ЛитМир - Электронная Библиотека

Владимир Иванович Даль - военный врач, историк и филолог, автор всеобъемлющего словаря русского языка, над которым он работал 53 года. Сын обрусевшего датчанина, которого ещё императрица Екатерина II, пригласила в Петербург на должность придворного библиотекаря.

Так вот, о просчётах... В ходе работы комиссии по крестьянскому вопросу министр внутренних дел Перовский поручил Далю провести исследование, итогом которого в 1844 году стали две записки "О скопической ереси" и данное "Розыскание", в котором автор приводит 134 случая кровавого навета и подробно рассматривает уже упомянутое велижское дело. В заключение своей работы автор утверждает, что "изуверный обряд этот не только не принадлежит всем вообще евреям, но даже, без всякого сомнения, весьма немногим известен" и "существует только в секте хасидов или хасидым, как это объяснено выше секте самой упорной, фанатической, признающей один только Талмуд и раввинские книги и отрекшейся, так сказать, от Ветхого Завета".

Не стоит приводить кровожадные подробности этих ритуальных людоедств, дабы не лить воду на мельницу тех, кто стоит за спинами несчастных исполнителей... Да, да, все пострадавшие по этим обвинениям иудеи - несчастны, хоть и бессердечны, потому что они тоже принесены в жертву. Я поясню...

Автор записки задаётся вопросом: "Какому же обстоятельству приписать возобновляющиеся по временам случаи мученической смерти младенца, рассудительно и осторожно замученного до смерти, если обвинение несправедливо? Какую можно придумать причину или повод для такого злодейского истязания ребенка, если это не изуверство?" Даль сталкивается с общепринятой туманной неопределённостью: "Как объяснить, что бы могло побудить кого бы то ни было к такому бессмысленно-зверскому поступку, если это не какая-нибудь таинственная, каббалистическая или религиозно-изуверная цель?". Автор пытается разобраться: "Почему это всегда дети христиан? И, наконец, почему случаи эти всегда бывали исключительно во время или перед самой Пасхой?" и приходит для себя к ответу: "Составитель записки сей лично знал в западных губерниях наших учёного и образованного врача, еврея, который в откровенном разговоре, глаз на глаз, об этом предмете сам сознавался, что обвинение это, без сомнения, основательно, что есть ж-ды, которые в изуверстве своём посягают на такое возмутительное злодейство, но утверждал только, что это не есть обряд собственно еврейский, а вымысел выродков человечества. В С.-Петербурге служит и теперь ещё крещённый, учёный еврей, который с полным убеждением подтверждает существование этого обряда не в виде общем, как он выражается, а в виде исключения, но он в то же время отказывается засвидетельствовать это где-нибудь гласным образом, потому что конечно, не в состоянии доказать справедливости слов своих и даже боится мщения богатых евреев, коих происки достигают далеко и которые сочли бы подобное обвинение общим поруганием израильского народа и личным для себя оскорблением".

Но это лишь половина пути, и дальше наш добросовестный исследователь не заглянул. Но мы зададим другие вопросы... Почему ни одно из тел не было закопано, или как-либо укрыто? Лечицкий процесс - труп ребёнка найден под кустами в лесу, сенненское дело - в стороне от дороги, гродненское дело - на поле в окрестностях города, велижское дело - за городом, телишевское - в поле, минское - в незапертом сарае, саратовское - оба тела найдены на островах Волги, сурамское - в лесу, кутаисское - вблизи деревни, тисаэсларское дело - тело извлечено из реки. А ведь почти все подобные злодейства обнаруживались именно оттого, что истерзанные трупы бросались в глаза первому прохожему.

Почему в подобных преступлениях в качестве помощников привлекались "падшие христиане" - пьяницы, бродяги или блудницы? А ведь именно эти, самые ненадёжные сообщники, каких только можно себе представить, впоследствии сразу признавались на следствии и давали показания на иудеев.

