолжалась до самого утра. Я не выспалась, проснулась злой и раздраженной. Родители списали мое плохое настроение на события прошедшего дня, разубеждать их в этом не стала.

Школа встретила меня звонким гомоном, привычным и неизменным на протяжении десяти лет. Костя ждал в фойе, болтая с охранниками. Он вчера написал несколько смс, но я не ответила - увидела их только утром.

- Прости. - даже не поздоровавшись, перешла сразу к делу.

- Все в порядке. Мне Оля звонила. Все рассказала.

Взявшись за руки, мы пошли проверять расписание. Странно, но дикие мысли об отчиме, преследовавшие меня все утро, рядом с Костей растаяли. Я сумела сосредоточиться на важных для меня вещах. Глядя в серые, чуть темнее моих, глаза Кости, спросила себя: что за нелепица влезла мне в голову? Мой папа - это папа. Конечно я взрослею и начинаю по-другому оценивать мужчин вокруг себя, это нормально... Но папа! Хотя... Маме очень с ним повезло. Теперь это отчетливо понимаю.

Все перемены я проводила рядом с Костей. Мы болтали о разных пустяках, смеялись, вспоминали забавные случаи. Но ощущение надвигающейся разлуки давило как бетонная плита.

- Когда ты уезжаешь?

- Пока не знаю. Скоро.

Так в подвешенном состоянии и ожидали новостей от Костиного отца.

После уроков Костя пригласил меня к себе, но я отказалась и поехала домой вместе с дядей Сережей. Страшно было высовывать из дома даже кончик носа. Он все понял. То же самое повторилось и на следующий день. За время моего добровольного заточения я выучила уроки на неделю вперед. Даже любимые тренировки по плаванию решила пропустить. Мой тренер был недоволен пропусками, и я понимала, что скоро придется что-то решать...

В пятницу Костя все-таки уговорил на поход в кино. Мы держались за руки, упорно глядя лишь на экран. Когда до конца оставалось минут двадцать, я все же встретилась с Костей взглядом. Таких страстных поцелуев между нами еще не было. Постепенно стал зажигаться свет и из кинозала мы вышли тяжело дыша и с раскрасневшимися лицами. Было немножко неудобно перед пожилой женщиной - контролером. Она наверняка все поняла по нашему внешнему виду. Как же мне не хотелось терять Костика!

На выходные мой парень уехал навестить родных, а я снова засела за уроки. Если так и дальше пойдет - стану круглой отличницей. Положение спас папа - вытащил меня вместе с Темкой погулять по парку.

В понедельник и во вторник мы с Костей снова не расставались на переменах, а в среду случилось то, чего я никак не ожидала. Он пригласил меня к себе, знакомиться с родителями. Они приняли меня хорошо, радушно. Хотя, его отец был очень серьезен - наверняка нашел бы общий язык с моим отчимом. Официальный статус "девушки", заверенный согласием родителей, меня немного напрягал. Мы же подростки - нам положено романы налево и направо крутить, а родители - всю родословную вплоть до седьмого колена.

После ужина Костик увел меня к себе в комнату. Я отдала ему подарок, который начала готовить незадолго до появления моей "бабушки". Долго ломала голову, чем же его удивить и наконец-то придумала. Заказала для Кости ежедневник, на страницах которого фоном шли наши фотографии. Конечно, вышла кругленькая сумма, но это того стоило. Мой парень был в восторге.

- Спасибо!

Я подошла к нему и поцеловала. Первая. Костик углубил поцелуй, и мы не заметили, как оказались на кровати.

- Прости, Ириш, поторопился...

Он хотел встать, но не я отпустила. Тогда Костя перекатился на бок и прижал меня к себе.

- Я люблю тебя!

Очень... Очень сильно мне хотелось сказать ему те самые слова, что он желал сейчас услышать больше всего на свете. Но я сомневалась... Что-то внутри меня протестовало против ответного признания в любви. Костя был мне дорог, но как-то по другому.

- Мы уезжаем через три дня. - Сказал парень спустя несколько минут.

У меня ком в горле встал. Хотелось зареветь. Навзрыд.

- Кость...

- Буду к тебе приезжать, ты только жди. Хорошо?

Я кивнула. Говорить что-либо сил просто не было. На душе поселились тоска и печаль.

Прощание с родителями Кости и возвращение на такси домой помню очень смутно. Ревела всю дорогу, да еще и дядечка - водитель сердобольный попался, всю дорогу допытывался: кто же так сильно меня обидел? На лестничной площадке постаралась привести себя в порядок, поправила макияж, расчесала волосы, сделала над собой невероятное усилие и улыбнулась своему отражению в зеркале... Но! Как только папа меня увидел - так сразу все понял.

10
{"b":"586803","o":1}