ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Всепоглощающий огонь
Богатство. Психологические рисуночные тесты
Как найти королеву Академии?
Путь офицера
Возвращение
Наследник черного престола
Чего хотят мужчины
Самые невероятные факты обо всем на свете
Радиевые девушки. Скандальное дело работниц фабрик, получивших дозу радиации от новомодной светящейся краски
A
A

— Ты же не можешь влюбить в себя человека, капая ему на мозги.

Он коротко и печально улыбнулся.

— Ага, я заметил.

Мы шли мимо практически идентичных пиццерий Джордж-стрит в не слишком уютной тишине. Пожалуй, хорошо, что мы в этот момент находились не в Праге, Венеции или Париже.

Наконец Тоби дернул меня за руку.

— Просто ты разрешил себя мацать всю дорогу в поезде, хотя по виду уже готов был концы отдать, а потом еще и сказал вот то про жизнь, как будто прямо с души срезал и только для меня. И у меня на это сердце стало такое большое, тяжелое и типа мягкое, как губка, что думал, оно натурально взорвется, если не скажу, что люблю тебя. Разве ты никогда ничего похожего не чувствуешь, хоть чуть-чуть?

— Я… Не знаю. — Ответ труса. Да еще и лживый.

— Понятно.

Господи, это же его голос сломленного подростка.

— То есть да, что-то в этом роде. Немного. То есть я бы это назвал по-другому. Не любовь. Просто счастье и… и влияние момента.

— А это, чувак, — торжествующе сказал Тоби, — уже семантика.

Я пихнул его и его улыбающуюся мордашку в двери торгового центра, и мы поднялись на эскалаторе до отдела косметики. Духи и одеколоны были расставлены по длинным, ярко освещенным рядам и разделены по маркам.

Тоби повернулся ко мне с растерянным взглядом.

— Я даже не знаю, с чего начинать.

Честно говоря, я тоже не знал, но все равно зашагал вперед, как бывалый, и вскоре мы забыли о всяком стыде и хватали любые попадавшиеся под руку вычурные флаконы, прыскали, нюхали и пререкались. Тоби неизбежно тянуло на тяжелые древесные запахи, которые — на что ему хотя бы хватало сознательности признать — для него совсем не подходили.

— Я себя в голове вижу другим, — объяснил он, нехотя возвращая на полку что-то, источавшее ароматы сандалового дерева и кедра. Поднявшись на цыпочки, он ткнулся носом мне в шею и глубоко вдохнул, пока я не отодвинул его на случай, если увидят, как мы тискаемся, словно подростки, посередине торгового центра. — А у тебя какой парфюм? Он мне нравится.

— Э, никакой. Просто мыло и естественный запах. — Я сунул ему ближайшую бутылочку, надеясь отвлечь. После немилосердных знаков внимания в поезде я… остро на все реагировал. — А что насчет этого? Cool Water.

Он вытянул руку и указал на ненадушенное место на тыльной стороне запястья. Мы повторили уже знакомый ритуал «пшикнуть-потрясти-подождать-понюхать».

— А знаешь… — По мне прокатились удивление и облегчение, вместе с мятой, цветком апельсина и сандаловым деревом. — …он довольно приятный. Ненавязчивый.

— Слушай, ты вот, значит, каким меня видишь? Довольно приятным и ненавязчивым?

— Хорошо, тогда как насчет этого?

Да, ребячество с моей стороны, но я все же подал ему тестер Princess от Веры Вонг в его сиреневом хрустальном флаконе в форме сердца.

Тоби со смехом протиснулся ближе к полке, словно собираясь вернуть туалетную воду на место, но в последний момент развернулся и окутал меня облаком липко-сладкого тумана с запахом сахара и цветов.

— Ах ты гад.

Тоби не потрудился даже изобразить раскаяние, только послал мне воздушный поцелуй и исчез в следующем ряду. Вскоре мы растеряли все обоняние и память о том, что успели перенюхать. Мы опьянели от ароматов, и нас неудержимо тянуло хихикать.

— Мне какой-то из этих нравился… точно нравился… — Тоби водил носом по руке как самый нестандартный дешифратор в мире. — Eternity, что ли?

— А не тот от Живанши?

— Неа, ты сказал, что он пахнет, как будто я валялся на полу в общественном туалете, и сердобольный уборщик полил меня хлоркой.

— Точно. Э-э, а что насчет Cool Water?

— Ну не хочу я пахнуть довольно приятно и ненавязчиво! — взмолился он. И я вдруг снова обнаружил себя заходящимся от смеха.

— Поверь мне, тебе это не грозит.

