ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Научному репортеру INN показалось, что первой ночи на борту «Эксплорера» не будет конца. Каждое движение дирижабля, каждое изменение в его звуке и скорости вызывали у него приступы тошноты. Он испытывал легкую тошноту на катерах и в подводных лодках — но угодить в самолет или в вертолет всегда было для Ника кошмаром.

Обычно его рвало, пока ничего в желудке не оставалось — и затем его вырывало в заключение еще немного. Именно это и произошло на «Эксплорере». Наконец, Ник сдался и пошел к доктору Грейс, бортовому врачу.

Врач понимающе усмехнулась, после того как Ник описал свои симптомы. И вдруг, в тот самый момент, когда Ник подумал, что ему, возможно, нужна какая-то психологическая помощь — он зря надумывал, что его проблема обусловлена какой-детской травмой — доктор Грейс приставила к руке репортера шприц-пистолет и нажала на курок.

«Ой-ёй-ёй!», вскричал Ник. «Зачем вы это сделали?»

Женщина улыбнулась ему. «Я только что ввела вам большую дозу нового противорвотного препарата».

«Да?», спросил в ответ Ник.

«Да, я просто лечу вас от морской болезни укачивания», объяснила доктор Грейс.

«Но я не страдаю от укачивания», возразил он. «Я страдаю от фобии перед авиаперелетами!»

«А что, у вас разве учащенное сердцебиение? Затрудненное дыхание? Потные ладони?», протараторила врач. Ник всякий раз качал головой.

Доктор пожала плечами. «Тогда у вас укачивание, воздушная и морская болезнь», заявила она. Она подошла к алюминиевому шкафу и открыла его. «Я дам вам пластырь, прилепите его за ухом», сообщила она ему. «Этот пластырь будет пропускать в ваш организм противорвотный препарат, в контролируемой дозировке. И ваша „фобия к полетам“ за несколько дней пройдет».

«Так и случилось», радостно подумал Ник. Он встал из-за своего компьютера и размял затекшие мышцы. Затем он подошел к окну своей каюты и посмотрел на темнеющее небо и чернеющий внизу океан.

«Пойду-ка пройдусь на смотровую площадку», со счастливым видом решил он…

Субботний концепт #7 — Shazoo:

* * *

«Подай-ка мне тот гаечный ключ, Питер», попросил Нед Лэндсон, протянув грязную руку к носу юноши. Питер Блэкуотер вздохнул и поднял тяжелый инструмент из ящика, стоявшего у него в ногах. Он положил его в ладонь Неда.

«Спасибо», пробормотал Нед, поворачивая болт, крепивший вертикальное килевое оперение к фюзеляжу уже частично собранного «Мессершмитта-XYB».

Хотя сферой интереса Питера была ботаника, а Нэда — океанография, оба молодых человека буквально влюбились в конфигурации этого великолепного летательного аппарата. Построенный немцами, XYB сочетал в себе умение вертикально взлетать и садиться, свойственное реактивным самолетам Харриер, с пассажировместимостью вертолета. Результатом стал небольшой компактный самолет с широким корпусом и короткими куцыми крыльями, способный перевозить восемь человек с пилотом.

Назначением XYB являлась перевозка пассажиров из ангара, встроенного в центральный корпус дирижабля, вниз на землю, и дирижаблю при этом не нужно было швартоваться. И в этой поездке этот экспериментальный СВВП — самолет вертикального взлета и посадки — должен был использоваться в качестве прославленного лифта.

Но «Мессершмитт-XYB» развивал максимальную скорость 200 миль в час, а дальность его полета составляла около 200 км! К сожалению, XYB потреблял столь чудовищно много топлива, что его можно было использовать только в исключительных условиях, а не для дальних полетов.

Но на самом деле, XYB вообще не использовался в этом путешествии, как и многое другое на борту «Дестини Эксплорер», так как подготовка его еще не была завершена. И в любом случае, XYB сохраняли для Антарктиды, где наземные команды обслуживания и посадочные мачты не всегда будут доступны.

«Готово», объявил Нед, выпрямившись и стирая смазку с лица. «Кажется, левый задний стабилизатор мы установили».