Далее... Обратите внимание на оправдания обвиняемых иудеев по велижскому делу. Берлин объявил, что погреба у него в доме нет - но их нашлось два. Приказчик и кучер утверждали, что никуда не ездили, и что у них даже брички нет - но она обнаружилось на дворе. Зуся Рудников уверял, что даже не слыхал о происшествии, о коем толковали в Велиже три года на всех перекрестках. Абрам Кисин сказал, что ничего не слышал о происшествии, а потом был уличён, что по этому же делу допрашивался при первом следствии, три года назад; сказал, что вовсе не родня Берлиным, тогда как состоял с ними в близком родстве; сказал, что блудницы Терентьевой не знает вовсе, и был уличен, что знает её давно. И, наконец, когда Езвик Цетлин ото всего отрекался, и Терентьева, уличала его, то он отвечал: "Я не говорю, что правду говорю, а говорю только, что ничего не знаю и ничего не видал". Обратите внимание - только отрицание, отрицание, но не ложью.

Вдобавок ко всем перечисленном странностям - характерный уникальный способ убийства и привязка к определённой дате.

В наиболее подробно расследованных случаях выяснялось, что добытую кровь куда-то отправляли: вилежское дело - одну бутылку с кровью в местечко Лёзну, а саратовское дело - две бутылки с кровью, якобы, предназначались Любовичскому раввину. Любавичи - это же Могилёвская губерния! Тысяча вёрст от Саратова... Маленькое местечко, но крупнейшая ярмарка в своём регионе с оборотом более миллиона рублей. В Любавичах находятся могилы цаддиков из династии Шнеерсон, а могила МенахемаМендла бен Шолома Шахны является местом паломничества. Святой город Иеговы и раввинов... А Лёзна? Не в этом ли местечке Державин встречал Зальмана Броховича?..

Да, Эрнст Вольдемарович, за этим безумием стоит метод - способ достижения некой цели. Все злодеяния совершались по определённым правилам, заранее обрекавшим преступников на разоблачение. Что это за правила? Читаем у Даля: "Итка Цетлин в нескольких записках писала: "Худо будет, но можно жертвовать собою для прославления Божьего имени". "Езвик Цетлин сказал: "что вы меня спрашиваете - в России всякая вера терпима". "Бася Аронсон сказала: "я не такая набожная, чтобы мне быть при таком деле". Следовательно, она смотрела на истязание христианского мальчика, как на богоугодное дело".

Автор прав - несчастные преступники были "обязаны делать это по своей вере" и воспринимали всё происходящее, как своё высокое религиозное послушание.

Но они шли на страх ещё и потому, что был шанс на спасение - читаем у Даля: "Хаим был уже под судом в 1806 году, с другими евреями, по подозрению в истязании и убийстве мальчика помещика Мордвинова; по недостатку улик, дело предано было воле Божьей", "Оказалось, что Блюма в числе других подозревалась в 1821 году в убийстве Христины Слеповронской, также замученной в ж-довской школе". Влиятельные светские евреи, естественно, были вынуждены всеми силами и средствами спасать сородичей, чтобы не потерять своё место в обществе. Яркий пример - действия британских евреев во время Дамасского и Родосского дел.

Но были и такие, кто рассказывал о существовании "догмата крови" открыто... Даль пишет: "В начале сей записки было показано, что многие обратившиеся евреи действительно сделали то, чего по справедливости можно было от них ожидать; таковы, например, бывший раввин, монах Неофит, бывший раввин Серафинович, Паздзерский, Киарини, Пикульский, Савицкий, Грудинский и другие, о коих говорено выше", но автор, как и большинство, думает, что все перечисленные им были отступниками, раскрывшими сакральную тайну своего народа. Он ошибается... Например, зачем четыре года назад еврей Арнольд Цвейг написал драму "Ритуальное убийство в Венгрии" по материалам тисаэсларского дела? Нет, Эрнст Вольдемарович, все эти "откровения" - целенаправленное формирование общественного мнения.

В Европе обвинение евреев в использовании крови христиан для приготовления мацы стало основой христианского антисемитизма в средние века. На Ближнем Востоке кровавый навет также прочно укоренился в сознании христианских общин. Кровавый навет был известен в Византийской империи, а после её захвата Османской империей случаи обвинений в ритуальных убийствах распространились в Греции.

16
{"b":"586812","o":1}