У нас закончился Тоби, поэтому следующий флакон я пшикнул на свое собственное запястье. Для меня запах был слишком сладким — цветочным, но не женским, верхние ноты казались более глубокими из-за древесных нижних, которые так нравились Тоби, они балансировали аромат и придавали ему неуловимый оттенок маскулинности.

— Тоби, этот.

Я подставил ему руку, и он сделал вдох над пульсирующей венкой, прикрыв глаза, чтобы лучше разнюхать. Что почему-то показалось невероятно чувственным, хотя меня Тоби даже не коснулся. Я, кажется, резко вздохнул. Наконец он поднял голову.

— Да, этот.

Я мазнул ему по шее, чтобы убедиться, что не возникнет аллергии, но все было нормально. Запах подошел Тоби идеально — сладкий, но и темный и пряный. Я воровато огляделся и быстро тюкнул его губами в губы.

— Лори, ты же в курсе, — сказал он, когда мы отстранились друг от друга, — что акт о половых преступлениях приняли еще в шестидесятых[23], да? Нам уже можно.

Я покраснел. По правде говоря, мы с Робертом никогда особенно не демонстрировали наши симпатии на публике. Но с Тоби я был жадным до прикосновений. Жадным и дурашливым, будто нас не разделяли годы. Пытаясь как-то себя отвлечь, я схватил самый большой флакон Burberry London и завертел головой в поисках кассы.

— А… Это… — Тоби нервно замахал руками. — Я не… Не надо… Вот маленький лучше.

— Я заплачу.

— Не, так не пойдет.

— Почему?

— Ну… потому что у меня совсем мало денег, и я не могу…

— Тогда тем более имеет смысл заплатить мне, разве нет?

— Наверное… — Он поковырял пол носком кеды, засунув руки поглубже в карманы и спрятавшись за безнадежно закрывшей глаза челкой. — Это. Спасибо. Мне еще никто… э-э…

— Потом сочтемся. — «О господи, что я несу?» — То есть, не в проституточном смысле.

— Я не против. — Его глаза блестели не хуже окружающих нас флаконов. — Это даже заводит.

— Так, все, я тебя не слушаю и вообще иду на кассу.

Он пододвинулся слишком близко, толкнув меня бедром.

— Так что, я как будто твой альфонс теперь?

— Тоби, прекрати.

Он все еще хихикал, когда мы подошли к кассе. Я поставил на прилавок коробку и полез за бумажником.

— Только это, пожалуйста.

К моему удивлению, кассир — красивая молодая девушка с мягкими карими глазами — встретила нас улыбкой. Тронутый и слегка смущенный, я улыбнулся в ответ.

— Эй, — снова подпихнул меня бедром Тоби, — Спасибо, правда.

— Папа у вас очень щедрый. — Слова кассирши трепыхались в тишине как медуза.

Я почувствовал, как одубели приподнятые уголки рта.

— Да вы что! — А Тоби-то засмеялся. — Он мне не отец! Он мой паре… э-э, любовник.

Я уже начал думать, что не стоило так категорично возражать против парня. «Любовник» звучит особенно подозрительно, когда стоишь с протянутой кредиткой.

И Тоби на этом не остановился.

— Ему тридцать семь, а мне девятнадцать, так что он, конечно, технически мог бы быть моим отцом, но тогда бы получалось, что меня заделали в безответственно молодом возрасте.

Кассовый аппарат зажевал чек, и я яростно прожигал его взглядом, потому что улыбками нас больше не одаривали.

— И потом, — подытожил Тоби, — он гей. Так что. Нет.

Казалось, что в моем словарном запасе осталось только «заканчивай и бегом отсюда», но тут я раскрыл рот и услышал, как собственный голос произносит:

— Не стоит делать оголтелых суждений, Тоби, это грубо. А если б я тебя зачал с лесбиянкой?

Я убрал бумажник, взял пакет с туалетной водой и направился к выходу с крепко прижавшимся ко мне Тоби. Этот абсурдный мальчик еще и за руку бы взялся, наверное, если б обе они не были заняты.

В колледж я повел его живописной дорогой — по Брод-стрит, не через Корнмаркет. По обе стороны от нас возвышались золотистые башенки, а горизонт был полон шпилей и куполов.

— Что, до сих пор в себя не придешь? — спросил Тоби.

Секунду помедлив, я кивнул.

— А ты не можешь просто… посмеяться? Это ведь ерунда.

Ему легко говорить.

— Понимаешь, она же права. Я действительно гожусь тебе в отцы.

49
{"b":"586833","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Магия зеркал
Правила кухни: библия общепита. Идеальная модель ресторанного бизнеса. Книга 1: Теория
Квартет Я. Как создавался самый смешной театр страны
Опасное лето
Берсерк забытого клана. Книга 1. Руссия магов
Внутренний огонь
Да не опустится тьма!
Хищные птицы
Самая страшная кругосветка