Питер Блэкуотер лишь отчасти понимал то, что занимался Нед, но ему нравилось работать с парнишкой из Флориды. Нэд же, напротив, уже имел раньше дело с лодочными моторами и даже самолетами — предприятию его отца, занимавшегося спасательными операциями в океане, принадлежали два вертолета Bell. Нэд увидел в XYB возможность повозиться с новой техникой.

А Питер видел в этом возможность поработать поблизости от Шелли Таунсенд. Она присоединилась к ним уже на другой день после того, как они начали работать над XYB. Молоденький эскимос был ею сражен. Он никогда прежде не встречал никого похожего на старшего помощника капитана «Дестини Эксплорер». Она была милой и приятной, знакома со всеми естественными науками — и она даже умела управлять этим огромным дирижаблем! Шелли была старше Питера и совершенно была не похожа на девочек у него на родине, в маленькой деревушке на Аляске.

Где-то в глубине души Питер понимал, что вспышка его пылкой влюбленности в Шелли была наивной, бессмысленной и нелепой, но пока что он был доволен тем, что находится рядом с ней, всякий раз, когда такая возможность у него появлялась. И вообще-то Питер был расстроен тем, что Шелли сегодня вечером в ангаре не появилась.

Он недоумевал, где она и что она делает.

«Отлично», объявил Нед, вытирая руки о свой комбинезон, «думаю, на сегодня мы закончили, пойду приму душ. А ты чем будешь заниматься, Пит?»

«Не знаю», пожал плечами Питер, понимая, что вряд ли он увидит сегодня Шелли. «Может быть, проверю, как там мои растения. Семена, которые я на пробу посадил в лаборатории, только что начали прорастать». pilot:

* * *

Капитан Джек Долан захлопнул потрепанный журнал записей, лежавший у него на коленях. Он бросил его поверх нескольких других, которые были разбросаны у него на столе вместе с какими-то картами с пометками от руки на них — картами области Антарктиды, известной как Земля Уилкса.

Затем Джек Долан устало выключил настольную лампу и потер уставшие глаза. Он не стал складывать карты — он сможет сделать это утром. Но оставалась еще одна, последняя обязанность, которую он должен был выполнить перед сном.

Погладив бороду, Долан нажал на кнопку внутренней селекторной связи на прикроватном столике.

«Мостик, Гиверс», быстро ответил ему второй помощник капитана Гил Гиверс.

«Есть что-нибудь, что мне нужно знать?», спросил Долан.

«Международный аэропорт Джексонвилль просил нас подняться на высоту в четыре тысячи футов», ответил Гиверс. «И мы уже скоро пролетим военно-морскую базу Мэйпорт — флотские были так любезны и предоставили нам полный допуск».

«Хорошо, Гил», сказал Долан. «Доброй ночи. Я сменю тебя в шесть утра».

«Спокойной ночи, капитан», сказал Гиверс, отключаясь.

Но каким бы уставшим он ни был, Джеку Долану в ту ночь не спалось. Он ворочался на узкой койке, мысленно прокладывая курс над Антарктидой и задавая себе вопросы, что же он там обнаружит.

И прибудут ли они туда вовремя.

Затем, со вздохом, Долан поднялся с койки и снова сел за стол. Он включил свет и погладил надпись, нанесенную от руки на обложку одного из потрепанных дневниковых журналов.

Четким, аккуратным почерком давно пропавшего без вести его зятя на ней были написаны слова:

«Научный журнал д-ра Александра Кеммеринга».

Суббота, 2 декабря 2000 г., 13:15, Палуба грузового судна «Везучий Динго», Японское море, 55 миль от побережья области Килху, Северная Корея.

«Такой прекрасный день, а капитан наш чем-то обеспокоен сегодня», заметил седой старик по прозвищу «Китаец Билл», щурясь на палубу, окружавшую капитанский мостик старого, уже изрядно потрепанного грузового судна.

«Ну какой есть — такой есть», согласился Сингх. Небольшого роста человек в белой чалме едва оторвался от того, чем занимался. Он продолжал мыть палубу старой шваброй, которая видала лучшие времена.

Драивший палубу вместе с другими юноша по прозвищу Келли прислушивался к своим товарищам, все еще пытаясь вписаться в коллектив. Он еще не успел привыкнуть ни к работе, на которую он был вынужден согласиться в силу обстоятельств, ни к грубым и настырным мужикам, вместе с которыми он совершал это плавание.

24
{"b":"586857","o":1}