ЛитМир - Электронная Библиотека

Книги продолжали сменяться в руках старика.

- В своей работе "Московский сборник" обер-прокурор пишет: "Наше духовенство мало и редко учит, оно служит в церкви и исполняет требы. Для людей неграмотных Библия не существует..." Да, учитывая общую безграмотность, до конца девятнадцатого века русские крестьяне знакомились с учением Христа только со слов приходских священников и своих старших родственников.

В 1885 году по протекции Победоносцева ректором Московской, а затем Санкт-Петербургской Духовной Академии был назначен митрополит Антоний. В период его ректорства в академии студенты активно "пошли в народ", положив начало устройству внебогослужебных собеседований в духе православной церкви на рабочих окраинах столицы. Митрополит имел репутацию либерала и обвинялся в сочувствии к революции через покровительство студентам духовных школ, замешанных в революционном движении, в том числе священнику Гапону.

Само собой, что в сфере церковной политики, влияние обер-прокурора Победоносцева было определяющим, и всячески стремилось к усилению православной религиозности в обществе. Так оживилась деятельность православных миссий внутри Империи и за границей, выросло число церковных периодических изданий и увеличились тиражи духовной литературы. Поощрялось учреждение церковных братств, восстанавливались закрытые в прежние царствование приходы, шло интенсивное строительство новых храмов и основание новых монастырей - ежегодно освящалось до двухсот пятидесяти новых церквей и открывалось до десяти монастырей. Росло число епархий и викарных кафедр.

Но не только делами церковными приходилось утруждаться обер-прокурор Святейшего Синода в эпоху, когда повсюду управление вверено было людям неспособным, чья усердная служба грозила империи организованною анархией.

В 1887 году Победоносцев непосредственно, через двух своих подчинённых, организовал в печати компанию за отставку "министра-инородца" Бунге, который был обвинён в "непонимании условий русской жизни, доктринёрстве, увлечении тлетворными западноевропейскими теориями". Новый министр финансов Вышнеградский предпринял ряд мер, направленных на защиту дворянских интересов, и в том числе стимулировал экспорт излишков хлеба и части запасов. Политика "Недоедим, но вывезем" вдвое увеличила продажи хлеба за границу и, следовательно, доходы землевладельцев.

И сильнейший неурожай в Черноземье и Поволжье в 1891-1892 годах привёл к голоду в 17 губерниях. Цензура запрещала публиковать известия о голоде, но борьба с распространением информации привела к обратному эффекту - общество было наполнено паническими слухами, представлявшими ситуацию катастрофической, а правительство - бездеятельным. Правительство безуспешно пыталось справиться с хлебными спекулянтами, пока в 1892 году на пост министра финансов не был назначен выходец из балтийских немцев Сергей Юльевич Витте.

Но голод не смог поднять крестьян на бунт, что, наряду с провалом "хождения в народ", привело врагов монархии к идее переноса революционной пропаганды в среду городских масс. Если в рядах декабристов были дворяне, а в рядах народников - разночинцы, то большинство террористов последующей революционной волны были выходцами из рабочих. Помимо этого резко изменилась и национальная принадлежность революционеров нового периода...

В 1893 году Синодом было предписано иметь во всех церквах епархий иконы святого мученика Гавриила Белостокского - ребёнка, по преданиям семнадцатого века, замученного иудеями с ритуальной целью. В 1894 году в Зверках была устроена часовня на месте хаты его отца, Петра Говделя, и был учрежден ежегодный крестный ход из Заблудова в Зверки. В 1895 году во имя мученика была освящена церковь в местечке Друскениках Гродненского уезда. Таким образом, маленький святой выдвигался в один ряд с культовыми жертвами "кровавого навета" Симоном Трентским, Хью Линкольнским и, первым подобным случаем в истории Европы - Вильямом Норвичским.

На протяжении всего девятнадцатого века в Российской Империи предпринимались попытки связать кровавый ритуал с иудеями. В уже известном нам "Мнении об отвращении в Белоруссии голода" сенатор Державин описывает первое в Российской империи официальное уголовное дело по подобному обвинению - сеннинское. Сенатор утверждает, что следствием были получены три книги, в одной из которых, якобы, было указано: "...кровь скота и зверя не вольно, только кровь человеческую, которая употребляется для пользы нашей, то можно...", а также: "с Христианином уже давно остерегали предки наши, когда мы не можем обойтиться без разлития крови, для того что о том пишет книга Тойсвюс, есть писано и в многих книгах". Якобы во второй книге, описывающей, что и в какой праздник иудеям делать и употреблять, было вырезано 12 листов из описания праздника Пейсах. И в третьей книге, якобы было изъяснено, что иудеи "кладут в свою мацу кров христианскую, и на прочее употребляется". Император Павел отверг письмо следователя, которое ему переслал Державин, и приказал сенатору оставить сенненский процесс.

В свою очередь, император Александр Первый прекратил разбирательство по Гродненскому делу и в 1817 году издал указ о запрете возводить впредь подобные обвинения на иудеев. Но с шестидесятых годов тема кровавого навета настойчиво становится предметом публичной дискуссии в российском обществе. В итоге, сторонники подобных обвинений свели тему ритуальных убийств к существованию внутри иудейства некой секты, практикующей некую устную традицию, запрещённую к записи.

Помимо неясных общественных истоков слухи питали и просчёты официальных властей. Так при Николае Первом в 1831 году было возобновлено закрытое при его отце велижское дело, и почти все сенаторы Второго отделения V департамента высказались в пользу обвинения. Далее в общем собрании ΙV, V и Межевого департамента Сената все сенаторы признали подсудимых заслуживающими кары. Известие ο велижском процессе и его направлении быстро распространилось в губернских бюрократических сферах, и вскоре были возобновлены в Вильне и Гродно старые дела, а также и то дело, по поводу которого состоялся высочайший указ Александра Первого не обвинять иудеев в ритуальных убийствах.

При Александре Втором итоги следствия по саратовскому делу были внесены в Государственный совет, который двадцатью двумя голосами "за" и двумя "против" утвердил резолюцию: "В совокупность всех вышеизложенных улик, относясь непосредственно к самому факту обрезания, истязания и убийства мальчиков и не допуская ни малейшей возможности сомневаться в вине подсудимых Юшкевичера, Шлиффермана и Юрлова, по силе закона (Св. Зак. 1857 г. Т. ХVЗак. о судопр. по преступл. и проступк. ст. 308), составляет совершенное доказательство к изобличению их в означенном преступлении". На резолюции Государственного совета от 30 мая 1860 года дальновидный император Александр Второй крайне недальновидно написал против заключения двадцати двух членов "и Я", собственноручно утвердив обвинительное заключение, которое не было квалифицировано как "ритуальное", лишь потому, что существующее тогда законодательство не знало такого понятия. Да... Цивилизованное общество не могло иметь ничего подобного, но согласно Библии, а также греческим и римским источникам, принесение детей в жертву практиковалось на Ближнем Востоке. Принести своего сына в жертву пытался Авраам...

Профессор держал в руках небольшую книгу в тёмно-серой обложке.

- Это уникальная библиографическая редкость, одна из немногих сохранившихся публикаций - Владимир Даль "Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их: напечатано по приказанию г. министра внутренних дел". Санкт-Петербург, 1844. Брошюра была издана тиражом в 10 штук для узкого круга лиц.

15
{"b":"586812","o":1}